Чубатые мураши против русской культуры

На Украине ультранационалисты приходят в ужас. Уж как не пытаются они вытравить русский язык и русскую культуру, но почти ничего не выходит. В Киеве, например, люди как говорили, так и говорят на русском языке.

У фашиствующей украинской писательницы Ларисы Ницой это вызвало приступ негодования: мол, все наши усилия в песок, все по-прежнему говорят на русском. Идет она, бедная, по Киеву, а вокруг одни иностранцы. Так она называет украинцев, говорящих на русском языке. Новой украинской власти никак не удается одолеть русский язык.

Лариса Ницой

В Киеве очередное весеннее обострение русофобии. На днях бурю негодования на просторы интернета выплеснула одиозная украинская писательница Лариса Ницой.

Она вдруг с удивлением обнаружила, что, несмотря на несколько лет навязчивой украинизации, подавляющее большинство киевлян продолжают говорить на русском языке, который Ницой пренебрежительно именует «тамбовским».

«Сын пригласил в кино. Побежал за попкорном. Стою. Одна. Среди великого русского моря. Одна. Песчинка. А вокруг сплошной тамбов… Кто? Кто штампует этих тамбовцев и на какой фабрике? Сколько было встреч. Сколько лекций прочитано. Сколько уроков проведено. Сколько рассказов и сказок написано. Все в песок. Все вокруг иностранцы: в самолете и в подземке. Посетители, сплошная молодежь – тамбов. Обслуживание, сплошная молодежь – тамбов. Откуда?» (Лариса Ницой, украинская писательница).

Ницой, как известно, не покладая рук строчит одну детскую книгу за другой. Из последних шедевров – сказ о несокрушимых чубатых мурашах, которые под украинским флагом борются с муравьями-оккупантами.

Иллюстрация из книги «Непереможні мураши» Ларисы Ницой

С русским языком Ницой воюет тоже давно. Продавщицам она швыряет мелочь в лицо за отказ говорить по-украински. И даже безобидные пасхальные куличи приводят ее в бешенство.

«В супермаркетах кругом в Киеве написано «кулич». У нас такого никогда не было. Кулич – это там, за поребриком, а у нас должна быть пасха. Нам надо не бояться насаждать украинский язык, вводить штрафы, а на работу брать только тех, кто говорит на украинском» (Лариса Ницой, украинская писательница).

Последние четыре года киевская власть открыто занималась истреблением русского языка. Его заметно ограничили на телевидении и в школах, полностью запретили при выступлениях в Верховной Раде.

Националисты вламывались в магазины и кафе, терроризируя русскоязычный персонал, и избивали людей прямо на улицах за русскую речь. Однако заметного сдвига, выходит, так и не добились.

Чем возмущается Ницой? Что все годы каторжной работы над украинизацией оказались напрасными. Куда не выйдешь, всюду тамбовский язык…

Аскольд Лозиньский, президент Всемирного совета украинцев (1998 – 2008), выступал несколько лет назад в Киеве и так же поражался: хожу по Крещатику и чувствую себя иностранцем, нигде не слышу украинской речи.

Ирина Фарион

А это лишь сильнее раздражает укронационалистов. Еще одна свидомая патриотка Фарион договорилась до того, что предложила считать всех русскоязычных людьми второго сорта.

«Мне абсолютно безразлично русскоязычное население. Потому что кто это? Прошу показать мне такую юридическую категорию. Где в Конституции Украины написано, что такое имеет право на существование? Это выдумка» (Ирина Фарион, член Всеукраинского объединения «Свобода»).

То есть Фарион ставит под сомнение само существование людей, разговаривающих на русском языке. И чем эти призывы отличаются от того, что происходило в Германии в середине 1930-х годов? Там все тоже начиналось с факельных шествий, а закончилось коричневой чумой и геноцидом десятков миллионов человек.

Это открытый призыв к физическому уничтожению всех инакомыслящих, всех предателей, как они называют, и всех «не патриотов Украины». Для них показатель языка – это уже сразу штамп, что это враг, что это не патриот, что это агент Кремля. У них такая идеология, у них такая психология.

Другими словами, налицо попытка построить моногосударство, основная идеология которого основывается на превосходстве украинцев над всеми остальными, и поэтому русский язык действует на укронационалистов как красная тряпка на быка.

В начале 1990-х некто Дмитро Корчинський предполагал за каждое русское слово рубить по пальцу. Да, это нацизм. Да, это откровенная русофобия. Да, за эти слова в Европе бы, в той, в которую Украина якобы стремится, давно бы уже посадили бы за решетку за разжигание межнациональной розни, но, как мы видим, когда речь заходит о русском языке, Европа закрывает глаза на подобные заявления.

Впрочем, даже европейцам закрывать глаза все сложнее. В своих попытках ущемить русский язык киевская власть все чаще заигрывается. На минувшей неделе Конституционный суд Украины отменил закон «О принципах государственной языковой политики» № 5029-VI (так называемый закон «Кивалова-Колесниченко»).

Этот закон предусматривал возможность официального использования региональных языков – то есть тех, который считают родным более 10% населения соответствующей области. Верховная рада проголосовала за его отмену вскоре после смены власти в стране в 2014 году, но лишь 28 февраля 2018 года Конституционный суд признал его не соответствующим основному закону Украины.

Глава Международного совета российских соотечественников Вадим Колесниченко, который является автором проекта этого закона, назвал решение Конституционного суда беспрецедентным.

По его мнению, этим решением Украина отбросила себя назад, потому что у нее есть обязательства по хартии региональных языков или языков меньшинств. Кроме того, проект закона был согласован и рекомендован комитетом министров Совета Европы, Венецианской комиссией.

Он думает, что венгерское, румынское, польское сообщества, чьи права на Украине сейчас резко ограничены, будут добиваться того, чтобы в отношении Украины были введены те или иные санкции. Потому что это не просто нарушение прав человека. Защита языковых прав человека – один из базовых принципов Евросоюза.

Петер Сиярто

И, действительно, тут же Киев получил жесткий ответ из Будапешта. Глава МИД Венгрии Петер Сиярто назвал этот шаг Украины ударом в спину Европе, то есть в Киеве клянутся в приверженности европейским ценностям, а на деле при первой же возможности плюют на них.

«В Украине осуществляется брутальное нападение на национальные общины. Серия связанных действий началась с закона «Об образовании», продолжилась нападениями на штаб-квартиру Общества венгерской культуры Закарпатья, а теперь достигла апогея с отменой закона о языке, который позволял меньшинствам использовать их родной язык» (Петер Сиярто, глава МИД Венгрии).

В самом деле, как с такой идеологией Украина стремится в Европу? Ведь не мешает же той же Швейцарии иметь сразу четыре государственных языка. И никто там не видит в этом ничего опасного для государства.

А что останется от Украины, если все русскоговорящие в одночасье уедут из страны, как об этом мечтают Ницой, Фарион и им подобные?

Напомню слова Шухевича. В 1947 году он говорил, что если из 40 миллионов украинцев останется 20 миллионов, то ничего страшного. Наша власть должна быть страшной. Таким был постулат Романа Шухевича. А он идол нынешних нацистов. Они берут с него пример.

Поэтому, если опустеет наполовину Украина (а Украина уже потеряла почти половину своего населения –  уже по всем оценкам, не более 28 миллионов осталось на территории нынешней Украины – из 52 миллионов в 1992 году), то ничего страшного, по их преступной логике, не произойдет.

Но почему же, несмотря на все усилия, киевская власть до сих пор так и не может справиться с русским языком?

100 лет украинизации Киева, 100 лет! А они ничего не могут сделать. Насаждают. Сажают в тюрьмы. Но стоит чуть-чуть послабление допустить, как это было при Януковиче, моментально все откатывается назад.

Сразу же, тут же люди переходят на свой родной русский язык, на котором они говорили веками, и будут говорить, что бы там ни делали. Сразу же возвращаются русские вывески, таблички, рекламы и тому подобное. И они это прекрасно понимают, что как ни стараются, как ни зажимают русский язык, но, рано или поздно, пружина выпрямляется.

Судя по всему, именно этого больше всего боятся киевские русофобы, включая Порошенко, ведь, как ни крути, а украинский язык для большинства из них неродной. Они продолжают мыслить по-русски, а уже потом переводят это на мову, то и дело забывая слова.

— Как будет кошелек по-нашему?

 — Гаманець.

Да, президенту Порошенко следовало бы подучить украинский язык. Что-то владеет он им неважно.

Виктор КОЛМОГОРОВ

1 комментарий

  • какО-такО международное сообЧество, верней глобальная бюрократия, выдержит истерики шумеров? пасует сразу под напором, вскормленных совком (простившим бандеровщину) креативщиков… вот последний пример, с которым нам жить!

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: