Официальный портал органов государственной власти  Тюмень наш дом  Ленинград
Главная / Культура / «Нужно чтобы музыка вернулась как событие, а не как что-то заполняющее»

«Нужно чтобы музыка вернулась как событие, а не как что-то заполняющее»

Марина Анатольевна Ланда — музыкант, композитор, тел- и радиоведущая, вместе с режиссёром и композитором Сергей Александровичем Васильевым уже около пятнадцати лет создают детские песни к мультфильмам, являются авторами песен  к мультсериалам «Смешарики» и «Малышарики», вели множество популярных программ на радио «Россия»,  вместе руководят музыкальным театром детей «Радуга».

Марина Ланда и Сергей Васильев

Говорят, деятельность человека отражается на его внешности. Увидев Марину Анатольевну и Сергея Александровича, сразу понимаешь, что перед тобой детские композиторы. Они эмоциональны, много улыбаются, и сами  напоминают героев мультфильмов, которые вышли в реальный мир, но не потеряли жизнелюбия, умения радоваться и видеть мир разноцветным.

Есть  любимый мультик?

Марина Ланда (с улыбкой)В моей жизни было несколько любимых мультиков, как и многие советские дети, я очень люблю «Бременских музыкантов», «Ёжика в тумане». Нравится мультипликация про хоккеистов «Необыкновенный матч» и до сих пор один из самых любимых — «Фильм, фильм, фильм» Фёдора Хитрука.

Что в нём особенного? Сюжет или музыка цепляет больше?

И сюжет, и музыка… в целом, то с каким юмором и иронией было представлено творчество. Мне это очень нравилось, и сейчас, когда я уже взрослая и сама занимаюсь кино, я понимаю, что это совершенно верно, так всё и происходит. И можно только подивиться, насколько Фёдор Хитрук был гениальным аниматором, и как точно он уловил характер сценаристов, режиссеров, артистов, и вообще, мир кино.

В советские времена практически все любимые детские песни были из мультфильмов. «Пусть бегут неуклюже», «Голубой вагон», «Белогривые лошадки», «Кабы не было зимы», не говоря уже о «Бременских музыкантах»,  который весь состоит из шлягеров. Причем песни эти сегодня  поет уже пятое поколение детей. Какие современные мультфильмы могут похвастаться таким же успехом?

К беседе подключается Сергей Васильев: «Мы пятнадцать лет работаем именно как композиторы, пишем и для «Смешариков», и для «Летающих зверей» множество песен. Сейчас мы вернулись с концерта в 16-ой  гимназии города Тюмени, полный зал был ребят.»

Марина Ланда: Маленьких, второклассников…

Сергей Васильев: Все они пели песни, наши песни, это очень приятно.

Марина Ланда: Они просили нас спеть и «Пин-код», и «От винта», конечно, «Круглую песню», «Бедненький больной». Самый лучший для нас комплимент, который мы, к счастью, слышим, когда говорят, что мы схватили ниточку связи.

Сергей Васильев: Между мультфильмами нашего детства, которые были полны музыки, и теми, которые создаются сейчас. Конечно, время решит это и покажет, мы надеемся, что и то, что делаем мы, останется на долгие времена.

Марина Ланда: …и будет для кого-то любимой песней детства! И что нынешние дети  будут знакомить с этими песнями своих детей, внуки сегодняшней аудитории будут слушать эти песни. Кстати, сегодня, она учительница подошла к нам после концерта и сказала, что «Смешарики» — любимый мультфильм её мужа.

Сергей Васильев: Она не такая уж юная девочка…

Марина Ланда: Она сказала, что ему за пятьдесят, и что они ему даже подарили ему Кроша на день рождения.

Сергей Васильев: И мы ему передали через жену диск с нашими песенками и подписью, она была счастлива. Встречи со зрителем для нас — это самое дорогое. Мы же сидим в студии, работаем, не видим зрителя, только своих коллег. А когда приезжаешь в чужой город, на край страны, и вдруг к тебе подходит незнакомый человек говорит: «Вы знаете, спасибо вам большое» или учительница: «Я с детьми учу ваши песни», тогда понимаешь, что  работаешь не зря.

Марина Ланда: Одна женщина вытащила свой телефон и показала нам свой плейлист, а там «Летающие звери». Она ведь не была готова к встрече с нами, представляете,  как это приятно автору.

Сергей Васильев: К этому невозможно привыкнуть и нельзя привыкать. Это дает силы, чтобы вернуться и снова что-то делать. Это очень здорово.

Серей Яковлевич Никитин-композитор, автор-исполнитель, давая концерт в Тюмени, сказал о том, что очень удобно создавать музыку для детей, так как они вырастают, и следующим поколениям  можно петь те же самые песни. Вы согласны с этим мнением? Или музыкальные вкусы от поколения к поколению должны изменяться?

Сергей Васильев: Сергей Никитин прожил уже огромную творческую жизнь. У него, действительно, не одно поколение сменилось, у нас это только начинается. Те, кому сегодня пятнадцать,  выросли уже на «Смешариках», в частности, на этих песенках. Через какое-то время мы сможем сказать  так же, как Серей Яковлевич, которого мы очень любим.

Марина Ланда: Мы и сами с удовольствием поём его песни. И мы приедем в Тюмень через несколько лет, думаем, новые дети  будут с тем же удовольствием петь наши  песни. Очень хочется в это верить. Конечно, время диктует определенный ритм, но…

Сергей Васильев: Вкусы не должны меняться, должна изменяться музыкальная палитра. Действительно, мир движется, музыкальный мир вместе с ним, и мы тоже стараемся двигаться.

Марина Ланда: Надо сказать, мультипликация дает огромную возможность, и это композиторское счастье, работать в мультипликации. Ты можешь сегодня писать рок, а завтра — лирическую песню, послезавтра это а-ля бардовская песня, а потом это симфоническая музыка, а потом это романс, латино. Тебе сценарий предоставляет возможность пробовать, выдумывать, баловаться.

Разве это не ограничивает композитора?

Сергей Васильев: Нет, нет, наоборот…это как музыкальный шведский стол, дает возможность тебе попробовать всё.

Марина Ланда: Да, это очень здорово. И хочется, чтобы всё было вкусно.

Вы являетесь постоянными композиторами проекта «Смешарики».  Я лично считаю, сериал  гениальным, потому что он одинаково интересен и моему 5-летнему брату, и мне, и моим родителям. Но критики мультфильма говорят о том, что проект не так хорош, в нём не показываются семейные ценности, например, у героев нет семьи  или в нём слишком много мрачных философских образов, есть претензии к внешности «Смешариков».  Что вы можете сказать этим критикам?

Марина Ланда: На счет анимации я не знаю, потому что, конечно, это дело специалистов. Нам «Смешарики» симпатичны. Особенно, первые серии, которые создавались по сценариям Сергея Лебедева, который придумывал, создавал эти характеры и заложил этот многослойный мир — добрый, мудрый, неоднозначный, в том смысле, что герои такие «не гладкие». Каждый их них, как любой человек, имеет и хорошие черты, и похуже, мы все такие. Умение дружить любить , прощать, помогать —всё это с лихвой заложено в сценарии мультсериала.

Сергей Васильев: Но это сделано не сладенько, а как в жизни, серьезно, порой даже трагично, но в конце, всё равно всегда выходят светлые ноты.

Марина Ланда: «Смешарики» умеют чувствовать, они живые. Старшие помогают младшим, младшие стараются не обидеть и что-то хорошее сделать в ответ.

Сергей Васильев: Они не плоские. Многие мультфильмы, да и фильмы вешают ярлык на героев: злодей, добряк и так всю дорогу, а в жизни так не бывает, вот это как раз плоская история, плоская анимация. Такой, к сожалению,  сейчас большинство. А в «Смешариках» этого нет, они все разные, объемные. Они как раз и есть семья, дело ведь не в том, что есть папа, мама сын или дочка. Семья  — это прежде всего то, о чем мы говорим…
Марина Ланда:..взаимопонимание, дружба, желание помочь, нежное отношение друг к другу.

Сергей Васильев: И ситуации самые разные, похожие на наши жизненные. В начале проекта очень многие взрослые писали нам с благодарностью : «Мы наконец можем сидеть вместе с ребенком и не скучать, посмотреть мультик, а потом обсудить, посмеяться вместе». Вот оно, то объединяющее начало «Смешариков», поэтому это очень семейный проект. В смешариках дети узнают себя. Часто мы слышим: «О, у нас в семье есть распределение: папа-Лосяш, мама-Нюша». И это замечательно. Поэтому мы категорически не согласны с «критиками».

Марина Ланда: У нас есть концертные встречи, где мы видим, что все поколения объединяет и музыка «Смешариков». У нас замечательный музыкальный театр детей в Петербурге.

Вы с Сергеем Васильевым являетесь его руководителями, не могли бы рассказать поподробнее?

Марина Ланда: Да, с удовольствием.

Сергей Васильев: Это наше любимое дело.

Марина Ланда: Этот театр существует в Санкт-Петербурге около двадцати пяти лет. В нем занимаются ребята от шести до семнадцати лет, и мы их не делим на возрастные группы, а занимаемся со всеми вместе. Есть разделения по опыту, умениям. Все эти годы дети занимаются в театре бесплатно, это принципиальное наше решение, чтобы могли заниматься те ребята, которые талантливы, а не те, кто может заплатить. Мы выступаем и в концертных программах,  и ставим спектакли. Наш любимый спектакль «15 старых чемоданов и одна страна», в нем много песен Дунаевского, Булата Окуджавы, мы поём Высоцкого, Андрея Петрова, Исаака Шварца. Самые разные произведения, но все они сделаны в жанре зримой актерской песни.

Сергей Васильев: Мы стараемся, чтобы ребята проживали песню, чувствовали её, понимали. И в данном случае голос — только средство, мы не пытаемся их уровнять или научить их (громко поет голосом оперного певца) петь так, чтобы было слышно! Нет, как он может, так он и поет.

Марина Ланда: Да, индивидуальность каждого мы стараемся сохранять, вот ты,  например, такой немножечко…

Сергей Васильев: Тюфяк!

Марина Ланда: И будь таким! Мы понимаем, что ты такой, особенный. Также как в «Смешариках» – вот человек такой,  как Ёжик, а вот —  такой пафосный, как Бараш или Каркарыч. А вот эта девочка —  точно Нюша.

Марина Ланда: И ребята у нас очень дружат, и мы вместе ездим на гастроли.

Сергей Васильев: Пока мы были здесь, в Тюмени, они выступали без нас.

Марина Ланда: Каждый вечер нам писали, рассказывали о своих репетициях. Они очень любят то, что мы вместе делаем. И в работе у нас всё переплетено, мы стараемся не разделять театр и написание музыки.

Значит нет того, что важнее: создание музыки или работа в музыкальном театре?

Сергей Васильев: Нет, это всё связано, в каждый момент перетекает из одного в другое.

Марина Ланда: На радио «Россия» делают передачи и для детей в том числе. И в Тюмени можно услышать программы, где дети рассуждают  о музыке,  о любви, Словом, на те темы, которые их волнуют, но всё это перемежается с музыкой. И мы считаем,  что у каждого человека есть своя мелодия, и его жизнь — это, можно сказать, звуковая дорожка,  потому что мы встречаемся с музыкой, которая нас формирует.

А если ребенок не имеет музыкального слуха, но очень старается, хочет попасть к вам, ему в этом помогут?

Марина Ланда: Да, конечно, было бы желание. Мы принимаем ребят по глазам, даже иногда не слушаем. Мы бы взяли, например, всех, кто  был сегодня  у нас на концерте.  Глаза у них горели, мы чувствовали их искренность, отклик.

Сергей Васильев: Человек же меняется. Сидит он, сидит, и вдруг как будто лампочка включается,  он начинает светиться.

Марина Ланда: Это, как правило, происходит, когда ему что-то очень нравится.

Сергей Васильев: От такого человека сам заражаешься. Бывает, не включается, а может петь изумительно просто.

Марина Ланда: И мы его не возьмём.

Сергей Васильев: Потому что как ты не старайся — нет и всё…а он, вроде, про другое. У Марины есть уникальная методика, выработанная за многие годы,  разные игровые музыкальные упражнения. И сколько лет мы наблюдали, как человек абсолютно без слуха, правда, сидит год, со всеми терпит, слушает, и вдруг начинает втягиваться и уже встает вперед и поёт.

Марина Ланда: У каждого человека есть слух, я в этом уверена. Если он понимает, что поёт неверно, значит, у него точно есть слух. А дальше дело педагогики, техники, терпения, любви… и эта система взаимодействия уха и голоса сработает, человек, если хочет, обязательно  запоёт.

Какой должна быть детская песня, чтобы её запели все? Есть ли какие-то стандарты?

Сергей Васильев: Не знаем, мы об этом никогда не думали.

Марина Ланда: Если бы люди знали ответ на этот вопрос, все бы писали изумительные песни, которые бы подхватывали все дети. Но к счастью, этого рецепта нет, каждый идет своей дорогой и ищет этот самый рецепт.

Сергей Васильев: Не дай Бог, нам когда-нибудь подумать, что мы знаем это рецепт, и начать создавать песни, словно печь блинчики. Для нас это каждый раз удивление, как рождение ребенка. И вот песня рождается, и ты не знаешь её судьбу, волнуешься…  И это позволяет нам не заскучать, представляете, как было бы грустно если бы мы знали.

Марина Ланда: Ну, давай, сегодня веселую: аккорд такой, гармония такая, тут мелодию мы кинем туда… ужасно!

Сергей Васильев: Хотя, признаться, мы иногда слышим то, что сделано по определенному принципу, и это тоже работает.

Марина Ланда: Мы называем это кубик Рубика, когда знают механизм и пользуются этим, и от всего этого веет холодом.

Сергей Васильев: Вот вы сказали про песни«Облака», «Голубой вагон»… Они же были в удивительном мире тишины. В нашем детстве в кафе, в машине музыки не звучало, было радио, но из него много говорили, и музыка была событием. Мультфильмы по телевизору шли редко, их ждали. А сейчас музыка льется отовсюду.

Марина Ланда: Посмотрите, мы сидим, и сколько звуков вокруг нас (на протяжении всей беседы откуда-либо доносились песни и мелодии).

Сергей Васильев: Да, и ты перестаешь  относиться к музыке как к событию, она становится чудовищным словом «ФОН»…

Марина Ланда:и как в этом потоке сделать что-то, чтобы зацепило?

Сергей Васильев:…чтобы музыка вернулась как событие, важное, а не как заполняющее. Музыка — она, ведь, прямо в сердечко попадает. Как  Пушкин говорил?.. «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает…

Хором:..но и любовь — мелодия».

Прощаясь, Сергей и Марина сказали о том, что хотят приехать в Тюмень с большим концертом и музыкантами. Очень надеемся вновь встретиться с авторами детских песен и получить не меньше эмоций, чем ребята которым,благодаря Международному кинофестивалю  «Ноль Плюс», посчастливилось услышать песни Смешариков от первого лица.

Юлия КУЛИКОВА,

фото Елены ЗАБОРСКИХ

Дата публикации: Суббота, Октябрь 7th, 2017

Время публикации: 13:00

Оставить комментарий

Войти с помощью: