Дмитрий Рыбьяков: «Агентство – это команда, как в спорте»

Пятнадцать лет назад, 1 ноября 2001 года, в Тюмени начало работать агентство спортивных новостей «Тюменская арена». Так сложилось, что в нашем городе спорт – это больше чем спорт. Чтобы убедиться в этом, достаточно сходить на массовые забеги «Тюмень бежит» или «Лыжня России». Тысячи людей увлечены здоровым образом жизни и занятиями спортом. Их преданный помощник – директор агентства Дмитрий Рыбьяков. Это на его энтузиазме и вдохновении спорт перерос в Тюмени привычный «финал» в конце традиционных выпусков новостей. Спорт стал самостоятельной темой со своими героями, стремлениями, победами и достижениями.  

park_%d1%80%d1%8b%d0%b1%d1%8c%d1%8f%d0%ba%d0%be%d0%b2 

— Известно, что к журналистской деятельности вы тянулись с самого детства. В подростковом возрасте уже писали заметки в газету «Тюменский комсомолец». Расскажите немного про этот период.

— Первый раз я попробовал что-то написать, наверное, классе в пятом. Небольшую заметку – так, для себя, и, в общем, получилось. Я показал ее родителям…

— У вас кто-то писал в семье?

— Мой двоюродный дядя был журналистом – Сергей Колчанов, в то время достаточно известный. Он работал тогда собкором «Тюменской правды» в Нижневартовске, в те самые времена, когда на Самотлоре началось освоение месторождений.  Родители — педаги. Я с детства старался читать всё, что было тогда о спорте. Когда я учился в средних классах, спортивные газеты было сложно купить – «Футбол-Хоккей», «Советский спорт», а других спортивных газет не было. Нужно было приходить ко времени, когда их привозили в киоск, либо договариваться, чтобы киоскер их тебе оставлял. Потому что, например, «Футбол-Хоккей» не распространялся по подписке, только продавался в киосках. Еще читал книги спортивные, которые тоже нечасто появлялись в то время. Скажем, в волейболе одна из основополагающих книг для меня была книга Константина Ревы, написанная в содружестве с кем-то из журналистов. Я учил немецкий язык, в то время знал его достаточно неплохо, а немецкие газеты у нас тогда продавались. Читал спортивные рубрики в Neues Leben, в Süddeutsche Zeitung. Занимался спортом тогда уже достаточно серьезно для своего возраста: начинал с баскетбола, играл в волейбол, футбол.

Когда я пошел в восьмой класс, была пауза в тренировках – сломал руку. Увидел объявление в «Тюменском комсомольце», что набирается группа юных корреспондентов (юнкоров). Вела эту группу Людмила Пинигина. После нескольких теоретических занятий нам предложили по очереди писать заметку и потом разбирали, кто, о чем и как написал. В то время наша (тюменская) футбольная команда в чемпионате Советского Союза провела какой-то домашний матч, я сделал отчет об этом матче. Пинигина долго смотрела на мои опусы и говорит: «слушай, я ничего не понимаю в спорте. У нас есть завотделом спорта Владимир Танков», и отвела меня к нему. Танков на тот момент работал в «Тюменском комсомольце» после Уральского госуниверситета. Очень скоро, – помню, это был октябрь 1978 года, – я получил свое первое задание. Темой была легкая атлетика, и я до сих пор помню, кто выиграл соревнования в тройном прыжке – Сергей Герасимов, ныне исполнительный директор Тюменской  областной федерации легкой атлетики. Мы с ним с тех пор общаемся, все эти годы.  Я написал заметку в 65 строк, ушло на это часа четыре-пять – переделывал, мучился долго.

— В сферу ваших интересов входили все виды спорта?

— Да, я следил практически за всем видами спорта, больше, конечно, за игровыми… В советские времена была такая система наполнения в газетах – в среднем около половины собственных материалов от журналистов, другая половина – от внештатных авторов. И мне давали всё больше заданий. Думаю, и Танкову это было интересно. Один раз, когда я еще учился в восьмом классе, как написали в «Тюменском комсомольце», «извиняемся за ошибку, допущенную по вине автора. Автор получил строгое взыскание». Этим автором был я. (Улыбается). Ну, какое там «строгое взыскание» восьмикласснику… Дело было так. Тогда проводились крупные соревнования по спидвею на Приз «Большой тюменской нефти», на Центральном стадионе. Я слушал объявление комментатора и ошибся в одной фамилии. Пришлось газете извиняться, и я так больше не делал.

После восьмого класса мне уже не очень интересно было учиться в школе, отец мне сказал – «тебе, с твоими интересами, спорт лучше знать изнутри». Я поступил на факультет физического воспитания тюменского педучилища. Тогда это было достаточно серьезное  образование… чуть не сказал вуз, но практически вуз, потому что там было 42 предмета за три года. Абсолютно не жалею, что в свое время его окончил. После восьмого класса я уже определился, что буду спортивным журналистом. Тем более, когда проводился всесоюзный конкурс юнкоров, мои работы там заняли призовое место, и мне пришло именное приглашение в УрГУ, можно было поступить без экзаменов. Профессия мне нравилась, я стал и в «Тюменской правде» печататься, тем более, туда перешел работать Владимир Танков. Подружился с Володей Теребом, царство ему небесное. Потом уже, придя из армии, – с Володей Митькиным. Хотя в спорте, (по специальности) я все-таки, пусть недолгое время, но отработал. Еще когда учился, получил серьезную травму – разрыв связок коленного сустава. Стал ребят тренировать по волейболу. Потом армия, после нее продолжал писать… И в армии должен был, по идее, оказаться в газете – «Пограничник на Тихом океане», но армейское начальство не отпустило. Нормально, служба у меня интересная была – не просто погранвойска, а контрольно-пропускной пункт. В советское время людей за границу, из-за границы оформлять. Какое-то время поработал методистом по спорту на заводе, и опять газетная деятельность, газетная жизнь – на Севере в нескольких изданиях, потом в Тюмени. Где-то в году 1989-м я попытался создать спортивную газету. Еще тогда. В начале марта 1990 года вышел первый номер «Арены». Других таких в регионах еще не было. За пределами Москвы и Санкт-Петербурга это была третья газета.

park_unnamed-4

— Кто вам помогал тогда, у кого вы находили понимание?

— Областной спорткомитет, который возглавлял Виктор Михайлович Пушников. Зуев помогал, Валентин Никифорович. Вообще, первым учредителем газеты был фонд. Сергей Припутнев, ныне бизнесмен, тогда он в спорте был – тоже помогал. Помощь была, но всё равно приходилось трудно… Тогда  ведь ЛИТО было, то есть, цензура.

— Что это, объясните юным читателям.

— Все печатные СМИ проходили цензуру. Гранки печатных полос, – компьютерной печати еще не было, – эти гранки отправлялись в ЛИТО, не помню, как это расшифровывается, а возглавлял ЛИТО Владимир Лисовский.

Примечание: Главлит – сокращенно Главное управление по делам литературы и издательств. Функции: контроль советских и партийных органов СССР над содержанием и распространением информации, в том числе печатной продукции, музыкальных и сценических произведений, произведений изобразительного искусства, кинематографических и фотографических произведений, передач радио и телевидения, с целью ограничения либо недопущения распространения идей и сведений, считавшихся вредными или нежелательными для советского человека.

Лисовский, кстати, учился с моим отцом в пединституте. Играли они в баскетбол. Несмотря на небольшой рост, был разыгрывающим, а отец – капитаном баскетбольной и волейбольной команд. И вот мы с отцом просто приехали к Лисовскому, а тот: «Ну, Вася, как я подпишу, как разрешение дам?». Он осторожный был человек, наверное, на этой должности и должен быть такой. Отец, как бы сейчас сказали, «наехал» по-дружески, сказал: «Володя, я отсюда не уйду, пока не подпишешь». (Смеется). В итоге тот подписал разрешение, что можно издавать эту газету. В 90-м с цензурой стало уже попроще. Зато началась сумасшедшая инфляция: сегодня это одни деньги, завтра другие, цены росли скачкообразно. В 1993-м «Арена» перестала выходить. В то время издавать газету было очень сложно.

— И вы ушли работать на телевидение.

В 1992 году Анатолий Владимирович Туринцев привлек меня комментировать игры, которые проходили в Тюмени. Ну, я попробовал. Понятно, волновался, но у меня было много домашних заготовок, да, к тому времени, и знаний. Начинал хоккейным и футбольным комментатором на ТВ, причем без проб. Потом поработал в штате «Регион-Тюмени»… Помню, с первого прямого эфира (в записи я не работал ни разу) мне от волнения в какой-то момент просто хотелось встать и уйти. В начале 1994 года пришел на телестудию «Параллакс», мне было интересно продвигать свои проекты. Директор «Параллакса» — Олег Налобин, надо отдать ему должное, мне руки развязал полностью. Он сам занимался спортом, в хоккей играл прилично… Тогда тоже интересное было время – денег особых не было, но в Тюмени почему-то находились спонсоры. Наши областные команды играли в высших лигах, и на трансляции даже находились тогда спонсоры. Мы с операторами (из постоянных – Сергей Новиков и Альберт Низамиев, к сожалению, ушедший из жизни) летали с хоккеистами, футболистами, с волейболистами «Самотлора» на разные соревнования, в том числе за границу. В 1994 году посчастливилось комментировать волейбол из Италии – в «Параллаксе» сказали «интересно», нашли денег – езжайте. Хотя на выезде снимали всего одной камерой, рейтинги у трансляций были тогда сумасшедшие.

— Как вы это передавали?

— Показывали в записи, с видеокассет, которые отправляли самолетом.

— Спорт пользовался тогда таким спросом у телезрителей?

— Я вам скажу, что когда хоккеисты «Рубина» играли в полуфинале с московским «Динамо» в 1996 году, и замеры рейтинга были в форме опроса, эту встречу посмотрело 25 процентов жителей Тюмени. Цифры для нынешнего времени огромные. Да, и тогда я не слышал, чтобы у какой-то тюменской программы рейтинг был выше. Причем показывали ведь в записи. Через сутки, по сути. Но тогда Интернета не было, результат матча знали далеко не все. Но одно дело результат, и совсем другое – видеоотчет, как это было. Трансляции даже с одной камеры при хорошем операторе всё равно пользовались спросом, и здесь, в Тюмени ажиотаж насчет хоккея, футбола был просто сумасшедший.

— Это было какое-то особенное время?

— Команды играли в высших лигах, то есть, в высших дивизионах – и футболисты, и хоккеисты. Конечно, было высокое качество игры. Плюс, не было тогда других развлечений в Тюмени. И сама Тюмень в 90-е годы была городом совсем другого уровня. Мне, я как-то посчитал, довелось побывать примерно в шестидесяти регионах России, получается, едва ли не во всех. Тюмень среди областных центров была где-то внизу списка – по благоустроенности, по дорогам, по социальным объектам. Плохой дворец спорта, плохой стадион… Зато вот команды были хорошие. (Смеется). Ну, и были у них спонсоры северные – «Уренгойгазпром», Сургут помогал. И был большой ажиотаж, люди чего только не придумывали, чтобы попасть во Дворец спорта, который вмещает всего-то 3200 зрителей. Занимали очередь в кассу ночью, жгли костры, чтобы купить билеты на решающие матчи.

— «Золотой век», можно сказать.

— В какой-то мере, – да. Хотя потом, работая в волейбольном клубе «Самотлор» – я уезжал в Нижневартовск, там трудился и в «Самотлоре», и на ТВ, и в газету писал, большой пласт работы – так вот, там я понял, что клубная система в Тюмени была выстроена совершенно неправильно. Все жили одним днем – мол, сегодня есть команда вроде, игроков набрали, играем и ладно. Неважно, как там будет завтра. Сейчас по-другому всё выстраивается, на долгосрочной основе.

— Тут мы уже приближаемся к агентству. У вас уже был богатый опыт работы в разнообразных СМИ, телевизионных и печатных, всю эту деятельность вы знали изнутри.

— Когда вернулся в Тюмень, была некоторая апатия. Стал работать по договору в нескольких местах, в штат идти не хотел. Комментировал игры на «Регион-Тюмени», делал радиопрограмму спортивную, был пресс-атташе в одном спортивном клубе и в «Тюменской правде» работал. Так продолжалось месяца четыре. Потом на должность председателя спорткомитета Тюменской области вернулся Зуев Валентин Никифорович, сказал мне: «хватит ерундой заниматься, надо, чтобы спорт нормально освещался». И тогдашний вице-президент «Регион-Тюмени» Владимир Николаевич Битюков проявил инициативу, поддержал в этом плане. Мы с Зуевым пришли к директору департамента информационной политики Новопашину, который тоже тогда недавно вступил в должность. В те время, летом 2001 года, всё начиналось сызнова, по сути. Было сказано: «надо смотреть шире». Создавать агентство спортивных новостей, чтобы там было и телевидение.

— Но свободных волн не было? Подразумевалось, что вы будете создавать и размещать свою продукцию в разных СМИ ?

— Нас приписали, скажем так, к Тюменскому региональному телекоммуникационному центру (ТРТЦ), к Леониду Шаброву, который тоже на тот момент не так давно его возглавил. И надо отдать должное, ТРТЦ во всём помогал. Да, там было сложно – у них самих не было помещения. Шабров сказал мне в первый день: «так, тебе транспорт нужен, вот, забирай эту вазовскую «четверку». Водителя нет, ездить будешь сам». Работали по телевизионным делам вместе с «Параллаксом», у них была какая-никакая база, в этом же здании (ул. Пермякова, 3а). Первые полтора-два года у меня не то что своего кабинета не было, у меня стола своего не было. (Смеется). В агентстве поначалу было семь человек. Из них пятеро работают в нем по сей день, один, Сергей Пахотин, уже ушел на пенсию. А Женя Ярков с нами постоянно в контакте, на тренировки приходит, но он пошел всё-таки в более денежную, что ли, сферу, связанную с нефтяной промышленностью. Сложно было человека удержать, а так – костяк агентства работает до сих пор. Первые два года прошли без отпуска, это нормально, когда новое дело начинается.

park_%d0%ba%d0%be%d0%bd%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d0%ba%d0%b8%d0%bd-2011

— Энтузиазм, адреналин…

— Да, но и теперь нельзя сказать, что мы жиром обросли. Если остановишься в творческом плане – всё, можно заканчивать с творчеством. Потому что в творческом процессе нельзя останавливаться, это непрерывное движение вперед.

— А разве основные вещи меняются? По-прежнему текст, картинка. К чему еще, к какому совершенству вы стремитесь?

— В тех же телевизионных трансляциях – в них вообще нет предела совершенству.

— Конечно, с нынешними возможностями техники…

— По-настоящему у нас есть вторая дата рождения – это лето 2004 года, когда мы стали юридически самостоятельными, когда, чуть раньше, вернулся в Тюмень Сергей Михайлович Сарычев (вице-губернатор Тюменской области. – Прим. авт.). И газета была «Спортивный меридиан». То есть, газета в одном месте, агентство в другом. Приняли правильное абсолютно решение, соединили всё вместе.

park_%d0%bb%d1%8e%d1%82%d0%be%d0%b5%d0%b2

— Она так и называется – «Спортивный меридиан»? И до сих пор издается в печатном виде?

— Да. Вот она. Газете не так давно исполнилось 20 лет, тираж – 8 тысяч. Она, конечно, стала более солидной, чем когда к нам пришла, чего греха таить. Сергей Михайлович Сарычев оказал огромную помощь во всём этом. Сразу сложились отношения с Владимиром Владимировичем Якушевым. Который сначала был вице-губернатором Тюменской области, потом мэром города Тюмени… Постоянно удивляюсь, что два наших первых руководителя в спорте разбираются лучше  некоторых специалистов.  Я тут не кривлю душой. Когда с губернатором разговариваешь, заметно, что особенно в биатлонных и лыжных вопросах он лучше тебя разбирается, несмотря на твое физкультурное образование и жизненный опыт. Такие выдает профессиональные замечания на уровне знаний редких специалистов, тренеров, которые в этом виде спорта работают – просто шляпу хочется снять. (Смеется). Человек вникает.

park_unnamed-3

— Якушев занимался спортом?

— Ну, Владимир Владимирович… Он начинал с баскетбола – у себя в Надыме, в ДЮСШ. Мечтал играть в хоккей, но в Надыме в хоккей играть было сложно. Потом занимался лыжными гонками достаточно прилично, когда учился в старших классах. Бегал где-то под кандидата в мастера спорта, да и сейчас… В предыдущем сезоне пробежал самую длинную дистанцию – 30 км, в этом сезоне, я знаю, у него стоит задача пробежать полтинник. Это очень серьезно. То есть он просто, вот, на тренировочках, иногда по 30 км бегает. В Увате дело было, один тренер решил с губернатором побежать. Рядом. После очередного круга этому тренеру чуть плохо не стало, а губернатор бежит и бежит, в своем темпе работает. (Смеется). Следит человек за своим здоровьем… Сейчас и политика такая – нужна здоровая нация. И это правильно. Без спорта, без занятий физической культурой здоровой нацию не сделать. И это одна из наших задач. Почему мы и сами (сотрудники агентства «Тюменская Арена». — Прим. авт.) играем в мини-футбол, и в волейбол.

— А что это за кубки, которых в вашем кабинете так много…

— Эти кубки с разных соревнований, какие-то – за спортивные победы, какие-то за творческие. Вот это, например, моя личная награда, с самого крупного в России международного Московского фестиваля спортивного кино, первое место за документальный фильм «За гимн России можно все отдать» про паралимпийского чемпиона из Тюмени Игоря Плотникова. Этот — с международного фестиваля из Липецка, тоже за первое место. Есть кубки за победы на международных спортивных соревнованиях среди журналистов. Это кубки Европы среди средств массовой информации – традиционный футбольный турнир, который проводился в Польше. Мы там выигрывали все кубки: сначала за второе место, потом за третье, потом за первое. Пять лет участвовали, три раза – в призерах. По сути, это неофициальный чемпионат Европы среди средств массовой информации. К сожалению, уже третий год нас туда не приглашают из-за политических событий. Не нас конкретно, а всех россиян.

— Вы занимаетесь спортом, и коллектив ваш приобщен к этим занятиям… а как часто они проходят?

— Футбол – раз в неделю, а сам я тренируюсь обычно два раза в неделю – футбол, волейбол. В волейбол я играю в «Генеральском спортивном клубе», там есть и генералы, и руководители различного рода, и теперь уже пенсионеров достаточно много. Недавно старейшему члену нашего клуба отметили 80-летие. Отметил он его играя на площадке. Это профессор Михаил Анатольевич Капеко, бывший ректор Академии искусств и культуры, основатель этого вуза. Он до сих пор выходит на площадку, играет.

— На примере первых руководителей компаний и регионов мы видим, что там, где спорт, там и сотрудники выглядят по-другому, и дела как-то идут по-другому. В чем эта магия спорта? Это умение организовать свое время, преодолевать неприятности, делать усилия над собой?

— Думаю, это характер. Спорт воспитывает характер. Всякое бывает в жизни, иногда сожмешь кулаки и понимаешь – нельзя останавливаться, сдаваться, надо идти вперед. Сейчас много руководителей – выходцев из спорта, и в России, и в Тюменской области, те, кто, так или иначе, занимался спортом.

Опять же, человек меньше болеет, как правило.

— Если возвращаться в наше время – что сейчас из себя представляет «Тюменская арена»?

— Это, как нас называют, спортивный медиахолдинг. За пределами Москвы – самый большой в России. Все складывалось по крупицам, те же телевизионные трансляции начинали с малого, с игровых видов спорта. Техника у нас была самодельная, по сути. Потом первая ПТС-ка (передвижная телестудия) появилась, сейчас уже старенькая. Тоже «самодельная». Мы отдали туда свои четыре камеры, студийные. Наверное, переломный момент был, когда в начале 2008 года Тюменской области дали проводить чемпионат России по биатлону. Я говорю вице-губернатору: «Сергей Михайлович, но у нас техники нормальной нет». Тот: «будем собирать с миру по нитке». Сложности были – как раз Дмитрий Медведев приехал в Тобольск. С неимоверными сложностями, но организовали трансляцию, и я Сергею Михайловичу очень благодарен за то, что он сподвиг, буквально, на эти трансляции. (Смеется). И вот это, наверное, была отправная точка наших больших трансляций. Потому что они были на федеральном канале. До того мы показывали на федеральных каналах только игровые виды спорта, но показывать их попроще, чем биатлон.

Потом началось строительство центра «Жемчужина Сибири». Ещё даже не строиться, а проектироваться. Андрей Душин, начальник управления связи и телекоммуникации, там очень большое участие принимал. Было понятно, что раз мы строим большой комплекс, под большие соревнования, значит, без телевидения не обойтись. Вот там всё было сделано правильно, телевизионные телекоммуникации закладывались вместе с остальными коммуникациями, это верное решение было. В 2011 году купили настоящую передвижную телевизионную станцию, такую солидную-серьезную, и, благодаря этой ПТС начались большие трансляции.

park_%d0%b1%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%ba%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%8b-%d1%87%d0%b5-%d0%bf%d0%be-%d0%b1%d0%b8%d0%b0%d1%82%d0%bb%d0%be%d0%bd%d1%83-2016

Чем вы измеряете производительность вашего агентства?

— Сегодня мы делаем только своими силами более ста телевизионных трансляций в год, из них больше половины идут на федеральные телеканалы. Другое наше направление – газета. Конечно, сейчас печатные издания переживают кризис, но мы нашу газету распространяем по всей Тюменской области – повсюду, где есть спортивные комплексы. По Тюмени и Тюменскому району доставляем сами, установили свои стойки. В свое время была подписка, но с нашими расстояниями это выходит дороже. И продавать газету сейчас тяжело, особенно в районах – получается, в убыток.

Как вы формируете команду агентства?

— Если взять географию сотрудников «Тюменской арены», то она широка. Редактор интернет-сайта Максим Яковлев — из Абатского района. У нас люди совмещают по несколько должностей, он тоже что-то комментирует, неплохой комментатор уже вырастает. Василий Малышкин – из Каскары, Сергей Шнайдер – из Нижневартовска, азы проходил у нашего собкора. Ханты-Мансийский и Ямало-ненецкий округа мы тоже освещаем, есть собкор в Нижневартовске, Валентин Мальков. Сергей Шнайдер журналистикой начал заниматься еще раньше, чем я, по-моему, в шестом классе. Он закончил школу с золотой медалью и в 15 лет поступил в Тюменский госуниверситет. Есть сотрудники родом из Тюмени и Тобольска, Ишима и Салехарда…

— Если говорить про коллектив… Ведь зрители видят только, грубо говоря, картинку, читатель – печатный текст. «Тюменская арена» – что это за люди? Кем вы гордитесь?

— За кадром остаются те, кто, например, монтирует программы, это тоже сложный процесс. Режиссер Александр Лютоев, у которого огромный объем работы сейчас. Операторы, водители. Здесь всё настолько взаимосвязано… Бывают моменты, когда приходится объяснять, что у нас, если один ошибся, то это по цепочке сказывается на работе всего агентства. Агентство – это команда, как в спорте.

Здесь фанаты работают. Именно так. Каждый журналист – он всегда болеет за какие-то команды, он переживает… Никто не считает часы, когда пора уходить домой. «С девяти до шести» – такого не бывает. Много работы в вечернее время, в выходные дни, когда проходит большинство соревнований. У нас настоящие фанаты спорта, и по-другому здесь быть не может, потому что дело у нас в самом деле очень непростое. Когда я разговариваю с ребятами, сразу честно говорю – зарплата у нас не самая большая (хотя вовремя выплачивается), работа – тяжелая, она для фанатов.
Готовых специалистов мы практически не брали, хотя у них, конечно, был свой опыт интереса к спорту. В основном прирастали выпускниками Тюменского госуниверситета, по одному человеку в год, это уже какая-то традиция.

park_2012-%d1%82%d0%b0-%d1%87%d0%b5%d0%bc%d0%bf%d0%b8%d0%be%d0%bd-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%88%d0%b0

— Вы достигли столь многого, а впереди еще такие интересные, удивительные события, как чемпионат мира по футболу в России, чего нельзя было представить себе в конце 20 века. И этап Кубка мира по биатлону, который будет проходить впервые в Тюмени (в марте 2016 года). Расскажите про ваши планы, как вы к этому готовитесь.

— Сейчас серьезная подготовка началась к двум этапам Кубка мира, которые состоятся в Тюмени в марте, это биатлон и лыжные гонки. Это самое серьезное испытание для нас. Хотя, мы уже работали на Кубке мира, по биатлону в том числе, транслировали из Ханты-Мансийска в этом году.

— Как это стало возможным, что этап кубка перевели из одного региона в другой? Дмитрий Васильевич, раскройте карты.

— На 95 процентов, а может на 99, это заслуга губернатора Тюменской области Владимира Якушева, который лично контролирует ход биатлонных дел, входит в состав правления Союза биатлонистов России и знает всё досконально. И в тот момент, когда Югре  стало как-то неинтересно проводить этапы кубка мира, то Тюмень здесь перехватила инициативу, можно и так сказать.

— Я у вас на сайте прочитала, что продано семь тысяч билетов, хотя до марта еще практически полгода.

— Интерес просто сумасшедший. Билетов не останется, это можно гарантировать. Начнется проблема «лишнего билетика». Но будут и трансляции. Сейчас идет серьезная работа по подготовке к ним, и у нас тоже. Одной передвижной телевизионной станции мало, нужна еще одна, нужна куча другой специальной техники, к примеру, так называемый «паук», то есть камера, которая летает над стадионом…. Все должно быть на высшем уровне, и мы постоянно общаемся с людьми из международного союза биатлонистов, из федерации лыжных видов спорта, международной, потому что и они тоже приезжают с проверками. Сейчас идет черновая кропотливая работа, без которой невозможно хорошо показать – это и формирование команды, и расстановка камер, и подбор техники. Давно уже над этим работаем.

К слову, мы (агентство. – Прим. авт.) воспитали даже международного продюсера, точнее, координатора, самого молодого в мире, это Сергей Шнайдер, на которого падает сейчас огромная нагрузка. Куча работы, которая за кадром остается.

— Как известно, жизнь прирастает намерениями – и в людях, и в обществе. Чего бы вы пожелали себе и вашему коллективу, сотрудникам, которые каждый день здесь делают то, что мы, зрители, читатели потом видим в газете, на телевидении?

— Я бы пожелал всем творческого роста. Здоровья, чтобы этот рост воплотить в жизнь. Чтобы дома всё было хорошо, это тоже очень многое значит для каждого из нас. Чтобы мы, в творческом росте, работали над еще более важными событиями, новыми проектами. Чтобы наша творческая бригада когда-нибудь поработала на Олимпийских играх, отвечая за какой-то вид спорта. Потому что российские бригады на Олимпиадах давненько не отвечали ни за один вид спорта, даже на Играх в Сочи. К этому нужно стремиться. И мы будем стремиться.

Лара НЕКРАСОВА,
фото – из архивов АСН «Тюменская Арена»

Добавить комментарий

Войти с помощью: