Алексей Текслер: «В среднем 68% выручки нефтяных компаний идет в бюджет России. Назрела необходимость изменить фискальную систему»

Россия продолжает оставаться ведущим игроком в области поставки углеводородов (нефти, газа, угля) на мировые рынки. По объемам поставки газа страна стабильно занимает I место в мире, нефти и угля — II и III места соответственно. И когда вводятся санкции по политическим соображениям, вероятнее всего, их инициаторы преследуют цели продвижения своих экономических интересов на мировых рынках. «Мы в этом видим нечестную и несправедливую конкуренцию на глобальных мировых рынках, где Россия является лидером», — заявил первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер. Он обозначил основные тенденции в сфере развития ТЭК и пояснил, что в связи с ростом затрат у нефтегазовых компаний на разработку запасов углеводородов, в России планируют трансформировать существующую фискальную систему. Главная задача – повысить мотивацию недропользователей к работе с трудноизвлекаемыми запасами.

Алексей Текслер

«Хотел бы рассказать о нескольких трендах, которые влияют в том числе и на госполитику, которую мы ведем в сфере ТЭК. Мировые тренды сегодня – это глобализация. Любой углеводород можно доставить в любую точку мира и для нас это важный вызов. Мы планируем развивать сферу поставки сжиженного природного газа. Следующий важный тренд – развитие технологий в широком смысле этого слова, в том числе цифровизация, которая сейчас многом напрямую влияет на эффективность отраслей и в этой связи нам как государству нужно поддерживать внедрение максимально эффективных способов добычи, — высказался Алексей Текслер. – Третий тренд – климатическая повестка, которая влияет на динамику развития возобновляемых источников, распространение электромобилей, хотя во многом влияние этих процессов преувеличено масс-медиа, но, тем не менее, на эту повестку тоже нужно обращать внимание. Все это влияет на трансформацию энергетического баланса и следующий важный фактор, который сегодня влияет в целом на глобальную энергетику – это санкции, которые вводятся одними странами против других якобы по политическим соображениям, но во многом для продвижения своих экономических интересов».

Алексей Текслер отметил, что отрасль нефтегазодобычи бурно развивается. По его словам, с 2000 года объем добычи нефти в России вырос на 70%. Примерно такую же динамику демонстрирует индустрия переработки углеводородов. Однако достижения были обусловлены использованием ресурсов, заложенных еще в советское время. Сейчас – условия стремительно меняются, поэтому назрела необходимость изменения существующей системы налогообложения. Легкодоступных углеводородов становится все меньше, а извлечение нетрадиционных и трудноизвлекаемых запасов требует больших инвестиций, что при существующей фискальной системе делает этот процесс нерентабельным. Иными словами, часто нефтяным компаниям выгоднее отказаться от разработки таких месторождений, чем осваивать их, вкладывая средства в инфраструктуру и технологии.

«У нас, действительно, очень конкурентные запасы, поэтому наша фискальная система настроена таким образом, что в среднем порядка 68% выручки наших нефтяных компаний поступает в бюджет государства, а если говорить о некотируемой части, то больше 80% выручки. Но запасы ухудшаются и нам нужны новые стимулирующие меры, нам нужно трансформировать нашу фискальную систему, чтобы стимулировать дальнейшее развитие отрасли, — пояснил он. — Я против слова «льготы». Это не льготы. Это адекватный ответ той экономике, той геологии, той реальной ситуации в секторе, которая у нас сложилась. Нам нужно адекватно реагировать. Западная Сибирь ежегодно теряет до 3% добычи. Это связано с тем, что неэффективно добывать часть запасов в рамках той системы налогообложения, которая существует, поэтому мы предлагаем ввести новые стимулирующие меры».

По его словам, вопрос введения дополнительных мер поддержки обсуждается на уровне правительства страны с участием министерств, ведомств и отраслевых компаний. Уже принят федеральный закон о вводе с 2019 года нового налога для нефтегазовой отрасли – так называемого налога на добавленный доход (НДД).

Поясним. Сейчас нефтяные компании платят налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортные пошлины. Эти налоги взимаются с выручки компаний. Реформа налога для нефтяных компаний предполагает частичную замену НДПИ новым налогом на добавленный доход. Взимать его будут с дохода от продажи нефти за вычетом экспортной пошлины, сниженного НДПИ, расходов на добычу и транспортировку. Переход на эту систему пока носит добровольный характер и будет применяться с учетом так называемых повышающих коэффициентов (аплифтов), которые будут зависеть от состояния налогооблагаемых активов. Ставка будет во много зависеть о того, новые месторождения (гринфилды) осваивает компания или старые (браунфилды). По оценкам экспертов, переход на НДД позволит повысить в 2019–2035 годах бюджетные отчисления от нефтегазовой отрасли почти на 1 трлн руб. и принесет не менее 100 млн. тонн дополнительной добычи нефти по сравнению с текущими объемами.

«Это позволит учитывать амортизацию, направлять инвестиционные ресурсы непосредственно в добычу, в геологоразведку, стимулировать освоение новых месторождений, а также позволит нашей стране сохранить лидирующие позиции на мировых рынках и после 2022 года, — пояснил Алексей Текслер, – уйти от угрозы снижения объемов добычи, продолжить поставлять нашим партнерам качественную нефть».

PARK72.RU

0