Ловись, рыбка, большая и разная!

«А вы нас что, не помните?» – удивленно вопрошают мужчины, находящиеся на реке в хорошей надувной лодке с приличным подвесным мотором. – «УАЗик за Ярково стоял, ГАИ еще вызывали…». Конечно, два с лишним года прошло, как сейчас помню. «А нам пять тысяч штрафа потом в Тюмени выписали по вашему протоколу, по максималке, за то что вели себя нагло с сотрудниками рыбоохраны!» – отчитываются горе-нарушители. Да, лишнего они тогда наговорили. И набилось их в ту машину чуть не с десяток. Хотя там больше не рыбаки, а водка уже разговоры разговаривала …

Следующий кадр: успел вытащить из лодки ванну с рыбой и сетёшки по ходу сбросить. Стоит, потупившись, на берегу. Старый знакомый, трижды оформляли. «Вот, опять попал» – и виновато разводит руками. «Удачи, давай, до следующего раза!» – машу ему рукой, а что еще сделаешь, с поличным, за браконьерством не пойман, можно пытаться раскрутить, но, не спортивно будет, должно же и рыбацкое счастье взять свое.

Очередной выловленный на старице нарушитель: пытался прикинуться кустиком в ночи, лодка едва не тонет под весом фитилей, во лбу предательски горит фонарик. «Я рыбу сам-то не люблю, довелось как-то на ней одной пожить с месяц, так и смотреть больше не могу. Поэтому все продаю». Выпускаем добытых карасей в водоем под видеозапись. Тянем клиента на буксире до его машины, запрятанной на окраине деревни. С рассветом застаем на реке пенсионера, яростно избавляющегося от рыбы, которая продолжает нарезать круги вокруг его лодки, не желая, по всей видимости, просто так расставаться с дедком. «Мне 89-й год!» – ругается он. «Выдавали бы путевки, купил бы, так ведь не даете, приходиться каждого шороха бояться» – и неспешно угребает вдаль, не оглядываясь, но, продолжая ворчать …

Вот молодые парни, в лодке свежеприготовленные тычки, пара сетей в мешке. Поднимают хай: «Не имеете права снимать нас на видео, фотографировать, будем обжаловать в суде!». Кто-то разве против? Идите. Отстаивайте свои права. Протокол вот только допишем и вперед! Но приоритеты неожиданно смещаются. «А вот там же невдалеке тоже браконьеры подъехали, можно с вами?». Пожалуйста. Самый неугомонный снимает на телефон, как граждане выбрасывают в воду рюкзак. Подбираем. Открываем: полон сетей. Нарушители запрыгивают в машину, закидывают на багажник лодку и по газам. На колдобине надувнушка слетает. Хозяйственность преодолевает опаску, и рыбак заскакивает на багажник вместе с лодкой, цепляясь за борта, так они и удаляются. «И чё, и всё?» – разочарованию несостоявшегося общественника нет предела. Ему край конец надо чтобы еще кого-нибудь кроме него наказали. Видно, сегодня не судьба. И следующий нарушитель скрывается в прогале, сверкая пятками, бросив «непосильным трудом нажитое» имущество. Чтобы спустя день-другой искать по друзьям-знакомым выхода на инспектора с целью возврата снастей. Ждем-с. Явка с повинной завсегда приветствуется. А вопрос конфискаци – в компетенции суда.

Река петляет, за каждым изгибом и поворотом очередная незабываемая встреча с отдыхающими. «Дача вот уже где, вырвались с друзьями наконец-то, а тут вы …». «От жен, от детей отдохнуть собрались, попить само собой, как же без ухи?». «А вы точно сегодня не вернетесь, не все ведь орудия лова забрали, хе-хе …». «Меня домой без рыбы не пустят». «Верите, нет, первый раз решил сети поставить – ну не клюет нынче зараза!».

Тем временем на озерах области самый разгар нерестового сезона. И браконьерят здесь на другом уровне: бригадами, с неводами по 500-600 метров, способными зараз загрести по несколько тонн рыбы. Работают слаженно, быстро, перемещаются хаотично. Поймать таких сложно, но – сколько веревочке не виться, а концу быть!

Олег РАЕВСКИЙ,
фото автора

Добавить комментарий

Войти с помощью: