Алкоголизм. Выход есть. Часть 2. История вопроса

Продолжим серию очерков про алкоголизм в России небольшим историческим экскурсом. В части 1 мы обозначили масштабы социальной болезни, а в этой — попробуем разобраться с помощью исследователей, как давно алкоголь используется народами и племенами, населяющими ныне государство Российское. Пропустить эту часть не представляется возможным, так как в последнее время появилось много фальш-агиток, убеждающих, что внедрение спиртных напитков  – это тоже происки врагов, а синоним «русскому» – «трезвый».

fWZrurOF2Do

Создателей таких агиток не смущает использование крайне утвердительных оборотов -«всегда», например. Не смущает их и тот факт, что родной брат героя плаката Федора Емельяненко — наверняка, тоже русский, дай Бог ему здоровья, к сожалению известен в нашей стране, как раз, не столько своей силой и победами, хотя тоже боец, а именно систематическим скандальным нетрезвым поведением. Тиражируемая ложь никого не может спасти. А вот снять «очки» и посмотреть правде в глаза — это даже очень полезно: диагностика — это первый шаг к исцелению.

СССР и водка

В конце 70-х годов 20 века несколько стран оспаривали право использовать наименование напитков с торговой маркой «водка». Исследования, подтвержденные фактами, о датах её изобретения должны были представить и СССР, и Польша. В/О «Союзплодоимпорт» обратилось в два головных НИИ: в Институт истории Академии наук СССР и во ВНИИ продуктов брожения Главспирта Минпищепрома СССР с просьбой составить исторические справки по данному вопросу. Они и заказали исследование В.В.Похлёбкину. К весне 1979 года оно было представлено. Он шаг за шагом, в хронологическом порядке рассмотрел всю историю развития производства хмельных спиртовых напитков с момента их зарождения в нашей стране.

В.В.Похлёбкин в своей работе «История водки» привёл данные, передвигающие дату рождения водки в Польском королевстве (а фактически на территории нынешней Украины) на 1540-е годы. И доказал документально, что было это почти на сто лет позднее, чем дата создания водки в России.

Решением международного арбитража 1982 года за СССР был бесспорно закреплён приоритет создания водки как русского оригинального алкогольного напитка и исключительное право на её рекламу под этим наименованием на мировом рынке.

1268870098_f3b3e98a8ca731c4aa3b33f1834

Дмитрий Менделеев, вопреки сложившейся легенде, водку не изобретал; она существовала задолго до него, крепость доходила до 48°. С именем Менделеева связывают выбор для водки крепости в 40°.

Охмеляющее питье

Согласно исследованию Похлёбкина, в период между IX и XIV веками в Древней Руси существовали следующие термины для обозначения напитков: вода, сыта, березовица, вино, мёд, квас, сикера, ол. Большая часть этих напитков была алкогольными, охмеляющими. Безалкогольными являлись лишь первые два, то есть вода и сыта, в то время как третий – березовица – уже не был полностью безалкогольным, поскольку различали березовицу простую и березовицу пьяную. То же самое относилось и к квасу. Вино. Под этим термином в IX – ХIII веках понималось только виноградное вино, если оно употреблялось без других прилагательных. Вино стало известно на Руси с IX века, ещё до принятия христианства, а после принятия христианства, в конце Х века, оно стало обязательным ритуальным напитком, его привозили из Византии.

Мед, пиво пили

Вторым по значению спиртным напитком Древней Руси был мёд. Основа слова «мёд» вовсе не русская, а индоевропейская. В греческом языке слово «мэду» означало «хмельной напиток», то есть общее понятие алкоголя, а иногда употреблялось в значении «чистое вино», то есть слишком крепкое, слишком опьяняющее.

Крепость мёда, как алкогольного напитка, была во много раз больше, чем крепость виноградного вина и поэтому древние греки и византийцы считали, что употребление столь сильных напитков свойственно варварам. В Древней Руси, насколько это можно судить по фольклорным данным, мёд был самым распространённым напитком из числа алкогольных, в то время как вино в фольклоре почти не упоминается.

Все мы помним, чем заканчиваются многие русские сказки: сели пирком за свадебку: мед, пиво пили, по усам текло, а в рот не попало.

Квас и квасить

Слово это встречается в древнерусских памятниках одновременно с упоминанием о вине, и даже раньше мёда. Значение его, однако, не вполне соответствует современному. Под 1056 годом Похлёбкин нашел явное упоминание кваса как алкогольного напитка, поскольку на языке того времени слово «квасник» употребляли в значении «пьяница». До сих пор глагол «квасить» используется в русском языке в значении — употреблять спиртные напитки.

В XI веке квас варили на Руси, как и мёд, а это означает, что по своему характеру он был ближе всего к пиву, в современном понимании этого слова, но только был гуще и действовал более охмеляюще.

Позднее, в XII веке, стали различать квас как кислый слабоалкогольный напиток и квас как сильно опьяняющий напиток. Оба они, однако, носили одинаковые названия, и только по контексту иногда можно догадаться, о каком виде кваса идёт речь. Твореный квас считался таким же крепким алкогольным напитком, как чистое вино, их приравнивали по крепости. «Вина и творена кваса не имать пити», – говорится в одном из церковных предписаний.

Хронологическая таблица

Конец IX в. (ок. 880 – 890 гг.) Мёд ставленный
Начало Х в. 907г. Вино виноградное
Начало Х в. 921г. Березовица пьяная
1-я пол. Х в. 920 — 930 гг. Мёд хмельной
Конец Х в. 996 гг. Мёд варёный
Конец Х в. 988 — 998 гг. Вина виноградные (кислые, сладкие)
Середина XI в. 1056 — 1057 гг. Квас
Середина XI в. 1056 — 1057 гг. Сикера
2-я пол. XI в. Квас неисполненный
2-я пол. XII в. Квас твореный
2-я пол. XII в. Пиво твореное
Конец XIII в. 1265 — 1270 гг. Хмельное
Конец XIII в. 1284 гг. Ол (олуй, олус)
XIII — XIV вв. Вино твореное

Прямым предком водки является «Варёное вино» и «перевар», утверждает В.В.Похлёбкин в своем исследовании «История водки». «Варёное вино» – один из первых, а может быть, самый первый из терминов, связанных с производством водки. Его древность подтверждена документом конца XIV века (1399 г.) – «пьюще вареное вино». Но главное, что по своему значению термин «варёное вино» создан по аналогии с терминами «варёный мёд» и «варёное пиво». Близок к этому и исчезнувший термин «перевар» (существовал с середины XIV в. и исчез в начале XVI в.), означавший крепкий напиток, приготовленный путём варки готового варёного мёда невысокого качества с готовым пивом. По-видимому, перевар – непрямой, параллельный предшественник водки, варёного вина, и именно перевар как эрзац доброкачественного мёда использовали в событиях у реки Пьяной (1377 г.) и при взятии Москвы Тохтамышем (1382 г.).

Эта механическая смесь двух различных спиртных напитков подала идею усиления дурманящего действия варёного мёда путём варки с ним готового алкогольного продукта, содержащего солод и хлеб (зерно). Создающееся при механической смеси этих двух начал усиление концентрации сивушных масел в напитке и вызванное этим резкое дурманящее действие перевара было приписано исключительно хлебному компоненту, что и побудило использовать в дальнейшем для винокурения в качестве сырья исключительно хлеб.

Как новое, дешёвое и сильнодействующее средство «перевар» в качестве самостоятельного товара упомянут в договоре Москвы с Литвой в 1470 году, а последний раз – в официальном документе в 1495 году.

«Корчма»

Один из древнейших официальных и полуофициальных терминов водки, существовавший почти одновременно с термином «варёное вино», но переживший его почти на четыре столетия. Корчмой вначале обозначали водку домашнего производства в своём хозяйстве для личного потребления и для угощения гостей. С момента введения монополии на водку в XV веке, термином «корчма» обозначали водку незаконного производства, то есть то, что ныне именуют самогоном, – водка, запрещённая к производству и продаже, произведённая помимо и в нарушение государственной монополии.

Похлёбкин в своей работе последовательно исследует взятую тему. Но мы перейдем сразу в 20 век.

Новый виток злоупотреблений

Он отмечает, что новая практика широкого употребления водки началась в России после Великой Отечественной войны.  Люди, занятые в сфере производства, – рабочие тяжёлой промышленности и металлургии, шахтеры, рабочие химических производств, транспортные и строительные рабочие, объективно являясь авангардом рабочего класса, вместе с тем становились самыми основными потребителями водки в стране, испытывая к ней естественную потребность. При дешевизне водки (2 руб. 65 коп.) и её широкой, свободной государственной продаже в 50-60-х годах всё более и более увеличивающееся потребление легко реализовывало эту потребность. В 70-е годы 20 века появились уже «плоды» этого процесса. Для борьбы с увеличивающимся количеством алкогольнозависимых граждан СССР были созданы ЛТП – лечебно-трудовой профилакторий, где за колючей проволокой пьяниц по решению народных судов держали под стражей и заставляли работать. Результат получался сомнительным. После возвращения домой многие возвращались к предыдущему образу жизни.

Алкоголизация – как форма протеста 

Ещё Фридрих Энгельс указывал, что пролетариат, по крайней мере, при капитализме, т.е. в условиях интенсивного труда на износ, объективно испытывает «жизненную потребность в водке».

Это объяснимо рядом факторов: во-первых, способностью алкоголя быстро снимать моральный и физический стресс, а вернее – притуплять его восприятие; во-вторых, способностью алкоголя в силу своей высокой калорийности имитировать подпитку организма калориями и выступать, так сказать, в роли «суррогата пищи»; в-третьих, психологической потребностью неустроенного в жизни человека в алкоголе как средстве забвения; в-четвёртых, объективной потребностью в алкоголе на ряде производств, где алкоголь служит как бы противоаллергическим, успокаивающим, «комфортным» средством, а потому потребляющий его рабочий испытывает просто облегчение, так что это обстоятельство ведёт к употреблению алкоголя новыми категориями людей, в том числе и женщинами.

Жизнь на износ

И тут мы приступаем к выдержкам из другого исследования. Похоже, что «условия для интенсивного труда на износ» появились в нашем государстве более 400 лет назад. В издательстве «Международные отношения» в 1991 году вышла книга «Проезжая по Московии» (Россия в мемуарах дипломатов). В этой книге были собраны записи о путешествиях в Россию только дипломатов и членов официальных посольств. Вот выдержки из мемуаров английского посланника Дж.Флетчера о его дипломатической миссии заключения дружественного союза в 1588-1589 годов Англии (в лице королевы Елизаветы I) с Россией (в лице царя Фёдора I Ивановича — сына Ивана IV Грозного. В России перевод мемуаров впервые был напечатан в 1848 году.

— Стол у них (русских – прим.ред.) более чем странен. Приступая к еде, они обыкновенно выпивают чарку, или небольшую чашку, водки (называемой русским вином), потом ничего не пьют, до конца трапезы, но тут же напиваются  вдоволь и все вместе, так что после обеда с ними нельзя ни о чем говорить, и все отправляются на скамьи, чтобы соснуть, имея обыкновение отдыхать после обеда, как и ночью.

От Вологды до Ярославля чрезвычайные притеснения, которым подвержены бедные простолюдины, лишают их вовсе желания заниматься своими промыслами, ибо тот, кто зажиточнее, тот в большей находится опасности не только лишиться своего имущества, но и самой жизни. Если же у кого и есть какая собственность, то старается он скрыть ее. Этот страх доходит до того, что весьма часто можно заметить, как они пугаются, если кто из бояр или дворян узнает о товаре, который они намерены продать. Я нередко видал, как они, разложив товар свой, все оглядывались, как люди, которые боятся, чтобы их не настиг и не захватил кто-нибудь. Когда я спросил их, почему они это делали, то узнал, что они опасались, не было ли в числе посетителей кого-нибудь из царских дворян или какого-то боярского сына, которые могут прийти со своими сообщниками и взять у них насильно весь товар.

Закон, обязывающий каждого оставаться в том состоянии и звании, в каком жили его предки, весьма хорошо придуман для того, чтобы держать его подданных в рабстве.

Вот почему народ, хотя вообще способный ко всякому труду, предается лени и пьянству, не заботясь ни о чем, кроме дневного пропитания. Ибо народ, стесненный и лишаемый всего, что приобретает, теряет всякую охоту к работе.

Но, как известно, на заре становления Руси власть в княжествах не была абсолютной, часть вопросов решались обществом соборно, в том числе по выбору вождей  – князей.

Историк, академик Российской Академии Наук Юрий Пивоваров считает, что форма абсолютной власти была позаимствована князьями московской Руси в Золотой Орде.

— Находясь два с половиной века под игом Орды, русские князья  приезжали в Сарай — в Западную часть Монгольской империи. И там они встречали с совершенно непонятным типом власти, которой раньше они не видели нигде. Это был невероятный объем власти у одного человека. Монгольская власть полностью отрицала любой договор, всякое согласие между двумя. Монгольская власть – это была власть исключительно насилия. И вот русские князья, а за ними и их потомки – русские цари постепенно перенимают именно эту форму правления, именно этот тип власти.

Бесправие и бесперспективность обесценивают цену жизни людей. Алкоголь, как обезболивающее средство, веками использовалось для уменьшения страданий, в том числе – и душевных. Великая русская литература эпохи просвещения содержит десятки примеров рассказов об этом.

В следующих очерках этой серии мы рассмотрим алкоголизм с точки зрения мировых религий. А начнем с исповеди одного христианина.

Если вам есть чем поделиться со мной и с читателями ради истины и действенной помощи, буду рада получить ваши сообщения на мою электронную почту Laraasibir@gmail.com.

Лара НЕКРАСОВА

Добавить комментарий

Войти с помощью: