Сжигатели графоманов хотят превратить Тюмень в новый Питер

Правда, желающие вывести нашу столицу деревень на всероссийский культурный уровень, не слышали, кто такой Кандинский.

Тюменские активисты от поэзии провели пресс-конференцию «Культурная республика «Новый Питер»: от сожжения графоманов до благотворительности». Ребята рассказали, что хотят объединить различные творческие направления: поэзию, музыку, изобразительное искусство, фотографию, чтобы сделать Тюмень новой культурной столицей России — поэтому проект назван «Новый Питер». Именно такого объединения не хватает, чтобы местные таланты прославились во всей России, — считают активисты.

Арсений Плынский и Владимир Ордовский обещают вывести тюменскую культуру на всероссийский уровень. Фото Оксаны Исаевой

«Например, Крапивина в Москве знают полтора человека, — заявляет автор и организатор проекта Владимир Ордовский. — Его никто не помнит. Классик регионального масштаба. Потому что Тюмень — провинция. Наша задача — вывести Тюмень на общероссийскую культурную арену, чтобы о наших авторах заговорили в других регионах».

Ордовский сообщил, что цель «Нового Питера» — создать среду, в которой искусство может расти. «И мы ее создали — это наш маленький «серебряный век» по-тюменски, — говорит автор. — Собралась компания где мы обсуждаем разные направления творчества и непрерывно растем и развиваемся».

Скромно и со вкусом. Картинка со страницы поэта

Желающие оценить творчество пока непризнанных поэтов легко найдут его в интернете. Критиковать — значит, хоть сколько-нибудь воспринимать это всерьез — а не всякий рифмованный набор слов можно назвать стихами. Замечу лишь, что на данном этапе творческого развития «Поэта с большой буквы» в Союз писателей не возьмут — для этого надо стать хотя бы приличным ремесленником. Но о многом говорит тот факт, что даже попытка брендирования не вышла за рамки банальнейших штампов и стереотипов, и в результате родились только очередные «ньювасюки».

Второй спикер, Артемий Плынский посетовал, что сейчас нет «глобальных культурных явлений, переворотов в сознании». «Наща политика направлена на формирование нового культурного сознания», — заявил он. Да, стоит назвать Тюмень Питером — и местечковая культура заиграет яркими красками! Вот тут-то и взрастут на тюменской провинциальной почве новые таланты! А существующие «зазвездят» по всей России. Ведь для этого счастья не хватает только громкого бренда, примазавшегося к уже раскрученному.

Владимир Ордовский: Нам приходится пробиваться через стену неверия, потому что люди не верят, что среди них могут жить классики будущего.

На жалобы «республиканцев», что в замшелой Тюмени ничего не происходит, журналисты заметили, что новоявленные локомотивы культуры, кажется, сидят в плотно закрытой коробке.
Например, прямо сейчас привозят Кандинского, — сообщила ребятам обозреватель по культуре Ирина Никитина.
— Главное слово — привозят, — возразил Владимир Ордовский. — Значит, это не наш Кандинский.
Это наш Кандинский! Который путешествовал по всей России и миру.
— Вот видите — а я даже не слышал о нем!
В общем, выводить Тюмень на всероссийский и мировой уровень будут вот такие знатоки искусства и культуры.

Тюменские пассионарии себя графоманами не считают

Группа «новопитерцев» стала известной в Тюмени после их объявления о сожжении графоманов. Сначала в топку должно было отправиться творчество местных членов Союза писателей. Но в последний момент суровые критики испугались реакции общественности, и кандидаты на аутодафе стали абстракцией.

Артемий Плынский заверил, что на сожжении графоманов ни один человек не пострадал.
— Мы мирно собрались в лесу, почитали произведения, все засняли на видео, все запостили в соцсетях, — вспоминает он. — Из-за этой акции на нас ополчились некоторые люди из творческой среды.
— Акция задумывалась как пощечина общественному мнению, — добавил Ордовский. — Считаем ее своей большой победой.

— Владимир, а свое творчество вы бы положили на этот костер графоманов? — спрашиваю у будущего классика. Вдруг это, хоть и сомнительная, — но игра, стеб и пародия. В наш век постмодернизма, порой, непросто угадать, насколько серьезен автор. В данном случае оказалось — на все сто процентов.
— Ради шутки можно положить, почему нет? — Спикер помрачнел, вопрос явно не понравился.
— То есть, ваши стихи — это на полном серьезе? И вы абсолютно серьезно называете себя Поэтом с большой буквы?
— Ну да. Над собой можно стебаться. Мы можем себе это позволить, и при этом не стать графоманами.
— Любой человек может что-то сжечь как графоманию, — добавила Ксения Журавлева — единственный человек среди «живых классиков» с адекватной самооценкой, ей было явно неловко за коллег по цеху. — Смысл не в том, чтобы двигать культуру — мы не на том уровне. Смысл в том, что нужно донести людям, чтобы они приходили на культурные мероприятия».

Кого же новоявленные таланты считают графоманами? На своей странице вКонтакте Ордовский перечислил главные признаки «настоящей литературы»: пассионарность, бунт и выбор искусства как цели в жизни. Называя себя поэтом, он пишет это слово с большой буквы. Свою пассионарность и бунт Владимир выражает в нескладных виршах о продажности РПЦ, которую сегодня только ленивый не пнул. Если бы он хоть немного интересовался литературой и публицистикой, то знал бы, что это не бунт, а самый что ни на есть попсовый мейнстрим.

Тюменский будущий классик работает над популяризацией своих цитат. Картинка со страницы поэта

«Если человек всерьез занимается искусством — это должно быть его главной профессией, — пояснил Ордовский на пресс-конференции. — Я — Поэт. Профессия — то, чем человек занимается и что ему приносит деньги. Например, вот типичный менеджер среднего звена, дома он семьянин, и по выходным что-то пописывает. Но люди, которые расценивают искусство как свою жизненную стезю, как свой жизненный путь, рано или поздно приходят к мысли, что надо стремиться к большему — но наш региональный уровень это не позволяет».

В этот момент в гробу перевернулись врачи Конан-Дойль, Чехов и Булгаков, Зощенко — начальник почты, секретарь суда и инструктор по кролиководству, и многие другие. И правда, где они — а где «настоящая литература»? Впрочем, такой серьезный подход к делу тюменских активистов заслуживает уважения — и тогда путь в профессию им стоит начать с получения профессионального образования. Если Бог таланта не дал, на филфаке его тоже не вложат. Зато но дадут представление о плане выражения и плане содержания, стиле, образах, чувстве языка — а там, глядишь, и адекватная оценка собственного творчества появится. В любом случае, научат пользоваться словарями (очень пригодится!), а, может, и про Кандинского расскажут.

Владимир Ордовский: У нас есть ребята, которые уже метят в классиков, есть и начинающие. Мы призваны поднять уровень начинающих авторов. Поэтому мы будем создавать тюменскую школу поэзии, нам нужна своя литературная школа со своими особенностями. Пока тюменская поэзия ничем не отличается от других регионов, нет собственной направленности. Надеюсь, со временем появится, и звание «тюменский поэт» будет звучать гордо на общероссийском уровне.

Активисты провели два арт-фестиваля и запустили поэтическую акцию — чтение стихов в автобусе №25, где, к счастью, читаются не только собственные сочинения, но и нормальные стихи. Вот только «новая литературная фишка», которую организаторы считают уникальной, не нова. Навскидку: самарский проект «От станции к станции», киевский «Стихи в метро», нижегородский «Пушкин едет в метро», свои стихи в общественном транспорте читают поэты даже в Милане и на Сицилии. Фишка в том, что только в Тюмени это происходит ежемесячно? Да, конечно, это принципиально меняет дело.

«Литературный автобус» — достойная акция, но вовсе не так уникальна, как считают ее организаторы. Фото со страницы поэта

Владимир Ордовский и Ксения Журавлева. Фото со страницы поэта

В качестве благотворительности ребята ездят выступать в дома престарелых и детские дома — привозят подарки, читают классику и свои сочинения. Престарелым они вряд ли уже навредят, а вот к детям с собственным творчеством пускать опасно: подрастающему поколению нужно прививать хороший вкус.

«У нас дно, мрак и безразличие публики, — страдают великие поэты. — А в столицах можно развиваться до бесконечности». Неужели до сих пор не нашлось нормального взрослого человека, который бы объяснил ребятам (которым, впрочем, самим уже под тридцать), что для творческого развития нужны не поэтические вечера, и не оголтелый самопиар — а работа над текстом и мыслью, чувством и словом. Если, конечно, человек стремится развиваться как творческая личность, а не как менеджер-организатор. Вот организаторские способности у активистов явно есть, и энергии им не занимать — еще бы адекватное восприятие своего уровня и окружающей действительности.

Оксана ИСАЕВА

0