Слово о становлении речного судостроения в Тюмени

На территории современного района Мыс тянутся 40 с лишним улиц и переулков. Тобольский тракт, плавно вытекающий из улицы Дружбы рядом с лесопарком имени Ю. А. Гагарина, делит территорию Мыса на две заметно неравные части: большую – от тракта до берега Туры, и малую – от тракта до обводнённого карьера рядом с корпусами Колледжа водного транспорта. Если не брать во внимание крупнейшую магистраль этой части города – Тобольский тракт, а также не принимать всерьёз улицу Тимофея Чаркова, выступающую чёткой границей Мыса с востока, юго-востока и северо-востока, то самой длинной мысовской улицей будет улица Кулибина.

На месте этих новостроек и чуть дальше располагался завод Г. Гуллета

Начинается она возле Гагаринского парка и тянется почти 2 километра до самых восточных окраин района. Судоремонтная – вторая среди малых и средних улица Мыса по протяжённости, уступающая предыдущей какую-то сотню метров. Район Мыс получил своё название от одноимённого рабочего посёлка, сформировавшегося здесь одновременно с образованием в советское время Тюменского Судостроительно-судоремонтного завода, а тот – на основе названия располагавшейся в этих местах древней деревеньки под названием Мысовская. На данной территории издавна стоял чрезвычайно много значивший для развития города и региона промышленный объект. Судостроительный завод, основанный купцами из Нижнего Новгорода и Белёва.

Сложно сказать, могло ли получиться у нижегородских промышленников Ивана Колчина и Устина Курбатова развить должным образом своё дело в Тюмени без помощи кого-то со стороны. Ведь сам Колчин не появлялся на тюменской земле ни разу, да и его компаньон не проживал здесь постоянно, разрываемый пароходными делами на Каме, Волге, Туре, Тоболе и некоторых других реках. Человеком, взявшимся с их подачи за судостроение на тюменской реке стал И. И. Игнатов, которого, вероятно, больше кого-либо интересовало налаживание регулярного (профессионального, как сегодня любят говорить) судоходства на путях Обь-Иртышского бассейна. Но для реализации желаемого был необходим крупный завод с многочисленным персоналом, состоящим из обученных инженеров, механиков, других рабочих высокой квалификации. Стоит отметить, Иван Иванович Игнатов тоже не являлся коренным тюменцем. На момент строительства первых цехов “Жабынского завода” возле деревни Мысовской он не проживает в первом русском городе Сибири и пяти лет.

Будущий пароходный магнат, один из инициаторов строительства первого тюменского водопровода, первого в городе элеватора, создатель первой в Тюмени электростанции родился в 1833 году в старинном торговом городе Белёв, что на реке Оке, почти в её верховьях. С юного возраста Иван Игнатов занимается торговлей, постепенно выбиваясь в ряды сначала успешных торговцев, а затем купцов 1-й гильдии. Однако постоянно мелеющая Ока не обещала ярких перспектив в его делах. Объемы торговли в городе упали. Из-за участившихся сбоев в перевозке грузов водным транспортом пустели купеческие склады. Согласно совету нижегородских коллег и добрых знакомых, в числе коих числился Устин Курбатов, Иван Иванович решает отправиться на Урал, а затем дальше, в Сибирь. В начале 1860-х годов ещё молодой, энергичный, целеустремлённый Игнатов оседает в Тюмени, где продолжает быстро “подниматься”, занимаясь предпринимательством, а также активно участвуя в жизни города. Тюмень ему сразу полюбилась. Она весьма походила на родной Белёв, а полноводная Тура казалась раем для того, кто хотел серьёзно заняться пароходством.

Один из последних корпусов «Жабынского завода»

Для расположения нового завода Игнатов выбрал место в 5 километрах от верфи Гектора Гуллета, но также на левом берегу реки, возле деревни Мысовской. Деревня существовала уже порядка 200 лет, но не была большой и густонаселённой. А мимо неё через сосновый бор шёл в сторону Тюмени Тобольский тракт, по которому могли передвигаться повозки с грузами, а работники, проживавшие в других деревнях и в городской черте, – быстро добираться на предприятие. Дикий берег Туры, некогда бывший временной стоянкой древних людей и местом их захоронения, начинает преображаться. Новый завод даёт много рабочих мест для жителей окрестных населённых пунктов. Начало строительства первых цехов “Жабынского механического судостроительного, чугуно- и меднолитейного завода” приходится на осень 1864 года. Верфь начинает работать уже вскоре, но на полные производственные мощности выходит к 1871 году. Игнатов сам даёт название предприятию. Купец постоянно испытывал ностальгию по родине. Оставшись навсегда в Тюмени, тем не менее Иван Иванович неизменно подписывает свои документы как “белёвский купец 1-й гильдии”. Завод же называет в честь преподобного Макария Жабынского, чудотворца XVI – начала XVII столетий, основавшего вблизи Белёва Жабынскую Введенскую пустынь (Свято-Введенский Макариевский Жабынский мужской монастырь).

С самого начала Иван Игнатов лично управляет заводом, фактически являясь его владельцем вследствие постоянного отсутствия в городе учредителей. Внимательное отношение купца к нуждам рабочих, умение найти нужных специалистов, большие технические знания несмотря на отсутствие специального образования, а также осведомлённость о всевозможных новинках в судостроительном деле позволяют ему быстро вывести завод в ранг лучших в регионе, а затем в статус одного из лучших в стране. Среди продукции, выпускаемой “Жабынским заводом”, оборудование для мельниц, железной дороги, котлы для паровых машин, всяческие механизмы, готовый речной транспорт, включая пароходы.

И. Игнатов и Э. Вардроппер

После Гектора Гуллета и компаньонов И. Колчина, У. Курбатова, И. Игнатова третьим крупным судостроителем Западной Сибири в 1868-69 годах становится Роберт Вардроппер, который строит завод совместно с сыновьями Эдуардом и Якобом. Верфь семейства Вардропперов размещается на реке Тавде в деревне Жиряково. Сами же англичане проживают в Тюмени, имея в собственности несколько деревянных и каменных домов. Наладив производство на Тавде, Вардропперы не прогадали. Во-первых, эта река превосходила Туру по водному балансу; во-вторых, на всём её протяжении, как ни странно, не было ни одной верфи; в-третьих, вдоль Тавды стояли обширные лесные массивы, ставшие неисчерпаемым источником хорошего материала и позволившие промышленникам выпускать самые дешёвые за Уралом лодки и баржи. Рабочих на завод и лесопилку Вардропперы набирали из окрестных деревень, включая Жиряково. Через эту же деревню их предприятие соединялось с ближайшей магистралью дорогой, которую купцы замостили камнем и украсили по всей длине берёзами. Сегодня на картах нет ни верфи, ни деревни. Даже берёзовая аллея сохранилась частично. До сих пор неясно, почему люди покинули сие красивейшее и достаточно удобное для проживания место.

Четвертым начал заниматься судостроением в начале 1870-х годов тобольский и тюменский купец и пароходовладелец М. Д. Плотников. Конечно, в годы расцвета сибирского судостроения в Тобольской губернии появляются и другие судостроительные конторы. Но чаще это были мелкие начинания, которые быстро загибались из-за неумелого ведения дел хозяевами или по иным причинам. Со временем даже мощные заводы из первой тройки начинают испытывать дискомфорт, вызванный непрерывным соперничеством друг с другом. Так наступают 1880-е, время невероятного расцвета “Жабынского завода” и начала конца его непосредственных и косвенных конкурентов. В 1881 году умирает Иван Савельевич Колчин. Его мощная судостроительная империя, согласно завещанию, отходит в полноправное и безраздельное владение Устину Курбатову – ближайшему родственнику и другу. Получив наследство, Курбатов проявляет себя как чрезвычайно талантливый предприниматель и организатор, за несколько лет в значительной степени укрепив и расширив начатое Колчиным дело.

Став продолжателем дел И. Колчина, Устин Курбатов больше внимания оказывает и тюменскому производству. Вместе с Иваном Игнатовым, в середине 1870-х основавшим собственное пароходство, купцы создают в Тюмени организацию под названием “Товарищество Западно-Сибирского пароходства и торговли Курбатова-Игнатова”. А также отстраивают на Мысу новые кирпичные заводские корпуса, в течение 1880-х годов выводя предприятие на принципиально иной, более высокий уровень.

Продолжение следует.
Сергей Ермолаев специально для PARK72.RU

Развитие событий

6 дней назад Слово об основателях речного судостроения – сибирского и не только
30.01.2019 Этот материал
2 недели спустя Слово о взлёте и падении Жабынского завода

Добавить комментарий

Войти с помощью: