В День города перед тюменцами выступит выпускник Королевской академии музыки

Выпускник Королевской академии музыки Михаил Шепеленко

Это молодой тюменский певец, обладатель уникального проникновенного тенора Михаил Шепеленко. Буквально неделю назад он получил диплом выпускника Королевской академии музыки в Лондоне, где проучился два года. И вот уже готов поздравить тюменцев с предстоящим Днем города и спеть для них свои самые лучшие произведения, в том числе вошедшие в сокровищницу мировой музыкальной культуры.

Напомним, что Михаил – коренной тюменец. Начал учиться музыке на фортепианном и вокальном отделениях в Детской музыкальной школе №1. Увлекся сольным вокалом. Талант оперного певца в мальчишке разглядели и развили тюменские педагоги Римма Красникова, Галина Логачева, Марина Кулакова. Михаил окончил Екатеринбургскую консерваторию. Стал лауреатом Международного конкурса вокалистов в Тольятти. С лучшими образцами музыкального искусства выступал по всей Тюменской области в качестве солиста ансамбля русских народных инструментов «Ваталинка». А в 2012 году отправился на стажировку в Италию, в Академию бельканто, где учился у знаменитой итальянской оперной дивы Миреллы Френи, подруги детства Лючано Паваротти.

Новые горизонты Михаилу открылись после прослушивания в Королевской академии музыки – старейшем музыкальном учебном заведении Европы, основанном в 1822 году. После того, как он спел одну немецкую арию, пару итальянских и арию Ленского, директор учебного заведения лично пригласил талантливого тюменца в Лондон.

— Михаил, какие эмоции ты при этом испытал?

— Это была самая большая в моей жизни эйфория. Для меня такие эмоции не совсем свойственны, я эмоционален на сцене, но по жизни спокойно отношусь к каким-то достижениям или неудачам. А тут я просто почувствовал за спиной крылья. Я благодарил судьбу, директора академии, своих педагогов, родных и близких за то, что все так сложилось.

— Каким предстал перед тобой туманный Альбион?

— В настоящее время эта метафора потеряла свою актуальность. Поскольку туманы были свойственны Англии в период большой индустриализации в середине прошлого века. Над Лондоном тогда просто висел густой смог. Сейчас в Великобритании его нет. В стране огромное количество зелени, а температура не опускается ниже нуля градусов. Я совершенно не могу жить без природы, и для меня в Лондоне и Кембридже, где я жил, была большая радость, которая заключалась  в том, что вокруг было много парков. Сплошные зеленые парки и замки. Замки и парки. И ни одного комара.

— Что из себя представляет здание академии?

— Это вторая старейшая консерватория в Европе после Парижской. У нее два основных корпуса, два больших концертных зала, аудитории для занятий и репетиционные площадки. Все сделано на высшем уровне.

— Какова политика в отношении этнической принадлежности студентов?

—  Половина обучающихся – уроженцы Великобритании. Остальных принимают из других стран. Серьезно представлено постсоветское пространство: Россия, Украина. Много поляков. Есть азиаты: китайцы и японцы. Практически нет американцев, представителей Африки. А вот педагоги в подавляющем большинстве – англичане.

— Где и как проживают студенты?

— Тут несколько вариантов. Это либо общежитие, либо частное съемное жилье на пару с приятелем. Второй год обучения в академии я проживал в Кембридже, и ежедневно курсировал на поезде туда-обратно. Но там было жилье повышенной комфортности. Кембридж – это вообще отдельная страница. Это старейший университетский центр Европы, один из лучших в мире. Интернациональное население. Невообразимая концентрация умов и талантов. Высока культура домашнего музицирования. При этом студент, шикарно исполняющий пятую симфонию Шостаковича, может оказаться на самом деле биологом. И подобных примеров масса. Быть даже опосредованно причастным к интеллектуальной элите Кембриджа – это потрясающе. На что в первую очередь падает глаз? На особенности их культурного кода, их ценности.  Эти люди, на мой взгляд, живут в более конкурентной среде, чем россияне. У нас огромная страна, и мы другие. Мне кажется, что в маленькой Британии подросток уже в 13 лет понимает, что ему нужно завоевать место под солнцем, а значит, учиться, набираться каких-то знаний и умений, развивать в себе целеустремленность, пунктуальность,  ответственность за слова и поступки.

Королевская академия музыки. Лондон, Великобритания

На всех уровнях социума велика гражданская активность. Даже на уровне моего курса. Никто не проходит мимо каких-то проблем. Однажды в академии решили закрыть студенческий бар, где в выходные мы могли посидеть, выпить кружку пива. Известие об этом тут же облетело каждого, поднялся шум: как нам реагировать? Что делать? На чье имя писать петицию? В результате вопрос с закрытием бара был снят.

— Какова была программа обучения?

— Основной каркас программы в течение года строится на участии студентов в постановке трех различных опер, полноценно организованных, с полным оркестром, режиссурой, костюмами, декорациями. На двух курсах нас было двадцать четыре слушателя, и каждый из нас за два года принял участие в пяти-шести постановках. В трех из них я спел главные роли. Это «Майская ночь» Римского-Корсакова, «Орфей в аду» Жака Оффенбаха, и «Трехгрошовая опера» Курта Вайля. Мы исполняли их по всему Лондону. Там очень много площадок, где проходят различные концерты и выступления. Причем это не обязательно может быть театр или концертный зал. Иногда случалось выступать в зданиях бывших муниципалитетов. Когда-то там трудились чиновники, а затем их переоборудовали под культурные потребности горожан.

В паузах между этими проектами мы занимались вокалом, языками – немецким, английским, французским, итальянским, изучением музыкальных стилей и направлений. То, что отличает академию от наших российских консерваторий, это возможность работать с разными педагогами. Это позволяет расширять свой кругозор, развить собственный музыкальный вкус.

Королевская академия музыки – это еще и череда камерных и симфонических концертов, джазовых и прочих. И ты в свободное от основной деятельности время вправе выбрать тот или иной музыкальный материал. Я, к примеру, исполнил серию сольных арий из кантат Баха, с оркестром и хором. И получил колоссальное удовольствие от этой работы. Кроме того, мне довелось петь и русскую музыку, в частности, песенный цикл «Из еврейской народной поэзии» Дмитрия Шостаковича. Концерты организовывали частные лица – русские эмигранты, которые давно живут в Лондоне, интересуются искусством, поддерживают его, в том числе помогая студентам. А приходили на эти концерты все желающие.

 

Мне повезло: в прошлом году я снова побывал в Италии, в Тоскане, на трехнедельной летней обучающей программе с участием совершенно легендарных педагогов. В частности, всемирно известной Анджелы Георгиу, Ричарда Бонинджа, дирижера и мужа великой певицы Джоан Сазерленд, и Кармен Джаннаттазио, знаменитой итальянской певицы. В течение трех недель в 50 метрах от Тирренского моря они делились с нами секретами своего мастерства. И за это я не могу не поблагодарить те благотворительные фонды, которые оплачивали нам это обучение. Причем я был единственным студентом, представляющим не Евросоюз. Для меня это большой успех.

— Где и как в Лондоне можно отдохнуть?

— Безусловно, в подобного рода мегаполисах можно найти развлечения любого толка, там нет в них недостатка.  Я часто ходил  в  Ковент-Гарден, Английскую национальную оперу. А еще в Лондоне есть самая большая торговая улица — Оксфорд-стрит, которая просто кишит туристами в любое время дня и ночи. В Кембридже много внимания уделяется спорту, в частности, гребле на каноэ. По вечерам и выходным молодежь тусуется в парках на открытом воздухе.

— Два года пролетели незаметно?

— Нет, я не могу так сказать! Это были очень насыщенные годы. Наверное, самые насыщенные за всю мою жизнь. Столько всего в них было втиснуто! Новых ощущений, занятий, знакомств, знаний, поездок, выступлений.

— Скучал по Тюмени?

— К теме ностальгии у меня двойственное отношение. Мне всегда хорошо там, где я нахожусь, и нравится жить везде. Но в то же время я понимаю, что внутренне я принадлежу нашей стране, нашей культуре, людям, которых знаю многие годы, в том числе с детства. У меня есть друзья англичане, но их мало, и они другие. У меня есть друг — француз, и он говорил, что у него много русских друзей: с русскими установить контакт намного проще и быстрее.

— Михаил, каковы дальнейшие планы?

— Исполнительская деятельность будет основной. Но параллельно хочу сосредоточиться на изучении языков. Это ключи к новым знаниям, новым планетам. Они пробуждают во мне чувство прекрасного. В Лондоне я свободно разговаривал с итальянским бариста. У меня есть друзья испанцы и португальцы, и я в состоянии с ними изъясняться, читать их литературу. Я даже думаю о том, чтобы заняться языками профессионально. Это моя страсть. В Лондоне я проводил в книжных магазинах по два-три часа. И в результате привез в Тюмень 23 килограмма книг! История, психология, социология, экономика.

— Впереди День города, и новые встречи со слушателями. Михаил, кого ждешь на свои концерты?

— Жду публику самую разнообразную, всех возрастов, любителей послушать народные песни и классические произведения в живом исполнении. Тюмень все-таки мой родной город!

Радослав ВАСИЛЬЕВ,

фото из личного архива Михаила ШЕПЕЛЕНКО

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: