Родину Есенина хотят застроить коттеджами

Недавно прокуратура Рязанской области проверила законность построек на территории музея-заповедника Сергея Есенина в Константиново и выявила, что в регионе не принимаются достаточные меры по охране этого важнейшего объекта нашего культурного наследия.

3QeeR6odSdk

Дом-музей Сергея Есенина. Государственный музей-заповедник С.А. Есенина

Но это произошло лишь после того, как тема прозвучала в полный голос в апреле 2014 года в ходе медиа-форума независимых региональных СМИ. Тогда один из участников форума обратился к Владимиру Путину с просьбой принять меры по прекращению незаконной застройки.

Президент поручил тогда губернатору Рязанской области Олегу Ковалеву разобраться в ситуации. Так что же произошло и чего не произошло с тех пор?

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

Сегодня на родине великого поэта в селе Константиново Рязанской области ждут перемен: одни – с надеждой, другие – с ужасом.

srGH3HKaJRs

Внутренний двор дома, в котором родился Сергей Есенин. Государственный музей-заповедник С.А. Есенина

О том, что государственный музей-заповедник Сергея Есенина в скором времени может измениться до неузнаваемости, год назад президенту Путину сообщил журналист из Рязани.

«Все эти есенинские дали собираются застроить. Земли из земель сельскохозяйственного назначения переведены уже в земли под строительство. По нашим скромным подсчетам и подсчетам коллег-активистов это уже 74 гектара земель – соответственно, ландшафт уже нарушается, строятся уродливые трехметровые заборы, появляются уже уродливые коттеджи» (Алексей Фролов, журналист).

 Президент отреагировал жестко и пообещал призвать власти Рязанской области к порядку.

«Голова-то должна быть на плечах, надо же понимать, где и что застраивать. И есть вещи, которые, безусловно, являются частью нашего национального культурного кода, лежат в основе нашей культуры» (Владимир Путин, президент России).

 На высоком есенинском берегу Оки растут коттеджи статусных толстосумов не только местного, но и федерального уровня.

По словам директора музея, варварская застройка заповедных мест идет второе десятилетие, однако попытки остановить это стали предприниматься лишь после того, как президент обратил внимание на проблему.

ppp0497

Дом-музей Сергея Есенина. Государственный музей-заповедник С.А. Есенина

«Отрицать тот факт, что на территории Константиново есть диссонирующие объекты, невозможно, но этот процесс, он, к сожалению, пошел еще с начала 90-х годов 20 века и, по-хорошему, конечно, надо бы было начинать эту работу, к которой приступили не так давно, только сейчас, еще тогда» (Борис Иогансон, директор музея-заповедника С.А. Есенина).

«Поколение «новых русским» внесло черную лепту в ту проблему, с которой мы встречаемся до сих пор. С начала 90-х годов, когда у нас все перевернулось и начало только устраиваться, российские нувориши почему-то сочли, что их место рядом с Есениным. Это считалось круто, повышало их престиж и авторитет в их собственной среде» (Ольга Воронова, профессор-есениновед).

5PFtr5BguXc

Ольга Воронова, профессор-есениновед

Венцом полета фантазии новых константиновских дачников стал особняк москвички Митиной напротив дома поэта.

«Рядом с домом священника, воспитавшего Есенина, считавшегося его духовным наставником, построено вот это чудовищное строение абсолютно диссонирующее с окружающей средой. Его хозяйка – неуловимая личность, которую можно, наверное, объявлять во всероссийский розыск, гражданка Митина, жительница Москвы…» (Ольга Воронова, профессор-есениновед).

Избавиться от этого и подобного ему «вставных зубов» в Константиново и окрестностях уже отчаялись. Решения судов игнорируются, судебные приставы сетуют на неуловимость хозяев, а те с помощью адвокатов находят все новые уловки, чтобы не перестраивать уже построенные дома.

«Находятся различные юридические лазейки для того, чтобы не осуществлять судебные решения или приносят проект, который невозможно согласовать в органах охраны; обращаются в различные судебные инстанции и службы для того, чтобы затормозить этот проект» (Борис Иогансон, директор музея-заповедника С.А. Есенина).

Казалось бы, получив президентское поручение, власти Рязанской области встали на путь исправления – ввели мораторий на строительство на территории музея-заповедника и начали разработку достопримечательного места, которое, по заверениям авторов, призвано сохранить есенинский край в поэтической первозданности.

«В Рязанской области делается все возможное для того, чтобы у нас появилось достопримечательное место «Есенинский край», позволяющее сохранить объекты культурного наследия, памятные места, природный ландшафт на этой территории» (Виталий Попов, министр культуры и туризма Рязанской области).

oXgeLCso0fA

Виталий Попов, министр культуры и туризма Рязанской области

Звучит красиво и убедительно, однако рязанские краеведы и градозащитники, как они сами себя называют, говорят о том, что многое уже не исправить.

«У нас 38 сел и деревень в охранных зонах заповедника. Их можно застраивать, развивать, однако – нет, деревню не трогают, а идут в чистое поле – обязательно на берег реки, обязательно закрывают подход к реке. Мы сейчас не можем на расстоянии 3 километров подойти к реке, начиная от Кузьминкого почти до деревни Аксеново – два узеньких прохода» (Андрей Петруцкий, градозащитник).

4LKkHB7G5UU

Андрей Петруцкий, градозащитник

 Сегодня те, кто борется за выживание есенинского музея-заповедника, считают самым главным не допустить новой застройки на его территории и остановить ее там, где она уже началась, но это очень непростая задача. Из 42 исков о незаконном строительстве за год были выиграны всего несколько; 36 дел проиграно; и только по 9 из них были поданы апелляции.

Недавно прокурорская проверка законности построек на территории заповедника выявила:

«Министерством культуры Рязанской области не принимаются надлежащие меры по охране объекта культурного наследия» (прокуратура Рязанской области).

 В свою защиту министр культуры и туризма области ссылается на несовершенство нашего законодательства и изворотливость новоявленных хозяев земли.

«Двухэтажное здание, которое прописано, которое возможно к строительству, к нему добавляется цоколь и мансарда, и получается четырехэтажное, и мы ничего не можем сделать. Мы не имеем на это права. Они, эти здания, у нас будут вписаны в список диссонирующих. При любом проведении реконструкции или перестройки  они будут должны получать согласование, и вот при этом согласовании им будут даваться жесткие рекомендации, чтобы строительство велось в соответствии с режимами»  (Виталий Попов, министр культуры и туризма Рязанской области).

Но будут ли соблюдаться эти режимы? Так, в соответствии с режимами на территории Константиново уже год действует мораторий на строительные работы, но что мы видим?

«Сто метров от дома Есенина – стройка, которая идет в этом году. И вот, например, этот дом конкретно – суд проигран, апелляция не подается».

Недавно на продажу был выставлен дом ближайших соседей семьи Есениных. Цена вопроса – 8 миллионов рублей.

У хранителей поэтического источника вдохновения таких денег нет, но, говорят, что покупатель уже нашелся. Вот только что же построит новый владелец рядом с домом Есенина, остается только гадать.

uENGqkiuLAI

Памятник Сергею Есенину в с. Константиново

Вот такая печальная история. Причем касается она далеко не только музея-заповедника Есенина, проблема гораздо шире.

И одна из причин, как представляется, это явные недоработки в нашем законодательстве.

В частности, в Федеральном законе «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» указано, что на территории достопримечательного места разрешается капитальное строительство, но какое и в каком объеме – не указано.

Это оставлено на усмотрение местных властей, что дает, безусловно, большие возможности и для злоупотреблений, и для прямого нарушения закона.

И судьба музея-заповедника Есенина лишний раз подтверждает: закон надо переписывать. Без этого злоупотребления и хаос не остановить.

Виктор КОЛМОГОРОВ

Добавить комментарий

Войти с помощью: