Больница «Водников» в Тюмени скрывает внутрибольничную инфекцию?

Есть в нашем городе медицинский стационар, который не входит в сеть учреждений, принадлежащих Тюменской области. Больница ФГБУЗ ЗСМЦ ФМБА России имеет статус федеральной, государственной. Тюменцы называют ее по старинке – больницей Водников, находится она в районе Мыс (ул. Беляева, 1). По понедельник и четвергам, согласно договору с департаментом здравоохранения, больница дежурит по городу Тюмени, принимая пациентов с хирургическими направлениями от скорой помощи с кровотечениями, панкреатитами, аппендицитами. Их срочно оперируют. На прошлой неделе одна из бывших сотрудниц стационара обратилась в Росздравнадзор. В заявлении приводятся факты, указывающие – руководство ФГБУЗ ЗСМЦ ФМБА России долгое время скрывало наличие внутрибольничной инфекции. Если всё изложенное в заявлении правда, то пациентам, находящимся в реанимационном отделении может угрожать опасность заражения возбудителем инфекции, которая может привести к летальному исходу.

Александра Санацкая до недавних пор работала в Отделении анестезиологии-реанимации (далее в тексте ОАР. – Прим. авт.) тюменской больницы Водников. Летом 2016 года, по ее словам, в отделении произошла вспышка внутрибольничной инфекции – синегнойной палочки (Pseudomonas aeruginosa). Александра усматривает прямую взаимосвязь между возникновением инфекции и смертью нескольких тяжелобольных пациентов, находившихся в палате интенсивной терапии после операционного вмешательства.

Как указывается в специализированной литературе, внутрибольничные инфекции синегнойной палочкой наиболее часто развиваются в отделениях реанимации и интенсивной терапии, ожоговых, общехирургических, кардиохирургических отделениях. Возбудитель имеет коварный характер. Эпидемиологи отмечают, что синегнойная палочка очень агрессивна и устойчива к антибиотикам и дезинфицирующим средствам. Говоря простым языком, в местах возникновения инфекции (например, хирургические раны) у больного начинается процесс гниения, сопровождающийся специфическим, очень резким и неприятным запахом. Ликвидировать инфекцию трудно, она легко приспосабливается к антибиотикам. Возбудители распространяются среди детей и ослабленных, особенно пожилых, больных со сниженной иммунологической реактивностью, составляющих так называемую группу риска.

Основными предпосылками для возникновения инфекции являются несоблюдение санитарно-гигиенического и противоэпидемического режима в лечебно-профилактическом учреждении. Внутрибольничному распространению инфекции способствуют наличие невыявленных источников инфекции среди персонала и пациентов, нарушение персоналом правил асептики, антисептики, личной гигиены, текущей и заключительной дезинфекции, режима уборки, нарушение режима стерилизации и дезинфекции медицинских инструментов, аппаратов, приборов.

После операции больные приходят в себя в реанимации, их оставляют там наблюдаться как нестабильных. Как рассказывается в специализированной литературе, заражение может проходить синегнойной инфекцией через медперсонал, дренажные, дыхательные и мочевыводящие трубки, системы питания, оборудование. Зараженный человек умирает не от основного заболевания, с которым он поступил в лечебное учреждение, а просто сгнивает заживо.

За лицами, общавшимися с больными, страдающими синегнойной палочкой, сотрудники медицинского учреждения должны устанавливать клинические наблюдения, проводить необходимые лабораторные исследования. Госпитализация больных в отделение, где выявляется инфекция, полностью прекращается на срок максимального инкубационного периода. Прием новых больных разрешается только после заключительной дезинфекции. По имеющейся у меня информации, больница Водников от госпитализации новых больных, поступающих в дни общегородского дежурства, с июня 2016 года по февраль 2017 года не отказывалась. И, как следует из заявлений Александры Санацкой, ничего из вышеперечисленных мер сделано не было:

«Пациентка М., 57 лет, поступила в ОАР больницы Водников 7 июня 2016 года с диагнозом «острый панкреонекроз», умерла от сепсиса, по моим предположениям, – вызванного синегнойной инфекцией, спустя 20 дней нахождения в реанимации.  Умирала М. в страшных муках, была в сознании до последнего, гной истекал отовсюду. Это был тот случай, когда думаешь – чем же человек так провинился, что небо так мучает и не принимает. После ее смерти случаи стали повторяться у тяжелобольных хирургических пациентов, и летальность хирургических больных от сепсиса увеличилась», – сокрушается Александра.

Тюменец Т. попал в реанимацию в июне 2016 года с дыхательной недостаточностью, был на искусственной вентиляции, анамнез был у него очень тяжелый, но он поднялся. Пошло быстрое улучшение (врачи не верили в чудо), перевели его из реанимации обратно в хирургию, он встал на ноги и выходил погулять сам, вместе с трубками и дренажными мешками. Через месяц вернулся реанимацию. Александра уверена, что, судя даже по запаху гнили, исходившему от него, – мужчину «съела» синегнойка. «И пошла гулять по пациентам, по хирургическим, потому что любит открытые раны», – уточняет бывшая сотрудница больницы Водников.

Смертность в реанимационном отделении больницы Водников, по словам Александры в июне – декабре 2016 года составляла в месяц порядка 18 человек, а иногда и более. Что явно больше показателей за 2015 год.

В начале декабря 2016 года в больнице Водников проходила ежегодная комиссия из Центра Госсанэпиднадзора из города Лесной. По словам сотрудницы больницы, инспекция СЭС до реанимации не дошла, комиссия в ОАР так и не появилась. А в это время там «густо пахло» синегнойкой, в прямом смысле этого слова. В реанимации находились пожилые женщины, с признаками синегнойного инфицирования: 79-летняя прооперированная больная К. (поступила в реанимацию 28.11.2016 г.) и 78-летняя Р. (с диагнозом внебольничная пневмония, интубирована, женщина находилась на аппарате искусственной вентиляции легких). И у нее были признаки синегнойной инфекции.

На фотографиях — копии результата анализа крови на бакпосев пациентки К. и результата анализа на бакпосев мочи больной Р. Пациентка Р. в скором времени скончалась.

13 декабря 2016 года Александра Санацкая сообщила руководству больницы о состоянии дел в отделении реанимации. Администрация повела себя странно. «Я сказала, что в таких условиях есть риск заражения даже для вполне здоровых сотрудников отделения. Персонал тоже не железный, можно заразиться воздушно-капельным путем. На меня посмотрели как на идиотку и принялись подводить меня под увольнение всеми способами. Ответной мерой руководства стали: постоянные проверки главной медсестрой, психологическое давление, настройка враждебного отношения ко мне всего персонала отделения реанимации. Также было принято решение избавиться от пациентов с синегнойным инфицированием», – рассказывает бывшая сотрудница больницы. – Но смывы на синегнойку у пациентов стали брать после моего заявления».

22 декабря 2016 года Александре С. было дано распоряжение руководством подготовить пациентку К. (результаты ее анализа на представленной фотографии выше) к транспортированию ее силами бригады скорой помощи в тюменский хоспис.

«Она пролежала в нашей больнице около месяца и, вероятно, подхватила инфекцию. Ей сделали анализ на Pseudomonas aeruginosa, результат оказался положительным. Истощенная до костей, с кучей трубок из живота, разящая таким запахом, что резало глаза, но при этом в яснейшем сознании. Прямо при мне силой, при ее сопротивлении, в кошмарный мороз её перевели в хоспис, где нет вообще никакой терапии. Пациентка от перевода в хоспис вначале отказалась категорически, говорила, что хочет бороться за свою жизнь, а в хоспис ее отправляют на смерть. В результате к ней пришел заведующий хирургическим отделением и объяснил ей, что дальнейшее лечение ее заболевания в реанимации больницы бессмысленно. В состоянии крайней подавленности подписала она согласие о переводе ее в хоспис. И ее увезли».

В середине января 2017 года по надуманному поводу Александру уволили из больницы. Сейчас ее иск о восстановлении на рабочем месте находится на рассмотрении в Ленинском районном суде Тюмени. Что творится в отделении, где уже официально, согласно результатам анализов, зафиксирована синегнойная инфекция, остается только догадываться. Ведь всем известно, что здравоохранение остается пока у нас очень закрытой и непрозрачной сферой для контроля общественности.

Но дежурства больницы Водников никто не отменял. И она продолжает оказывать экстренную медицинскую помощь при госпитализации в понедельник, четверг.

В своем заявлении, адресованном руководителю Территориального органа Росздравнадзора в Тюменской области, Александра привела весь список нарушений, царящих в Отделении реанимации и анестезиологии Больницы ФГБУЗ ЗСМЦ ФМБА России. Список длинный: «слабая оснащенность оборудования, отсутствие вентиляции, нормативного количества мониторов пациентов; противопролежневых матрасов, недостаточное количество расходных материалов (перчаток, масок, одноразовых полотенец и других), скудный набор дезсредств. Недопустимое размещение пациентов с гнойными поражениями, ВИЧ, туберкулезом и пр. в общей палате, размещение послеоперационных больных на пробуждение также в общей палате (палата для пробуждения закрыта, из-за загруженности работой анестезисты оставляют своих пациентов в общей палате ИТ под присмотром палатной медсестры, у которой своя нагрузка и свои пациенты); несоблюдение санитарных норм личной гигиены персоналом отделения, за исключением врачей».

Как утверждает Александра, младший персонал не обрабатывает руки должным образом и в нужном количестве, обычно работают без перчаток даже при постановке периферических венозных катетеров, при сборе и подключении капельниц, при постановке мочевых катетеров, не обрабатывая периуретральную область пациента, постановка катетера в подключичную вену происходит обычно в нестерильной одежде и пр.). Постельные принадлежности выписавшегося пациента не подвергаются камерной обработке; медсестры из других отделений не владеют навыками постановки кровяных катетеров и приводят пациентов для катетеризации в ОАР в общую палату ИТ. Генеральные уборки проводятся очень редко, силами единственной санитарки, находящейся на смене суточного дежурства. Контроль за проведением генеральных уборок осуществляется формально; отсутствие должного количества штатных единиц персонала – врачей (нередко в больнице происходят случаи, требующие оказания реанимационной помощи одновременно двум пациентам разных отделений, а врач-реаниматолог один), штатных единиц среднего и младшего персонала; отсутствие адекватной оплаты труда.

По мнению заявительницы, отдельного расследования достойны действия по сокрытию фактов возникновения внутрибольничной инфекции в отделениях; которые, вероятно, увеличили количество случаев летального исхода среди тяжелобольных пациентов, находящихся на лечении в этой больнице.

Отчасти такое положение дел в больнице Водников можно объяснить и экономическими причинами – экономией средств на оплате труда персонала и отработанных часов сверх нормы. «С лета 2016 года, – рассказывает Александра, – отделение реанимации работало в условиях нехватки кадров – врачей («например, врачами анестезиологами-реаниматологами в одно лицо в ночную смену работали врач первого года работы А., ординаторы А. и М. были устроены на работу как медсестры, а решения принимали как самостоятельные врачи-реаниматологи-анестезиологи), на отделение приходилась одна палатная медсестра в сутки и одна санитарка в отделении на 6 коек».

Согласно Приказу Миндздравсоцразвития №315Н, в палате интенсивной терапии (ИТ) положено трудоустроить 5, 75 санитарок на четыре больничные койки. Следовательно, в отделении на шесть коек должно быть 7 санитарок, и еще одна для работы в палате пробуждения. По словам бывшей сотрудницы, с июня по январь в ОАР больницы Водников работали всего 4 санитарки. При такой нагрузке на медперсонал осуществлять уход за тяжелобольными пациентами проблематично, а порою просто физически невозможно.

«Когда я видела, в каких мучениях умирали эти пациенты, то я, конечно, была в шоке. Хоть и училась в медакадемии, препарировали людей, но тут даже я ужаснулась. Коллеги мне говорили: детка, это – реанимация, место, где люди умирают. А я всю жизнь считала, что реанимация – это место, где людей спасают», – рассказывает Александра.

Заявление бывшей сотрудницы находится сейчас на рассмотрении в тюменском отделении Росздравнадзора. Александра просит провести проверку по изложенным фактам и привлечь к ответственности руководство указанной больницы, допустившее нарушения Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», ущемления права работника  на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда (ст. 219 ТК РФ), нарушения норм Порядка оказания анестезиолого-реанимационной помощи взрослому населению, игнорирование нормативов СанПиН 2.1.3.1375-03, Санитарно-эпидемиологических правил. Указанные нарушения, по ее мнению, и отсутствие контроля в отделении анестезиологии-реанимации привели к вспышке в ОАР внутрибольничной инфекции (Cинегнойной палочки – Pseudomonas aeruginosa).

На сайте тюменского здравоохранения говорится: «Тюменская больница ФГБУЗ ЗСМЦ ФМБА России является клинической базой кафедры факультетской терапии Тюменской государственной медицинской академии Минздрава России и кафедры общей хирургии. В больнице существует практика профессорских обходов, клинических разборов случаев заболеваний, научно-практических конференций – таким образом происходит непрерывное повышение квалификации врачей. Имея за плечами многолетнюю историю, опираясь на все наработки и достижения, при поддержке омских коллег Тюменская больница сегодня берет курс на активное развитие, ставит перед собой высокие цели и стремится к их реализации».

Главный врач ФГБУЗ ЗСМЦ ФМБА России Иван Брагин сказал в беседе со мной, что в больнице всё в порядке и проверок они не боятся.

Лара НЕКРАСОВА

0