А по документам у них все замечательно!

Полгода назад мы рассказали историю тюменской многодетной матери Жене Новопольцевой, которая родила двойняшек после нападения не очень адекватной соседки. Это седьмой и восьмой ребенок в семье.

IMG_6554

На момент трагедии Женя с мужем и пятью старшими детьми проживала в ветхом бараке на ул. Морской. Старшая дочка ее уже несколько лет живет в семье бабушки, и это сейчас – одна из главных проблем Жени.

— Она предложила забрать дочку на время, чтобы мне проще было с маленькими, и я, наивная дура, решила, что мать впервые в жизни хочет мне помочь… Сейчас я уже точно знаю, что это было сделано исключительно с меркантильными целями: бабушка получает на ребенка опекунское пособие, при э том особо внучкой не занимается – мы регулярно общаемся с руководством школы, где учится Диана, мне рассказывают, что она скатилась на двойки и тройки и мечтает не о профессии, а о том, чтобы «выйти замуж за богатого дурака». Мать моя заявила, что собирается «терпеть ее выходки» до 18 лет – пока есть экономический смысл, а потом выгонит ее обратно…

Сейчас появилось хоть, куда выгонять. Благодаря усилиям нескольких общественных организаций, активному вмешательству СМИ и уполномоченному по правам ребенка в Тюменской области Галина Калюжной, в начале марта семья Жени получила новую квартиру. Из расчета «квадрат за квадрат». Всего 40 кв. м взамен барака. На 8 человек (по документам – 9, потому что прав на старшую дочь Женя не лишена, другого жилья по документам у девочки нет, и она имеет право на свои метры). Правда, в новом доме в районе пос. Нефтяник.

— Легче, конечно, что тепло, что туалет в доме, а не на улице. Но мне самой тяжело. Не могу привыкнуть. В своём районе все равно среди людей жила, а здесь как в мешке каменном. Мне воздуха не хватает, кирпич не дышит. Проветриваю по пять раз квартиру, но все равно душно. Не могу без дерева. Сейчас теплее будет, уйду на балкон спать. Привыкла в бараке к топанию соседей, их ночным гуляниям. А здесь тишина звенящая. Соседи хорошие. Через стенку пожилая пара живёт. У них 10 взрослых детей. Мне повезло. С другой стороны семья с ребенком. Друг другу не мешаем. Наверху над нами молодая девушка с мужем и двумя детишками. Я иногда слышу топоток их младшего, сразу улыбка до ушей.

По закону, раз барак не был приватизирован, и семья стояла на очереди как малоимущая, должны были дать квартиру по социальной норме. Но…

— Расширение нам не дают, говорят: «Ждите очередь». Я в апреле опять пойду в суд по поводу расширения. Бараки так и стоят  люди живут. Нам повезло раньше вылезти из этого болота. Не думаю, что нам «светит» расширение. Дали же хоть что-то? А сейчас вон один дом рухнул, еще сколько в аварийном состоянии… Их тоже куда-то селить надо…

Интернет-знакомые активно предлагали Жене переезд в другие регионы. Самым заманчивым показался Сахалин: там с такой кучей детей и квартира положена нормальная, и даже машина за счет государства. Но климат, конечно, не тот, и с работой вопрос сложный…

— Здесь тоже не все просто, но муж без работы никогда не сидел. Сейчас вот его на прошлом месте по деньгам обманули – вышел на новое место, на мебельную фабрику. А новый год как встретили – лучше не вспоминать… Хозяин все свалил на кризис, плюс там многие работали без официального оформления («не хочешь – не работай!») вот и сидели на бобах… Памперсы купили, молоко детям купили – и все… Подруги вот из другого города прислали вещи детям и чуть-чуть денег – так пошли хоть матрас надувной купили, чтобы на голом полу не спать. У детей все было, а у нас ничего…

Отпускные мы получили через месяц после увольнения. На новой работе мужа уже поставили бригадиром. Зарплата стала повыше. Работает сдельно.

Дети, которые родились очень недоношенными (на 30-й неделе), и про которых врачи поначалу даже говорили много нелестного, не только выжили, но и почти догнали по нормам развития своих ровесников.

— Весят по 7,5 кило, уже ползают, держат соски и бутылочки. Играем игрушками. Ярик вечно игрушки у Мирика отбирает, а Мирик за это у Ярика уши любит грызть. Щипают друг друга. Потешные такие. Ярику нужно было делать операцию, вырезать паховую грыжу. Но хирург недавно смотрел и сказал, что у нас все грыжи у обоих прошли. Диагнозы все уходят. Детки крепкие. Хорошо знают свои имена. Все толпой только и крутимся у их коек. Они одиночества не любят. Мирик любит слушать классическую музыку, засыпает под неё.

Проблемы, конечно, есть. В подъезде есть съемная квартира, где живут цыгане. К ним постоянно ходят неясные личности, которые ищут «закладки». Жители дома на общем собрании сотворили подписной лист, чтобы это прекратить, чтобы власть обратила внимание. Удастся ли – вопрос. Исходя из своего опыта общения с полицией, Женя качает головой: и ничего не делать нельзя, и верить в то, что все получиться – наивно.

— Я ж ходила в наш отдел полиции на Ватутина, когда соседка на меня напала первый раз за ту беременность. Там сделали все, чтобы я не оставила заявление. Сначала начальник при мне долго говорил с родней по телефону о какой-то рыбной ловле, потом выяснял, зачем это мне все надо, и в итоге выдал: «А почему это ты живешь на моей земле – а я о тебе ничего не знаю?!» Я прямо не нашлась, что ответить! Как это – на его земле? Ну, и может к лучшему, что не знает? Была бы я убийца или грабитель – наверное, он бы меня знал! В итоге меня увели в отдел к какому-то сотруднику, который нарочно долго возился с бумагами, я ведь им сказала, что мне надо за детьми в школу ехать. И дотянули до того, что я вынуждена была уйти…

В итоге у полиции, конечно, стало меньше на одно сложное дело. А у медицины – на три сложных пациента больше. Как знать, если бы тогда люди в форме как-то повлияли на активную соседку, она бы не напала на беременную женщину…

— А у нас все по документам хорошо. У «скорой» тоже выходит, что они не час до нас ехали – а 15 минут…

В планах у Жени, если не получится добиться квартиры нормального размера – переезд в деревню, покупка дома за «материнский капитал».

— Хотим выйти на самообеспечение. Для этого нужны станки. Попробуем купить. Остальное муж на коленке сделает. Мебель собирать, кухни, шкафы. В деревнях тоже люди мебель покупают. А скотину по мелочи сами купим. Дети растут. Бригаду мужу я родила. Пять мужичков дома. Чем в городе болтаться, лучше в деревне своё что-то делать. Так что времени у нас мало раскачиваться. А то прирастем здесь, тяжелее будет уехать…

Хочется, однако, сказать о том, что государство по отношению к этой семье выполняет далеко не все свои обязательства, закрепленные конституцией.

Например, когда бабушка продавала квартиру, где имели доли Женя и старшая дочь – Женя от доли отказалась в пользу мамы, а вот дочке бабуля нотариально пообещала долю в новом жилье. Сейчас бабушка живет во вполне сносном доме в пригороде – но доля девочке до сих пор не выделена, и ни один специалист опеки, которая много лет «держит на контроле» семью, этой темой не озаботился.

Также можно привести немало примеров, когда семьи стоят «на расширение» годами и десятилетиями, и в итоге выбывают с очереди, потому что бездетным уже пенсионерам квартиры не положены.

Куда-то в другую сторону у нас уходит якобы социально ориентированный бюджет области…

Елена МАЙСЮК

4 комментария

  • Вот интересно, а зачем люди столько детей рожают? Чтобы «бригада» у мужа была? Или сразу рассчитывают на помощь государства?

    • Мышь Мышь:

      Чтоб не услышать дурацкий ответ, не задавайте дурацких вопросов

      • Долгожитель Хаты Долгожитель Хаты:

        Это далеко не дурацкий вопрос. 25 лет планомерного вбивания политики бездетности и похеривания семейных ценностей, чтобы жить в своё удовольствие «потребителя», дают результаты — выросло поколение с совершенно устойчивыми взглядами, что от детей одни проблемы и никакого счастья.
        Товарищ обозвал себя Максимом. Да и вряд ли кто-то из представителей других национальностей стал бы такой вопрос задавать.
        Русский народ доживает последние 20-30 лет.
        С Победой!

        • российская лиВерота она такая чванливая в своей исключительности, что искренен не понимает, как это много детей в семье… а кто ж тадЫ будет папиной дочкой/маменькиным сынком? так и до пропажи -любимой женщины хана, недалеко!
          кстати долгожитель, этот тренд заложили еще комсучьи мажорики в совковых гаремах, ну а продолжает (в данном случае) местная единорастка! у которой гоняет на роликах этот великовозрастный оболтус, именно за счет распила помощи на многодетные семьи…

Добавить комментарий

Войти с помощью: