Тюменские депутаты разбирались в картельных сговорах, ценах на бензин и нарушениях при проведении госзакупок

У тюменских депутатов накопилось немало вопросов к тюменскому управлению Федеральной антимонопольной службы. Они рассчитывали, что на них лично ответит руководитель данного ведомства Игорь Веретенников. Но он ушел в отпуск, поэтому «держать ответ» перед парламентариями на сегодняшнем заседании Тюменской областной думы пришлось его заместителю, начальнику отдела контроля за монополистической деятельностью Дмитрию Полухину.

«Отпуск – отпуском, но порядок должен быть»

Вопросов депутаты задали немало. В частности, их интересовало:

— Почему с организаторов картелей не взыскивают в полном объеме вред, нанесенный их деятельностью государству?

— Как часто в Тюменской области заказчики, представляющие органы власти и крупные компании, «затачивают» техническую документацию под конкретного участника торгов?

– Контролирует ли тюменское УФАС России ценообразование при приобретении объектов недвижимости за счет средств регионального бюджета у единственного поставщика?

Конкретно на данные вопросы Дмитрий Александрович ответить не смог. И его выступлением депутаты остались не вполне довольны. Спикер регпарламента Сергей Корепанов даже предложил озвучить Игорю Веретенникову – после его возвращения из отпуска – пожелание: чтобы тот проявлял больше уважения к облдуме и лично принимал участие в заседаниях, когда его приглашают, либо – тщательнее готовил заместителя к выступлению…

Тем не менее, несмотря на прозвучавшую критику (временами, не слишком корректную), Дмитрий Полухин достаточно полно осветил и основные направления деятельности ведомства, и детально ответил на значительное количество поднятых народными избранниками вопросов.

Штрафов за картели – на миллиард

В частности, он рассказал о наиболее резонансных случаях выявления в регионе картельных сговоров в минувшем году. Самым резонансным делом стало выявление так называемого медицинского картеля, который действовал на протяжении нескольких лет на территории сразу трех субъектов РФ: Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа.

«За все время своей деятельности картель заработал, по нашим оценкам, более 1 миллиарда рублей. После вмешательства ФАС России данный картель прекратил свое существование. По итогам рассмотрения всех дел, заведенных тюменским УФАС России, на участников данного картеля (речь идет о 8 компаниях) был наложен совокупный штраф в размере 260 млн. рублей», — сообщил докладчик.

Также он упомянул еще о нескольких выявленных случаях заключения антиконкурентных соглашений. В Тюмени, к примеру, был выявлен сговор участников конкурса перевозчиков пассажиров, который проводился администрацией города Тюмени. Цель их сговора – поддержание высокой цены контракта на торгах. Также было выявлено в регионе два семейных картеля. В Тобольске, как рассказал Полухин, такой картель создали отец-предприниматель и два его сына, в Ишиме – мать и два ее сына. И в том, и в другом случае, заявляясь с аффилированными компаниями на торги, они пытались сделать все возможное для того,чтобы госконтракт был заключен по максимально высокой цене.

Дмитрий Полухин пояснил, что такого рода дел было в пределах десятка. По итогам деятельности управления в 2018 году на участников всех картельных сговоров было наложено штрафов на общую сумму более 1 млрд рублей. Однако на сегодняшний день нарушителями было уплачено в бюджет страны всего порядка 25 миллионов рублей. По остальным долгам взыскание продолжается. Однако сумма, которая в итоге поступит в бюджет, будет значительно ниже суммы назначенных штрафов. По той причине, что, как выяснилось, челябинской компании, на которую тюменские антимонопольщики назначили самый высокий штраф за картельный сговор (820 млн. рублей) удалось отменить это решение через арбитражный суд.

С ценами на бензин — все штатно…

Значительную часть выступления представитель антимонопольного ведомства уделил ответу на вопрос о деятельности тюменского УФАС по контролю за ценами на рынке нефрепродуктов.

Выяснилось, в частности, что тюменские антимонопольщики с июня 2018 года в ежедневном режиме мониторят цены на розничном и оптовом рынке. Операторы рынка сами отчитываются о текущем состоянии цен, а местные антимонопольщики – перенаправляют эти сведения в центральный аппарат ФАС России.

«С позиции соблюдения антимонопольных запретов за прошлый год каких-либо нарушений антимонопольного законодательства со стороны участников рынка нефтепродуктов допущено не было. По результатам мониторинга, за текущий период 2019 года, по нашим данным, рост цен на топливо не превысил 3%-ный барьер. Так что в целом можно сказать, что участники рынка соблюдают условия соглашения, которое было заключено правительством РФ с нефтяными и топливными кампаниями о том, чтобы не допускать повышения цен в рознице выше уровня инфляции», — констатировал Дмитрий Полухин.

Что касается скачков цен на дизельное топливо, то они связаны с традиционным сезонным переходом весной – на более дешевые «летние» марки дизеля, зимой – на более дорогие – «зимние».

Он подчеркнул, что полномочия по контролю за ситуацией на рынке топлива возложены на центральный аппарат УФАС России.

Этот факт не слишком образовал тюменских парламентариев. В частности, депутат Глеб Трубин удивился, что никаких «существенных мер» для прекращения роста цен на топливо УФАС России не принимает: не проводятся проверки, не применяются штрафные санкции.

«К нам поступает очень много вопросов — и от простых граждан, и от предпринимателей – по поводу того, что цены на бензин растут. За год цены на бензин выросли почти на три рубля. Это официальные данные Росстата. При этом заработные платы у граждан не растут. Естественно, люди недовольны, потому что расходы на ГСМ заложены в стоимость всех товаров и услуг и подорожание цен на бензин автоматически приводит к удорожанию всех товаров на рынке. Думаю, необходимо инициировать обращение в правительство с предложением о заморозке цен на топливо», — высказался парламентарий.

«Заточка» контрактов и странные техзадания

От депутатов в антимонопольную службу поступил также вопрос о контроле со стороны ведомства за соблюдением законодательства о контрактной системе. И Дмитрий Полухин ответил на него.

«В 2018 году тюменским УФАС России был о рассмотрено 713 жалоб на действия заказчиков и уполномоченных органов, из них 67 жалоб поданы в отношении закупок для федеральных нужд, 243 – для нужд субъекта РФ и 403 — для муниципальных нужд, — конкретизировал он. — Что касается нужд субъекта РФ, то из поступивших жалоб, 26 были признаны обоснованными, а 113 – необоснованными; что касается муниципальных нужд, то 88 жалоб признаны обоснованными, а 129 – необоснованными».

Большое количество поступивших жалоб и выявленных нарушений в области муниципальных закупок связано с тем, что именно в этой сфере проводится наибольшее количество конкурсов.

Обозначил он и наиболее частные нарушения. В числе таковых — установление избыточных требований к параметрам и характеристикам товаров, а также формирование сложной инструкции по заполнению заявки.

Как отметил Полухин, случается, что в инструкции используется большое количество символов и диапазонов значений, расшифровка которых занимает три страницы машинописного текста. В ряде случаев за представленной на конкурс документацией угадывается «заточка» ее под конкретного поставщика. Такие ситуация становятся поводом для возбуждения дел об административном правонарушении. Правда, сколько было выявлено подобных фактов в прошлом или текущем году докладчик не уточнил.

«Обратная связь» без деликатности

Тюменские депутаты удивились тому, что «семейные бизнес-подряды» могут быть фигурантами громких дел о картельных сговорах.

Депутата Игоря Нака интересовала логика расчёта штрафов для участников картелей.

«Вы в своем докладе сказали, что был выявлен картельный сговор на сумму 1 млрд. рублей. А результат – штраф в 250 млн. Почему мы не весь ущерб вернули в пользу РФ?» — спросил он.

Дмитрий Полухин пояснил, что «1 млрд рублей» — это не ущерб, нанесенный государству, а доходы, полученные участниками картеля, то есть не чистая прибыль, поскольку эта сумма включает также расходы на закупку и поставку товаров, которые не учитываются при назначении штрафов. Штрафы рассчитываются в строгом соответствии с прописанными в КоАП РФ пределами. Кроме того, на участников картельных сговоров заводится уголовное дело по ст. 178 УК РФ.

Но такой ответ Нака не удовлетворил.

«У меня такое ощущение, что вы не очень понимаете, о чем я вас спросил. Задача, которая сегодня стоит перед российским государством, — максимально искоренить картельные сговоры на рынке. Так вот — исходя из того, что вы мне ответили, я могу предположить, что в той сфере, о которой вы говорите, себестоимость ниже 50%, поэтому, наложив штраф на миллиард – 260 млн. рублей, вы оставили этим людям – участникам картельного сговора — маржинальный доход. Исходя из той логики, какая применяется при назначении штрафов, можно прийти к выводу, что нарушать, то есть участвовать в картельных сговорах, все-таки экономически выгодно. Перед выступлением советую заранее готовиться, потому что могут прозвучать очень пикантные вопросы. Думаю, что если сейчас задам вам третий вопрос, вам придется уйти с данной сцены».

Нак продолжал «наступать» на представителя антимонопольной службы даже с выключенным микрофоном…

Интересовали также депутатов вопросы, связанные с контролем в сфере тарифообразования.

Но, как пояснил Полухин, контроль за расчетом и назначением тарифов – вне полномочий территориального подразделения: эти вопросы курирует центральный аппарат ФАС России.

PARK72.RU

0