Официальный портал органов государственной власти  Тюмень наш дом  Ленинград
Главная / Проверено на себе / Кетовая накормит

Кетовая накормит

Путешествуем по стране вместе с инспектором рыбоохраны: таборимся и шаробанимся до первой тони

Дальний Восток издавна окутан ореолом романтики. Велико же было мое удивление, когда «Амур-батюшка» встретил меня типичным Западносибирским пейзажем. Единственное отличие от того же Иртыша или Тобола в период разлива: где-то на горизонте виднеются припущенные дымкой сопки. Да остаточные явления былой мощи Советской обороны в виде рядов вышек, шаров и прочей атрибутики ПВО-РЛО -… теряющихся все в том же мареве. А так – как будто и не уезжал из дома. Обычный такой рейд, разве что чуть более продолжительный. Родина решила: нуждаются наши дальневосточные коллеги в помощи при осуществлении государственного контроля (надзора) за добычей (выловом) тихоокеанских лососей в период проведения лососевой путины. В связи с чем был откомандирован сроком на тридцать календарных дней в Хабаровский край для оказания практической помощи Амурскому территориальному управлению Росрыболовства в пресечении нарушений законодательства в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов.

Достопримечательности в селе Вознесенское

Любое путешествие начинается с первого шага, таковым стало приобретение авиабилетов не выходя из дома. Просмотрев пару-тройку специализирующихся на этом сайтов, убедившись в безосновательном накручивании цен, нашел на форумах пользователей, знакомых с матчастью и решил купить билеты непосредственно у авиакомпаний. Самый быстрый по времени маршрут, пролегающий через Москву, отверг по причине внутреннего диссонанса: лететь на Восток через Запад? Потому пусть и с многочасовым ожиданием в аэропорту, но – через Новосибирск. Отсутствие прямого рейса не смутило. Однако выбор сократился до пары претендентов: «Ютейр», с турбовинтовым недоброй памяти ATR 72 и «Ямал» — использующей новые российские самолеты Sukhoi SuperJet 100-95LR. Импортозамещение рулит, решил я, даешь отечественное! Из Новосибирска до Хабаровска меня доставить грозились сразу 3 авиакомпании, поколебавшись, принял сторону Уральских авиалиний. Обратный путь вне конкуренции застолбила за собой S7 Airlines (она же «Авиакомпания „Сибирь“»), обещавшая хоть и с пересадкой, но с минимальными временными потерями вернуть меня на родную землю (забегая вперед — и не обманула!).

И вот вхожу я в не так давно обновленный аэропорт «Рощино», имея при себе оружие, помимо багажа и ручной клади. Оказывается, это очень удобно: всех придирчиво досматривают и заставляют выкладывать содержимое карманов, а тебе достаточно предъявить обычное РОХовское разрешение с паспортом, гордо пройдя сквозь негодующе тренькающую рамку — и свободен! Дожидаюсь начал регистрации на рейс, сдаю багаж, иду в оружейную комнату службы авиационной безопасности и передаю им по акту пистолет. Остается полчаса чтобы заценить переделки в аэропорту. Исключительно положительные эмоции. Чисто, аккуратно, вполне достаточно свободного места. Торговые лавки не портят антураж. Не знаю, кто и чем может быть недоволен? Если только ценами на воду, чай/кофе и прочие удовольствия, так это повсеместная беда. Объявляют посадку. Сюрпрайз от ямальских авиаторов! На взлетном поле стоит явно не суперджет, а кое-что помельче, явно б/у буржуинское. Негодую. Недолго и явно напрасно. Капитан воздушного судна суперпилот. Такое ощущение, как будто на экскурсионном автобусе доехал: ни разу не тряхнуло, не качнуло, посадки вообще не заметил. Так держать! А мечта покататься на «сухом», пока пусть так и остается мечтой …

Новосибирский аэропорт встречает суетой. Более чем часовое ожидание багажа немного напрягает. «Толмачёво» мало того, что огромен, так еще и дорог: маленький пластиковый стаканчик обычного чая – от 140 рублей и выше. В поисках вменяемых цен обследую окрестности и вот оно: на краю привокзальной площади притулилась закусочная, где тот же самый чай стоит 20 рублей и все прочее соответственно кратно дешевле. А местное мороженое за 40 рублей (в аэропорту такое же предлагают за 180 рэ) пробуждает своим сливочным вкусом воспоминания из далекого детства. Оставшееся время провожу на лавочке у близлежащей гостиницы, наслаждаясь погожим деньком и вайфаем. Забрав багаж из камеры хранения, спешу на стойку регистрации. Фиг-вам! Рейс задерживается. И еще раз задерживается. И еще немного задерживается. Но вот терпение вознаграждено, однако происходит затык. Уральским авиалиниям вынь и положь оплату еще одного места багажа за оружие. «У нас такие внутренние правила!» — безапеляционно заявлют представители авиакомпании. Поражаюсь наглости и хамству. Плачу и сдаюсь. Поднимаюсь на второй этаж для прохождения досмотра и … нещадно звеню на рамке! Доходит до разувания. Так и не зашнуровавшись (не до того: самолет вот-вот улетит!) бегу на посадку. Успеваю. Прохожу в автобус, двери закрываются и … открываются. Выходите, рейс задерживается. Томительное ожидание в еще более дорогой «зоне комфорта» прерывается выдачей бесплатной бутылочки воды. Пассажирам других авиакомпаний, также задержавшимся по пути в Хабаровск, выдают по малюсенькому стаканчику воды. Хм-м … Смотрю на часы: еще немного и обязаны будут кормить, а там глядишь и ночевать, но – профессионалов не проведешь. Вновь объявляется посадка, которая тянется, тянется, тянется. Однако, все когда-нибудь заканчивается и вновь я в воздухе.

Памятник на острове близ Амурска

По салону неторопливо перемещаются стюардессы с тележками, предлагая спиртное и закусь по заоблочной цене. Спасибо, не надо. Достаю заранее припасенную курочку, сок (не изъятые бдительными «рамочниками», а только усмехнувшимися моей предусмотрительности) и перебиваю аппетит. Благодаря чему положенному обеду отдаю должное в более чем благодушном настроении. Затяжная посадка открывает виды на шустро реконструируемую воздушную гавань. Хабаровский аэропорт особо комфортабельным не назовешь, обычный, провинциальный. Раздавшаяся из рупора фраза: «Выдача багажа задерживается …» даже как-то и не удивляет. Что характерно, оружие отдают немедленно. «Туалет здесь временно не работает» — оповещают работницы зала и машут рукой куда-то вглубь здания, указывая верное направление в полуподвальное помещение. Автомат с шипучкой, пытающийся прикинуться выходцем из 80-х годов прошлого века, под старину только косит: вода беспонтовая. Вообще, как убедился в дальнейшем, вопрос с водой здесь актуален. Цены на все газированное конские, качество оставляет желать лучшего. О том, что пожмотился и не купил хотя-бы бутылочку, пожалел очень скоро, как только сел в автобус, следующий из аэропорта в г.Комсомольск-на-Амуре. Шесть с лишним часов по солнцепеку с 1 остановкой на полпути – сомнительное удовольствие для испытывающих томление по нарзану. Затем еще одна пересадка на автобус до Амурска. Чуть больше часа в пути: с прибытием в точку назначения!

Городок, расположенный на небольших сопках, оставляет в целом приятное впечатление, несмотря на пятиэтажки с заколоченными окнами в центре, как после бомбежки. ВПК приказал долго жить, многим пришлось искать лучшей доли, обычная политэкономическая история. Первые две попытки заселиться в гостиницу оборачиваются легким конфузом. 500 рублей за койко-место барачного типа без воды с удобствами во дворе или 3200 рублей за место в нормальном 2-х местном номере типа тюменского «Колоса». Благодаря присоединившимся ко мне в пути сотоварищам по командировке из других регионов, находим приемлемый вариант: по 600 рублей за койку в 5-местном номере с душем и туалетом на этаже. «У нас так гастарбайтеры живут» — поясняют на ресепшене. И точно, в коридоре сплошь китайское население. Дружба народов форевер! Выходной день посвящаем местным достопримечательностям (стела, танк на постаменте, э-ээ… всё что ли?), акклиматизируемся. 5 часов разницы не шутка. Затем следует распределение к местам предстоящей «боевой славы». Мне и двум коллегам из Свердловской области определен остров Листвянка, находящийся непосредственно на реке Амур. На противоположной от него стороне по правому берегу находятся села Диппы и Вознесенское. Для осуществления служебной деятельности начальником отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны по Амурскому району Романом Шестаковым нам предоставлен транспорт – моторная лодка Амур с подвесным лодочным мотором Ямаха-100 и судоводителем в лице седовласого общественника Владимира Сергеева. Загружаемся и в путь.

Владимир Петрович, несмотря на свой солидный возраст, даст фору многим молодым. Виртуозно рассекает волну и вообще производит впечатление бывалого, можно сказать матерого путешественника. «А как вы хотели, больше 30 лет в рыбоохране» — добродушно посмеивается он над нами. До того долгое время работал учителем физкультуры, серьезно увлекался спортом, заядлый охотник – вот и результат неслабой такой кондиции. Помогая нам обустраиваться в полевых условиях, продолжает знакомство. Первые отличия: если у нас место обитания рыбаков называется стан, становище, то здесь – табор. Соответственно все и таборятся по берегам. «Вечером сазана зашаробаним» — продолжает наш «экскурсовод». Оказывается, коптилка для рыбы именуется шаробаном. А весьма крупные экземпляры, порядка 8 кг, спокойно ловятся на обычную удочку. Подтверждения тому долго ждать не пришлось. Едва успел один из товарищей крючок в реку закинуть, как подцепил приличного сома. Спустя пару-тройку минут одна за другой попались плётки. А вот верхогляд ушел …

Легендарный на Амуре Петрович, у него «Все дело в шляпе!»

Но, как говорится — делу время. В целях предупреждения и пресечения браконьерства в местах вылова лососевых пород рыб (преимущественно кеты осенней) денно и нощно проводились нами рейдовые мероприятия, осуществлялся контроль за добычей ВБР индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, в том числе Родовыми общинами коренных малочисленных народов Севера (КМНС) и непосредственно представителями КМНС, а также гражданами, осуществляющими добычу ВБР по договорам (путевкам). Мы про такое уже и подзабыли, а там любой желающий может купить однодневную путевку и ловить сетями рыбу. Да не простую, а красную. Благо участков для любительского и спортивного рыболовства хватает. В силу обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации местные нанайцы находятся в несколько привилегированном положении по отношению к прочим гражданам РФ. Например, на них не распространяются ограничения по месту вылова, некоторые запреты комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Хабаровском крае, устанавливающей в том числе дополнительные проходные периоды кеты осенней, в нашем случае это были нечетные дни, начиная с 17 сентября, когда промышленникам и любителям запрещалось осуществлять промысел. Забавный эпизод довелось наблюдать в связи с этим. На плаву лодка, в ней лица явно славянской внешности с бумагами на характерную фамилию (наиболее распространены такие как Бельды, Киле и т.д.).

«Государственный инспектор … удостоверение предъявлено вам в развернутом виде, предъявите документы, удостоверяющие личность, разрешение на рыболовство» — «Вот, пожалуйста!»

«Вижу, все в порядке, удачи!»

«И кто из вас нанаец, знаете ведь что в его отсутствие рыбачить запрещено?» — интересуюсь грозно, но вежливо. «А вот!» — радостно улыбаясь открывают люк на носу лодки, откуда поднимается изрядно пошатываясь искомое тело и опадает вниз лицом. Люк захлопывается. Вопросы отпали сами собой. Вообще поначалу пытались нас как последних лача (глупый белый человек по нанайски) дурить разными от руки писанными доверенностями и прочей белибердой, рассчитывая на незнание нами местных реалий. Однако, не на тех напали. Хотя соблюсти не только букву, но и дух закона порой непросто. Довелось поучаствовать и в массовых мероприятиях: когда полторы-две сотни рыбаков, разгоряченных 6-8 часовым ожиданием своей очереди, начинают выражать накопившиеся претензии инспекторам, окружая лодку на воде со всех сторон словно сомалийские пираты или едва не сминая на берегу, как-то быстрее вникаешь в ситуацию и озадачиваешься местными проблемами. Хотя провожали нас каждый раз с искренними улыбками и возгласами: «Спасибо вам, что по-человечески все разъяснили!» (тому имеется подтверждающее видео).

Разъясняем правила рыболовства возмущенной общественности

Главная причина возникновения конфликтных ситуаций: отсутствие рыбы из-за того, что низовье Амура перегорожено практически наглухо и кета осенняя физически лишена возможности подняться на нерест. Жалобы главе государства возымели было действие, загородки убрали к дню его визита. Как только президент России покинул пределы Хабаровского края – всё (или почти всё?) вернулось на круги своя. Ожидания вылова 200-300 особей кеты осенней за тонь (по нашему – плав), как в прошлые годы не оправдались и попадается кому по 2-3, кому по 20-30 рыбок, самым везучим – до 40 за раз. В результате не осваиваются квоты, не окупаются вложенные средства, не закрываются нормовые документы. На эту тему предметно беседовал с представителями родовой общины «Ходжер», осуществлявшей добычу кеты осенней на моем участке ответственности. «Как нам в глаза людям смотреть, ведь нанаец без рыбы это не нанаец?», — с болью в голосе ставят они вопросы, на которые нет ответа: «Зашли в регион люди, живущие одни днем, которые хотят сегодня хапнуть побольше, а что будет завтра их не волнует …». Те же проблемы испытывают РОКМНС «Боа» и многие другие.

Заготовка кеты осенней Родовой общиной

Хочется верить, что совместными усилиями удастся достучаться до властей предержащих и тому имеются предпосылки в лице, кто бы мог подумать — Китая. Соседнее государство, вкладывающее огромные средства в зарыбление, озадачено отсутствием результата, так как рыба до них фактически просто не доходит. Так что грядут тематические конференции и встречи в верхах. А тем временем местное население выживает, как может. Браконьерят отважно ночами, в любую, даже самую ненастную погоду. Пара лодок затонула невдалеке – и это после СМСного штормового предупреждения. Да и днем мало внимания обращают на происходящее вокруг. Одновременно может быть и 2, и 3 и 4! инспекторские лодки находится на тони, да еще и катер полицейский в придачу бороздит просторы Амура, а они плывут себе с сетями и плывут … Пока одних оформляют, изымают орудия лова, другие успевают проскочить. Немудрено, коль с порядка полусотни лодок одновременно закидывают 120 метровые сети на участке протяженностью в 7,5 км. Понято, что до поры, до времени сопутствует рыбацкая удача, вот и стараются не плошать. Характерный момент: абсолютно все с паспортами. С правильными документами на рыболовство, с неправильными, вообще без ничего, но – паспорт завсегда предъявят. А вообще, таких добрых и отзывчивых людей, как на Амуре – еще поискать.

«Поймали?!»

Очень гостеприимный край. Абсолютно незнакомые люди помогают друг другу, делятся последним в случае нужды. Ни разу не услышал ни одного бранного слова, а чтобы выпимши, да на воде – редчайшее исключение из правил. Много смешанных браков. И очень много надежд связано с возрождением Дальнего Востока. Ждут дальнейших действий в этом направлении от президента РФ В.В. Путина, на которого местное население в подавляющем большинстве своем готово если не молиться, то уж в доверии точно можно не сомневаться. При этом понимают, что не в один день жизнь наладится, здесь все как один реалисты, потому как зарабатывают своим собственным трудом. «Кетовая кормит …» — отвечают на вопрос о занятости молодые парни. Кто подвесной лодочный мотор за 600 тысяч рублей купит, кто новый катер за 300, кому машину приходиться обновлять – и это действительно вынужденно. Разбитые в хлам дороги уделывают любые подвески на раз, даже «неубиваемым японцам». Автомобили, кстати, в основном праворукие, изрядно изъезженные, но еще бодренькие. Популярностью пользуются корейские аппараты по закатыванию рыбной продукции в вакуум. И хит продаж: пластиковые контейнеры под красную икру всевозможных размеров. Для себя готовят малосол и замораживают. Туристам – тузлук делают покруче, чтобы в дороге не испортилось. В более-менее удачный день команда из 2-3 рыбаков способна заготовить до 20-30 кг красной икры. И это без особого фанатизма. Сезон длится 1,5 -2 месяца. Стоимость продукции на рынке в Хабаровске: от 2,5 тысяч рублей за 1 кг и выше – выводы делайте сами. Кета осенняя в свободной продаже по 300 рэ за кг.

И еще одно жизненное наблюдение: пресловутый дальневосточный гектар амурчане оформлять, как правило, не торопятся: «А мы посмотрим, что и у кого из этого выйдет» — и только хитрые искринки проблескивают в глазах …
Месяц на Амуре пролетел, словно и не бывало. Уже привык к песку на посуде и вещах, кусучим гусеницам, забирающимся в носки и карманы, рукава, сапоги, а также повышенной влажности, отчего одежда нуждается в сушке ежедневно. Кстати, комар дальневосточный мелок, но злобен. Мухи как мухи, гадят аки слоны. Мошка более ядовита нежели сибирская. Лисицы, также обитающее на острове, наверное, больше всех сожалели о нашем отъезде, так как рацион питания мы им изрядно разнообразили. А медвежонок так и не почтил присутствием, хоть и порыскивал невдалеке.

40 минут экстрима в ненастную погоду по разбушевавшемуся Амуру, вцепившись в борта одноименного катера (под ехидное замечание невозмутимого Петровича, с головы до ног окатываемого волной: «Отчего сейчас-то на видео не снимаешь, не фотографируешь, как обычно …») и сдан местному руководству в г. Амурске отчет о проделанной работе: выявлено 14 правонарушений в сфере рыболовства, составлено в отношении граждан 9 протоколов об административном правонарушении по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и 5 протоколов об административном правонарушении по ч.1 ст.11.8 КоАП РФ. Изъято 9 плавных сетей, 13 особей кеты осенней общим весом 42,9 кг. (А в общей сложности нашей компактной группой из 3 инспекторов составлено 38 протоколов за неполный месяц). Чем смогли – подмогли. Недолгое прощание.

Автовокзал (минус 8 автобусочасов) – Аэропорт+Аэропорт (минус 7 самолеточасов и 5 межпосадочныхчасов) – Домой!

P.S. Коррупционные риски в дальневосточном регионе высоки, но – местные инспектора во главе с начальником отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны по Амурскому району Р.Ю. Шестаковым как-то еще держатся, хотя скурвиться там, нефиг делать … Пошлем им мысленно добрые лучи поддержки, ведь всем нам «За державу обидно»!

Олег РАЕВСКИЙ,
госинспектор отдела госконтроля по Тюменской области Нижнеобского ТУ Росрыболовства
Фото автора

 

Дата публикации: Пятница, Октябрь 6th, 2017

Время публикации: 18:00

Оставить комментарий

Войти с помощью: