Единственное жилье будут забирать за долги

Стало известно, что Минюст России разработал законопроект, который предусматривает возможность лишения за долги единственного жилья должника. Сейчас в России действует запрет на такую меру. Пока документ находится в стадии обсуждения, но многие недоумевают, можно ли превратить людей в бездомных за долги и не противоречит ли это гарантированному нашей Конституцией праву на жилье?

Законопроект Министерства юстиции о том, чтобы лишать должников единственного жилья, стал одним из самых критикуемых за последние годы. Его называют в лучшем случае непроработанным и сырым. В худшем – людоедским, а то и просто – проявлением антигосударственной политики.

Государство должно, все-таки, увеличивать социальную защищенность, а не снижать ее. Боюсь, что в большинстве случае этот закон будет скорректирован и начнет работать против огромного количества, сотен тысяч, бедных людей, которые могут оказаться на улице.

Мы очень долго, с 90-х годов, приучали в современной России человека к тому, что такое собственность, что это священно, что никто не вправе вторгаться, что никто не вправе забирать недвижимость. И вдруг мы сейчас одним росчерком пера должны заменить это все на противоположное. И во что человек тогда должен верить?

На бумаге законопроект выглядит идеальным. У владельцев дорогой недвижимости, которые не оплачивают алименты, кредиты или услуги ЖКХ можно будет забрать единственное жилье в счет погашения долга. А таких богатых должников в нашей стране около 3%, – считают в Госдуме.

Один пример такой был по Калужской области. Женщина ходила с судебным решением, в соответствии с которым собственник дома должен был ей более миллиона рублей; при этом дом стоил более 10 миллионов рублей. И он над ней просто посмеивался: ну, давай-давай, ходи-ходи, у меня это жилье единственное. А остальное: дорогостоящий автомобиль, еще какие-то объекты, на которые можно было бы обратить взыскание, они переданы каким-то друзьям, родственникам и так далее.

Теперь таких богатых неплательщиков можно будет лишать их роскошных домов, но при одной оговорке: если жилищные условия должника явно превышают его потребности. Площадь квартиры в два раза больше нормы и цена вдвое превышает стоимость муниципального жилья.

Но эксперты бью тревогу, ведь под эти характеристики подходят многие квартиры, где, например, живут одинокие пенсионеры. Поэтому страдать будут, прежде всего, простые граждане, а состоятельный человек всегда найдет, как выкрутиться.

Нам могут сказать о том, что есть люди, которые имеют квартиру 400 квадратных метров; при этом должны денег банку. Соответственно, давайте продадим эти 400 кв. м., и он получит 100 кв. м. Конечно, такие случаи тоже бывают, но эти случаи единичные.

В основном будет страдать другой человек, простой человек, который живет в пятиэтажке, в девятиэтажке. Не надо трогать то, что написано в Конституции. А в Конституции написано, что жилье является неприкосновенным.

В Кремле призвали детально проработать предложения Минюста и с юридической точки зрения, и с точки зрения правоприменения. Сейчас лишать должников единственного жилья запрещено.

В ведомстве поясняют: закон был разработан после того, как Конституционный суд в 2012 году указал определить пределы действия запрета с тем, чтобы удовлетворить имущественные интересы кредитора.

В Минюсте подчеркивают: никто не собирается выгонять должников на улицу. Им просто придется потесниться: продать свою единственную просторную квартиру, например, в центре Москвы, и переехать в более скромное жилье где-нибудь на окраине города.

Однако в обществе призывают отказаться от таких серьезных мер и ограничиться, скажем, арестом санузлов в домах неплательщиков с тем, чтобы им очень не терпелось как можно скорее расплатиться со своими долгами.

Именно такими методами до сих пор боролись с должниками: отключали им горячую воду или канализацию. Теперь, согласно законопроекту, квартиру неплательщика продадут. Деньги пойдут на погашение долгов и на новую квартиру для должника. Если он не сможет приобрести недвижимость, тогда ее предоставит муниципалитет.

Сразу возникает вопрос: а где это жилое помещение, которое должно предоставить муниципальное образование? Если у нас очередь на жилье многомиллионная, если свободных помещений просто нет.

Лишних квадратных метров у властей, особенно региональных, действительно, нет. В прошлом году в подмосковном Королеве валютную «ипотечницу» за долги выгнали с детьми прямо на улицу, потому что ее некуда было переселять. В городе даже не было маневренного фонда с муниципальным жильем, поэтому к новому законопроекту Минюста остается множество вопросов.

На этот период, когда квартира изымается, продается, где должны жить люди? И причем здесь дети, почему они виноваты? Почему виноваты другие члены семьи? Почему мы их априори делаем виновными? И куда эти люди пойдут? Как они будут высказываться о деятельности власти? Конечно, отрицательно, потому элемент несправедливости присутствует.

Кроме того, в законопроекте указано, что продавать квартиру будут по кадастровой стоимости, хотя она на порядок ниже рыночной. К тому же на переезд дадут всего лишь три месяца. Это грозит тем, что ответчик получит квартиру с минимальными удобствами, а то и вовсе в коммуналке.

Три месяца, в течение которых нужно купить квартиру на остатки средств, это слишком маленький срок. Достаточно тяжело. Два месяца, которые после этого даются муниципалитетам, при непрописанных принципах покупки жилья для граждан, тоже мало.

И, конечно, надо разобраться с теми полномочиями, которые предоставляются законопроектом судам первой инстанции и всячески избегать возможностей появления тех или иных схем по отъему объектов недвижимости уже через суд.

Кто, а, главное, как будет оценивать, есть ли у человека лишние квадратные метры? – об этом авторы идеи тоже умалчивают. А, значит, наверняка в сложной процедуре перевода большой квартиры в маленькую найдутся те, кто захотят на этом заработать.

Если этот закон, на мой взгляд, вредный закон, опасный закон будет, все же, принят, то почти наверняка в процессе трансформации большой относительно дорогой квартиры в скромное жилье возникнет огромное количество проблем аналогичных тем, которые были в 90-е годы, когда у бабушек и дедушек покупали квартиры, и в итоге они не получали ни денег, ни сколько-нибудь сносного жилья. Смертность была огромная – сотни тысяч людей умирали в результате таких операций.

Другая опасность нововведения – в предложении о так называемом взыскании на долю. Ведь если следовать логике Минюста и продать часть квартиры должника, то она вообще может превратиться в коммуналку. И чем все это закончится для владельца квадратных метров, можно лишь догадываться.

Абсолютно неприемлема позиция, которая прописана буквально в последней норме проектируемого закона о том, что можно обратить взыскание на долю жилого помещения, потому что можно элементарно превратить практически в коммуналку эту квартиру, если будет обращаться взыскание на долю. Также будет нарушаться преимущественно право покупки. Необходимо исключить такую возможность в принципе.

По данным российских коллекторов, задолженность по услугам ЖКХ и кредитам доходит до 25%. Фактически каждый четвертый не способен оплатить свои долги. Не получится ли, что благодаря инициативе Минюста все эти люди останутся без крыши над головой?

Похоже, именно к этой версии склоняются участники общественного движения «Молодые юристы России», которые начали сбор подписей против законопроекта.

Виктор КОЛМОГОРОВ

 

 

 

 

0