Недоступные лекарства: тюменский инвалид чуть не умер на ступенях аптеки

В Тюмени далеко не все аптеки снабжены инфраструктурой, обеспечивающей их доступность для маломобильных категорий граждан. Пандусы в большинстве своем – номинальные: без посторонней помощи инвалиды вряд ли смогут ими воспользоваться, кнопок вызова сотрудников – нет. В минувшую пятницу, 23 ноября, тюменский правозащитник, инвалид Андрей Романов почувствовал себя плохо в автобусе – у него случился приступ стенокардии. Он вышел на ближайшей остановке, поскольку знал, что поблизости расположено несколько аптек. Но ни одна из них, как выяснилось, не обеспечена пригодными для использования пандусами и работающими кнопками вызова персонала. Ему пришлось просить прохожих пригласить из ближайшей аптеки фармацевта на крыльцо, чтобы купить нитроглицерин. «Человек умереть может на этих ступенях пока идет за лекарством, — констатирует Андрей Романов. – Считаю, что на законодательном уровне должны быть разработаны нормативы, которые регламентировали бы доступность аптек. У нас, к примеру, у входа в каждый магазин обязательно должна быть установлена урна, почему нельзя сделать таким же обыденным явлением наличие работоспособных и пригодных для использования элементов доступной среды. И пусть за наличием этих элементов — как за наличием урн — следят квартальные: контроль будет обеспечен». Он считает, что столь неблаговидная ситуация с недоступностью аптек — следствие того, что чиновники плохо контролируют данную сферу. В числе ответственных он называет замгубернатора Ольгу Кузнечевских, директора департамента социального развития региона, чья зарплата более чем в 10 раз выше среднестатистической. Андрей Романов считает, что делает ее работу. Он снял видеоролик, посвященный этой проблеме, где уличил в несоблюдении стандартов «Доступной среды» три крупные тюменские аптеки, расположенные в центре города, и тюменских чиновников — в плохой работе.

«В пятницу, 23 ноября, ездил в Ленинский районный суд, по дороге почувствовал себя нехорошо: начался приступ стенокардии, которая меня мучает с 2013 года, вышел на остановке на улице Рижской, чтобы купить нитроглицерин в аптеке. Ближайшая аптека – «Вита экспресс». Дошёл кое-как до ступенек и на них чуть кони не двинул, по лестнице подняться не могу, кнопки вызова помощи нет. Попросил прохожего позвать аптекаря. Он отказался… Потом проходящую мимо женщину вызвать аптекаря . Она — позвала. Я попросил фармацевта принести мне лекарство. Вынес. Но ждать в итоге пришлось долго… Вот такая доступность у наших аптек», — рассказал Андрей Александрович корреспонденту PARK72.RU.

Нитроглицерин помог – приступ был купирован. Правозащитник уехал домой.

На следующий день он почувствовал себя лучше и вновь съездил в центр Тюмени, где осмотрел несколько аптек. Три аптеки сети «Вита экспресс», одну из аптек «От склада», а также одну из крупнейших аптек «Панацея», расположенную недалеко от городской администрации.
Картина – удручающая: нормальных пандусов практически нигде нет. Где-то – пандус есть, но воспользоваться им нельзя, поскольку угол наклона – запредельный, или путь к нему преграждает ступень, которую без посторонней помощи инвалид-колясочник не преодолеет. С аппарелями – та же история. Кнопок вызова сотрудников или нет совсем, или они не работают.

По итогам проведенной проверки он подготовил и опубликовал на YouTube видеоролик, в котором представил видеодоказательства и поделился своим мнением по поводу сложившейся ситуации.

«Как вообще таким аптекам выдают разрешения на открытия торговли? Почему у нас не соблюдаются нормативы, предписывающие соблюдение нормативов «Доступной среды». У нас по законодательству у каждого магазина, аптеки, офиса, любого посещаемого места обязательно должны быть урны. Почему нельзя таким же обязательным требованием сделать наличие элементов доступной среды в аптеках? То же кнопки вызова везде должны быть. Но они или работают или изломаны… Это ведь не магазин, куда за хлебом люди ходят, не кафешка, где кофе можно выпить… Хотя и там тоже должно быть все доступно… Они мне говорят, что ведут мониторинг за «Доступной среды». Как он контролируют? Как мониторят? Не понятно. В аптеку люди идут за лекарством. Иногда в экстренных случаях. Вот так пойдешь – и умрешь на этих ступенях. Это неправильно».

По поводу «смертельных аптек», не достаточно хорошо заботящихся о создании доступной среды, Андрей Романов намерен написать обращение в департамент социального развития Тюменской области и попросить чиновников дать оценку происходящему и подключиться к решению этого вопроса.

Впрочем, к главе департамента социального развития Тюменской области Ольге Кузнечевских у тюменского инвалида, правозащитника тоже есть вопросы. Он считает, что ее зарплата – достаточная для того, чтобы Ольга Александровна проявляла большее рвение в работе на перспективу в вопросах создания в городе Тюмени доступной для маломобильных граждан инфраструктуры. Он считает, что делает ее работу.

«Получается очень интересная ситуация. Департамент социального развития говорит мне, что контроль доступности объектов социальной инженерной и транспортной инфраструктур осуществляется контрольно-надзорными органами и общественными организациями, а также депутатами Тюменской областной думы, органами социальной защиты населения… Где контроль? Какой контроль, если не можете посмотреть даже за аптеками? Какой контроль вы ведете, — резюмирует Андрей Романов. — Полномочия департамента социального развития – разработка и реализация основных направлений и приоритетов государственной политики, обеспечение сохранения и возможного повышения ранее достигнутого уровня социальной защиты, осуществление контроля в пределах своей компетенции за соблюдением федерального и областного законодательства. То есть департамент социального развития должен в первую очередь отвечать зо «Доступную среду». Но почему-то этого не делает. Заместитель губернатора Тюменской области, директор департамента социального развития Кузнечевских Ольга Александровна несет персональную ответственность за выполнение возложенных на департамент полномочий. Но почему-то в итоге это возложено на плечи инвалидов и других маломобильных граждан, кто в этом заинтересован. Почему мы должны это делать, мне не понятно? Зарплата у Ольги Александровны Кузнечевских в 2017 году была 628 тысяч рублей ежемесячно. И моя пенсия – 10 тысяч рублей. Разница почти в 100 раз. Почему я должен делать ее работу? Пусть доплачивает, если она не хочет делать свою работу. Совсем не понятно, куда смотрит губернатор, который тоже должен отвечать за соблюдение прав граждан в своем регионе. Он клялся в этом. Куда он смотрит? Вы совсем ошалели? Получаете огромные деньги и складываете свои обязанности на инвалидов, которые получают 8-10 тысяч рублей в месяц».

Кстати, в суде продолжается подготовка к рассмотрению иска, поданного Андреем Романовым к региональному управлению Роспотребнадзора по Тюменской области. Напомним, лишь после обращения инвалида и размещения им в соцсетях видеоролика, свидетельствующего о том, что в ведомстве не заботятся о создании комфортных условий для посещения инвалидов, ведомство установило на улице кнопки вызова сотрудников для маломобильных граждан. Внутрь, в кабинеты чиновников инвалидам-колясочникам по-прежнему попасть вряд ли удастся, но в ведомстве подчеркивают, что сотрудники всегда готовы встретить граждан с ограниченными возможностями на улице, принять их обращения по электронной почте, поэтому не видят проблемы в том, что в офисных зданиях нет подъемников и проходов, пригодных для беспрепятственного доступа инвалидов. Сейчас представители Роспотребнадзора в суде пытаются доказать, что Андрей Романов – не инвалид.

«Был на предварительной встрече по данному делу. Роспотребнадзор хочет доказать, что я — инвалид второй группы, паралитик с не работающей рукой и не ходящей ногой, с грыжей позвоночника — не являюсь маломобильным, и мне не нужна «доступная среда». В качестве третьего лица вызывают представителей Бюро медико-социальной экспертизы. В общем, до абсурда ситуация доходит. Я – доказываю им, что они не правы и должны обеспечить доступную среду, они – считают, что проще доказать, что я немаломобильный, поэтому не могу их критиковать, чем исправить ситуацию и обеспечить доступность», — рассказывает Андрей Александрович.

Судиться с аптеками пока он не намерен – надеется, что фармацевты исправят недоработки.

PARK72.RU

3 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: