Что скрывает детский дом в Борках Тюменского района?

Накануне вечером небольшой отряд общественных активистов и журналистов нежданно нагрянул в детский дом Борки, куда к 1 сентября перевели 12 детей из скоропостижно закрытого детского дома №66 Тюмени. Из борковского сиротского заведения 24 сентября сбежали 2 воспитанницы: Люба и Настя (16 и 15 лет – обе сироты). Начался скандал с розыском, поиском, поимкой беглянок в Тобольске, и выдворение их назад — в тот же детдом, откуда они сбежали; вернули — несмотря на письменные жалобы на рукоприкладство и кое-что еще криминальное. Сказать, что активистам из Тюмени были вчера вечером не рады сотрудники Борковского детдома  – это ничего не сказать. Лучше посмотреть видеоотчет в конце этой статьи. Три часа, проведенные в Борковском детском доме, убедили нас только в одном – жалобы девочек-беглянок выглядят весьма убедительно. 

Предыстория вопроса

24 сентября девочки ушли из детского дома, поехали в Тобольск и передали свое письмо депутату Тобольской городской думы от партии КПРФ Юрию Юхневичу, в котором рассказали о нарушениях в детдоме. В письме говорилось, что девушки убежали от «рукоприкладства, постоянных оскорблений и публичного унижения» сотрудниками детского дома. Юхневич передал заявление в прокуратуру.

jcf0TQZm_Go

В ночь с 27 на 28 сентября беглянок насильно вернули обратно в детский дом села Борки. Как верно подметили наблюдатели: это если бы потерпевшего от насилия человека подселили в камеру к своему истязателю.

Известно, что в отношении потенциальных жертв предполагаемого семейного насилия органы опеки действуют в Тюмени гораздо жестче – детей изолируют и параллельно уже разбираются в деталях. Но опекуном всех детей, без исключений, в детском доме Борки является его директор Татьяна Нелаева. И почему-то девочек вернули именно туда, где к ним, по их словам, применяли «рукоприкладство,  постоянные оскорбления и публичное унижение».  Интересное обстоятельство. Еще более шокирующим выглядит заключительная часть обращения девочек. Выдержка из письма, последний абзац:

«Были случаи, когда девочки беременели в том числе и мы тайком нас заставляли пить таблетки, чтобы вызывали у нас выкидыш».

И далее пишут еще про угрозы отправить в психиатрическую больницу в Винзилях. Значит, психиатрия приобрела опять карательные функции, как в 70-х годах прошлого века, во времена СССР, — раз персонал детдома пугает ею сирот.

Если у ребенка не сложились отношения с учителями (или с детьми) в какой-нибудь школе, и ситуация зашла в тупик, то добрый родитель (опекун) переводит его в другую школу, позволяя сохранить психическое (а значит и физическое) здоровье несовершеннолетнего человека. Почему «добрый» опекун и профессиональный педагог Татьяна Нелаева предпочла  довести ситуацию до крайностей: побега (реализация  которого представляла реальную угрозу для жизни девушек) – вот хороший вопрос!

У семи нянек

После их возвращения бюрократическая машина «должностного контроля» заработала во всю силу: в детский дом каждый день приезжали по нескольку комиссий сразу: из прокуратуры и следственного управления, районного и областного департаментов образования. Люди в строгих костюмах днями кого-то опрашивали, а в это время в закрытой комнате, как птицы в клетке, сидели девушки, явно нуждавшиеся в хорошей психологической помощи. Представьте себе, как рисковали две девчонки, уехав автостопом за 400 километров — до Тобольска.

Как заявляла прежде одна из сотрудниц из областного управления полиции: «Оснований полагать, что против них были совершены противоправные действия, нет».

Городское влияние

Тут в историю вмешались случайные обстоятельства, в виде двух общественных активисток — Ксении Юшкевич и Екатерины Кальниченко, которые захотели навестить своих знакомых – бывших воспитанников тюменского детского дома № 66, которых в конце августа перевели в детский дом Борки.

Во время своего визита они познакомились с Любой и Настей. Девочки попросили тюменок о помощи. Позже в беседе по телефону они рассказали им, что еще в июне месяце этого года обе были беременны. (Полная версия беседы — в видеосюжетах, после статьи) По словам девочек, 3 июля 2015 года Любу вызвала директор и предложила выпить 2 таблетки «которые помогут», в альтернативу предлагала поездку в Винзили (девочки уверяют, что речь шла о психиатрической лечебнице, куда могут определить очень быстро). Таблетки были выпиты, и далее произошел выкидыш. Никакой медицинской помощи им никто не оказывал. 13 июля Любу отправили в больницу с диагнозом — острый аппендицит, и лечили там только от этого. Затем Любу направили в Тюменский центр реабилитации и индивидуального психолого-педагогического сопровождения подростков, склонных к употреблению психоактивных веществ «Ступени», расположенному г. Тюмень, Салаирский тракт, 23 км. Не знаю, что в направлении было с диагнозом. Но как заявила нам вчера на встрече директор Татьяна Нелаева, Люба отнесена официально к группе «особого внимания» — она курила.

Как говорится в положении центра «Ступени»: «В учреждении организован летний отдых указанной категории несовершеннолетних на базе реабилитационного центра через систему оздоровительно-трудового лагеря». Подробнее о деятельности центра можно прочитать по ссылке.

В таких условиях Люба провела там остаток каникул. А после возвращения в детский дом начались конфликты с директором и одной из воспитательниц.

Незваные гости

По заверениям тюменок  Ксении Юшкевич и Екатерины Кальниченко, никто из персонала в предыдущие визиты не интересовался: кто они и зачем приехали, к детям допускали без разбора. 28 сентября девочек уже «закрыли», и встреча не состоялась, однако они успели передать записку.

Тогда обеспокоенные судьбой и здоровьем несовершеннолетних общественные активистки и решили убедиться, что в отношении девушек не совершается противоправных действий. Зная, что их привезут из Тюмени со следственных действий около 17 часов, небольшой тюменский десант подъехал тоже к указанному времени к Борковскому детскому дому.

Директора учреждения Татьяны Нелаевой не оказалось на месте, как пояснили нам:  она работает до 17 часов, а потом уезжает за 30 километров – к себе домой.

kzhZ8VgY0WQ

Сотрудники детского дома категорически отказали нам в свидании с Любой и Анастасией. Хотя все остальные дети беспрепятственно гуляли и на улице, и на территории во дворе школы. С ними можно было вступать в беседу, задавать вопросы. Даже на ужин в столовую девочек, как мы видели из окна, сопровождал какой-то крепкий мужчина. На наши предложения просто привести Любу и Настю, чтобы мы убедились, что с ними все в порядке, нам ответили повторным отказом.

Нас стращали нарядом полиции.

Тогда пришлось звонить дежурному прокурору Тюменской области, чтобы сообщить о странном поведении сотрудников детского дома, о записях телефонных разговоров с девочками и о записке, в которой они просят помощи, так как им угрожают расправой за вынос «сора из избы».

записка

Прокурор Денисов посоветовал нам написать заявление в полицию, указав все эти факты, пообещав, что меры для защиты интересов, жизни и здоровья несовершеннолетних будут приняты.

Около 20 часов приехала к нам директор детдома Татьяна Нелаева.

Директорским взглядом

Она рассказывала о том, как у них хорошо детям, призывала нас к сотрудничеству. В пример благодатных форм ее проявления приводила телекомпанию «Регион Тюмень», чья съемочная группа делала позитивный сюжет о жизни детдома 28 сентября, разговаривала с воспитанниками. Правда, как выяснилось, Люба и Настя в съемках не участвовали, до журналистов их так и не допустили. То ли концепция сюжета не позволяла, то ли боялись.

Нелаева подтвердила информацию, полученную из разговора с Любой, что девушку срочно собираются опять, повторно отравить в центр реабилитации «Ступени», и должно это случится, буквально «завтра, 1 октября утром. Девочка сама пожелала ехать туда». В чем необходимость помещения девочки на объект со строгой системой, где даже телефоны забирают, директор нам так и не смогла толком объяснить.

Во встрече с беглянками нам Нелаева отказала. Говорила о позднем времени, что она, как опекун «обязана заботиться о сне и отдыхе подопечных».

Как сообщили ребята из детского дома, после нашего отъезда около 22 часов в учреждение приехали сотрудники следственной группы, которые провели очередные допросы Любы и Насти. Для следователей отдых несовершеннолетних, значит, не был таким чем-то неприкосновенным.

Хорошее познается в сравнениях с плохим

Всю дорогу обратно в Тюмень Ксения Юшкевич и Екатерина Кальниченко возмущались порядками в Борковском детском доме. Им было с чем сравнивать. Ведь в предыдущие годы они часто бывали в последнем, а ныне уже закрытом, тюменском детском доме №66.

«Тюменский детдом – был исключительным, он был образцово – показательный, открытый. Там просто не могло произойти такого. И мы, как чувствовали, были огорчены из-за того, что детей перевезли в Борки. «Наши тюменские» дети рассказывают, что там еду не готовят на кухнях, а все едят в столовой. Из кранов течет ржавая вода. А теперь оказывается, что ребенок тут может еще и забеременеть, и чтобы скрыть этот порочащий для заведения факт, ситуация может развиваться в таком диком воплощении».

По мнению Ксении и Екатерины, закрывать надо такие детские дома как в Борках, оставляя лучшие — тюменский под номером №66. Уже неделю девушки собирают подписи под своей петицией. В городе у детей было больше возможностей для получения современного образования, и условия содержания в Тюмени несоизмеримо лучше, чем в Борках. Большинство бывших воспитанников детского дома №66 поступали в ВУЗы г.Тюмени и области. Кроме того, у учреждения был большой и заботливый совет попечителей, и сообщество волонтеров, помогающих сиротам адаптироваться к реалиям современной жизни. К 14 часам на сайте Сhange.org обращение подписали уже более 53 тысяч человек.

Видеорепортаж Евгения Котова о пребывании отряда общественных активистов и журналистов в Борковском детском доме 30 сентября вечером.

А это запись беседы с Любой вечером 29 сентября 2015 года.

Лара НЕКРАСОВА

14 комментариев

  • на урашках видел коммент одного (однако чиновника из шевчиковской колоды), который обосновывал переезд детдома из центра города на природу -ее целебными свойствами!
    мол, на деревенских харчах отъедятся детишки, а квартиры -потом, когда-нить… обратно в Тюмени получат!
    но, как видим из репортажа. даже руководитель этого приюта в месте его расположения, не желает проживать… и согласитесь, не всякий деревенский из обычной семьи в городе приживется?
    а тут -прямой конфликт закладывается!!! выращенный в одних социальных условиях, будет вынужден перемещаться в иные.

    3+
    • lara.nekrasova lara.nekrasova:

      именно, насилием и психушками, жуть

      3+
      • Долгожитель Хаты Долгожитель Хаты:

        Важно знать — в каких целях инкубаторы работают, если никакой чёткой идеологии у государства сегодня нет.

        Насколько я знаю,
        1-е место доходности на чёрном рынке занимает торговля оружием (а для этого необходимо пушечное мясо и прочие его разновидности),
        2-е — торговля наркотиками (а это в первую очередь молодёжь, ещё не успевшая присесть на алкогольную зависимость),
        3-е — торговля людьми (проституция, рабство, органы для самых известных мировых клиник…)
        4-е — фармацевтика….

        И обязательный ролик для обдумывания —

        0
  • Химера Химера:

    Ну вот и представилась возможность новому уполномоченному по правам ребёнка проявить себя. Интересно, на чьей стороне окажутся интересы Андрея Степанова? Помочь ребятишкам? Или защитить их воспитателей? Припрятать вынесенный из избы сор?

    6+
  • По-моему мнению, две Татьяны — Викторовна и Артемьевна, на себя сейчас совершенно осознанно навлекают гнев граждан. Я же русским языком и спокойным тоном объяснял Нелаевой, что она сама себе на шее затягивает петлю. Если у тебя не избивают этих несчастных подростков — покажи нам их. Докажи, что в детском доме, который ты возглавляешь, не происходит никаких насильственных действий в отношении воспитанников! Я ссылался на закон «О средствах массовой информации», когда Нелаева совершенно нахально заявила нам: «А вы, собственно, кто такие, чтобы я перед вами отчитывалась?» То-есть, она совершенно не понимает, вероятно, в каком государстве она живет и какие есть законы в этом самом государстве. Вот чему она может научить обездоленных детей, если сама в правовом плане дуб-дубом, а наглости как у Т-34? Всё правильно Лара написала, так всё и было. Они даже при Добрынине и Кудрявцевой борзеть не перестали. Это нормальные люди, вообще?

    7+
    • так что, правильно она фыркает!
      по закону.-сейчас пять лет, против нее административку, только с письменного разрешения прокурора области, можно возбудить…
      а уголовку, только по мотивированному постановлению -руководителя регионального СКР!
      так что поосторожней с этими кочками на ровном месте, которых сотню полторы тысяч, по всей России наплодили? ведь, может не только обматерить, но и тяжкие нанести… а там, пока до Тюмени доберетесь, да до СКР достучитесь -срок давности наступит!

      2+
  • С***яли? У нас что, речь идет о кандидате в депутаты? Дайте правовые основания своей позиции и максимально четкие, чтобы мы могли проверить их по букве закона. После этого и побеседуем предметно, уважаемый анонимный оппонент.

    1+
    • читай федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав… там есть раздел, касающийся статуса членов избирательных комиссий с правом решающего голоса. ВСЕХ!!! членов с ПРГ -повторил, для особо упоротых…

      1+
      • Решения о возбуждении уголовного дела в отношении члена комиссии с правом решающего голоса, привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу принимаются руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации. Ходатайство перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении члена комиссии с правом решающего голоса может быть возбуждено с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации. Член комиссии с правом решающего голоса не может быть подвергнут административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации.

        1+
  • От того, как эту тему разгоняют, у меня уже почти пригорает, потому что комментирую что-то крайне редко. В этом деле куча каких-то несостыковок, начиная с вообще истории этих девочек и сопоставления двух писем, в которых якобы оставлена их орфография , но в одном это сухой язык закона а в другом неграмотная писанина второклассника ( и не надо тут про плохое качество образования, настолько плохим оно было наверное только лет 100 назад для холопов).
    Плюс странно, что именно эти две девочки уже сбегали до этого. Они были при этом в другом детдоме? То есть в каждом детдоме им не нравится? Либо же эту историю подняли для того чтобы выехать на теме того, что детдомовцев переселили в Борки. Очень интересно мне в общем

    6+
  • Людовик:

    Сильно смущает, что обязательно после страшных историй про девочек начинают рассуждать о переезде тюменских ребятишек туда. Как будто за уши притягивают. Одно дело объединение двух учреждений, и совсем другое дело ненадлежащий уход за этими девочками. Да и совершенно разные две записки тоже внушают не мало сомнений.

    1+
  • Lesik:

    Это хороший детский дом, я с детства живу в Борках и никогда не слышала о том что здесь бьют детей. А если активисты так возмущены, пусть возьмут этих «хороших» девочек к себе в семью. Очень мало желающих работать с сиротами, потому что большинство очень проблемные дети. Эти девочки за год уже три раза убегали, ну хочется им свободы,, только не даст никто пока они находятся на государственном обеспечении. Может быть активисты им дадут свободу, возьмите на патронаж.

    4+
    • Долгожитель Хаты Долгожитель Хаты:

      Может воспитанием настоящих работяг и патриотов лучше заняться?

      Я вот в педагогике не петрю сам, помочь вам не могу, но там вроде у Макаренко есть литературные труды по работе с подрастающим поколением как поколением будущего страны.
      Почитайте, чё.
      Не всё же купюры нюхать, пахнущие горем и страданиями детей, имевшими «счастье» родиться в семьях советских тружеников из страны непуганых идиотов.

      0
  • KREML:

    Удивляет то, что ситуацию пока никак не прокомментировал новоназначенный Андрей Степанов.
    Уполномоченный по правам ребенка изучает опыт других регионов — как надо помогать одаренным детям. Как будто за время своей работы в тюменских школах он еще не понял как. Хотя информация, которую читатели могли получить из видео, это уже компетенция Павла Астахова. Девочки — сироты, находятся в состоянии стресса, а вместо помощи их отправляют на исправительные работы. А ведь им может нужна и медицинская помощь! После абортов и избиений.

    4+

Добавить комментарий

Войти с помощью: