Во мне живут сто двадцать человек…

Персональная выставка картин тюменского поэта и художника Виталия Огородникова «Я – житель планеты Земля» открылась в информационно-библиотечном центре, более известном, как юношеская библиотека на Червишевском тракте.

Виталий Огородников читает стихи

Наше знакомство с Огородниковым случилось лет этак несколько назад на заседании литобъединения при Союзе писателей. Я тогда прочитала стихотворение, которое начиналось словами «А самогонка хороша…». «Ольга, это плохое стихотворение, выбрось его!» – сказал мне Виталий. И добавил в ответ на мое удивленное «почему?»: это пропаганда алкоголизма!

Автопортрет

После того случая встречи были единичными и малоинформативными. Как и все, я знала, что Огородников, помимо стихов, увлекается еще и велопутешествиями – то и дело доходили слухи об очередном его велопробеге, но чтобы еще и живопись… Получив приглашение на открытие выставки картин, решила сходить. Как говорится: чисто ради интереса.

Гости выставки

И кто бы мог подумать, что в этом невысоком, отнюдь не атлетического сложения человеке столько жизненных сил и энергии! Впрочем, рыжие люди, а он  однозначно – рыжий, по всей видимости, «заряжены» от рождения.

По своему образованию и первой профессии Виталий Огородников – геодезист. «А по жизни – изыскатель» – смеется он. Отсюда и любовь к велосипеду, к путешествиям. Если в молодые годы пришлось объехать чуть ли не полстраны по долгу службы, то сейчас – по велению сердца. Он из тех, про кого написана песня «Старость меня дома не застанет, я – в дороге, я – в пути».

С художником Яном Боме

Первое свое велопутешествие совершил десять лет назад, в 2007 году. Это был «бросок» на Севастополь, который, к сожалению, не удался: в Элисте сошел с маршрута. В 2012 году он повторил попытку – и далекий, тогда еще украинский город покорился российскому путешественнику. Потом были Казахстан, Калмыкия, Берлин – 22 июня 2017 года «взял рейхстаг», потом – Испания, Мадрид. В этом году у Виталия в планах Средняя Азия: стоять нельзя, – говорит он, – надо двигаться.

Макс. Это он хочет сделать из Огородникова марафонца

Штрих к портрету: не чужд наш герой и экстремальных видов спорта. Потихоньку моржует, потихоньку бегает, даже готовится к преодолению марафонской дистанции, на старости лет принял участие в проекте «Стальной характер».

Поэзию, спорт и живопись Виталий Огородников друг от друга не отделяет и обособленно одно от другого не рассматривает.  Говорит: «Поэзии для меня нет и не было.  Я не представляю, что это такое. Все до кучи. Что пою, что на велосипеде еду – все одно».  Однако три сборника стихов в его активе имеется, а еще медаль им.Ф.Тютчева за заслуги в поэтическом творчестве.

С любовью к рисованию – отдельная песня. Рисовал он всегда. Причем не только он, но и братья. С младшим – Петькой ходили учиться в мастерскую к известному тюменскому художнику Остапу Шрубу: его карандашный портрет можно увидеть на выставке.  Шруб талантливых мальчишек не просто привечал, но и обучал, делясь мастерством, а также кистями и красками, которых в свободной продаже в советское время не было. И даже прочил Огородникову карьеру живописца. И даже организовал для двух талантливых мальчишек выставку в тюменском доме художника. Было это в далеком 1972 году. 45 лет назад…

Портрет Остапа Шруба

Но… Огородников поступил по-своему, о чем, впрочем, и не жалеет. Живопись осталась в нем, как хобби, наравне со стихами и бардовскими песнями – да-да, есть еще и такое увлечение. Есть еще и народный театр, и хор имени Гостева… Кажется, невозможно перечислить все, чем увлекается Виталий Огородников.

Но вернемся к выставке. Из экспонатов той первой, состоявшейся в 72-м году, мало что сохранилось – две-три картины, не больше. Взяться вновь за кисть Огородникова сподвигла коллега по перу, тюменская поэтесса Антонина Маркова. «Она меня пнула, – смеется Виталий, – и я вспомнил, что я – художник. Это выставка Тони, поэта Игоря Ефимовича, который сделал фотографии для буклета, моего сына Федора, который помог смонтировать… Это выставка всей нашей команды». Кстати, посвятил он ее памяти брата Петьки…

Деда Лёша

Мастерскую сделал прямо в квартире – на коврах поставил два станка, достал краски и холсты, оставшиеся от Шруба. Рамы для картин подарил художник Анатолий Квасневский со словами «В них будут твои картины!». И за короткое время создал целую серию полотен – специально вот для этой, только что открывшейся выставки. А потом…

– Собрал все с ковров, пропылесосил и достал прозу, которой уже лет сорок. Дождалась своего часа… В «Сибирском богатстве» уже вышло несколько рассказов.
Я-то, наивная, рассчитывала взять у героя дня небольшое интервью. Куда там! На открытие выставки он, охрипший, сорвавший голос, примчался с фестиваля бардовской песни и вновь умчался на очередную встречу, едва только закончились приветственные речи. Оно и понятно: нельзя стоять, надо двигаться.

Ольга ОЖГИБЕСОВА

Без гитары — никуда!

Цветаева

Пейзажи

«На нашей улице праздник»

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: