Битва за Кишинев: Молдова взяла обратный курс на Россию?

В Молдавии разворачивается новая политическая драма. Новый президент страны Игорь Додон хочет отказаться от курса страны на евроинтеграцию, в то время как правящая либеральная коалиция решительно настроена отстаивать этот курс.

Неизбежный политический конфликт развернется вокруг идеи Додона о проведении референдума, который дал бы ему право распустить действующий парламент и сменить правительство. Правящая коалиция со своей стороны утверждает, что ничего этого не будут.

Избранный президент Молдавии Игорь Додон был последовательным противником существующих властей

Однако что дала Молдавии политика ассоциации с Евросоюзом, которой уже исполнилось три года и которой намерены следовать правящие либералы? И каким путем двинется дальше эта страна?

Первое, что сделал Игорь Додон на посту президента, это распорядился снять со здания своей администрации флаг Евросоюза. Это вызвало бурю негодования в молдавском парламенте, где большинство по-прежнему остается проевропейским.

А уж когда Игорь Додон свой первый официальный визит совершил в Москву, а не в Брюссель, то в стане его оппонентов и вовсе началась настоящая истерика.

Согласно Конституции Молдавия – парламентско-президентская республика. Ключевые решения принимаются главой правительства и спикером парламента, а значит, всей полноты власти у президента нет. Классический пример двоевластия.

Однако Игорь Додон, судя по всему, всерьез намерен изменить существующее положение дел. На минувшей неделе он устроил большую пресс-конференцию, на которой вновь подчеркнул, что собирается пересмотреть проевропейский внешнеполитический вектор. Он также категорически против открытия в Кишиневе офиса НАТО. Молдавия, по его убеждению, должна оставаться внеблоковым государством.

Но возникает вопрос: а как, все-таки, это будет технически реализовано, учитывая, что значительная часть молдавской элиты выступает с совершенно противоположными мнениями? Как новый молдавский президент собирается противостоять этому давлению, или он считает, что они сдадутся без боя?

«Я понимаю, что будет очень непросто. Я понимаю, что давление будет очень серьезным, но я обещаю, что со своей позиции я не сверну. Большинство граждан выступает за нейтралитет – против НАТО. Большинство граждан выступает за ЕврАзЭС, –  посмотрите все опросы. Поэтому, опираясь на мнение большинства, мы будем двигаться вперед» (Игорь Додон, президент республики Молдова).

Но как быть с полномочиями, ведь парламентские выборы в Молдавии пройдет только через полтора года?

Игорь Додон и Владимир Путин

По словам Додона, партия социалистов в ближайшее время намерена инициировать проведение всенародного референдума, с тем, чтобы президент имел право досрочно распустить парламент. Это будет означать новые выборы, и тогда высока вероятность, что соотношение сил кардинально изменится.

Однако председатель правящей Демократической партии Молдовы Влад Плахотнюк уже поспешил заявить, что не допустит подобного развития событий. От контакта с российскими журналистами прозападная молдавская элита категорически отказывается, но вот характерная цитата:

«На уровне принятия решений Молдовой руководит проевропейская власть, а не пророссийский президент. Не будет ни пересмотра, ни аннулирования Соглашения об ассоциации с ЕС, ни подписания соглашения с Евразийским союзом. Все это противоречит стратегическим интересам Молдовы» (Влад Плахотнюк, председатель Демократической партии Молдавии).

Олигарх Владимир Плахотнюк

Вот только в чем заключается эти стратегические интересы? В течение нескольких лет Молдавия активно сближалась с ЕС, и что же?

Попав в Кишинев, мысль о том, что ты находишься в процветающем европейском государстве, отчего-то совсем не посещает. Каждый второй таксист жалуется на жизнь и маленькую зарплату. Правящую власть ругают взахлеб наравне с молдавскими дорогами.

Средняя зарплата по стране 150 долларов, пенсия – в три раза меньше. А ведь хваленая ассоциация с Евросоюзом действует уже три года. Где же результаты? Их попросту нет. Европейскими в Молдавии являются, пожалуй, только коммунальные платежи и цены на топливо.

Оппозиция, недовольная результатами первого тура президентских выборов, на которых лидировал Игорь Додон, вывела на улицы своих сторонников

Вот эта шапкозакидательская политика Евросоюза: что все хорошо, главное, чтобы вы были против Путина, а мы за это будем вас хвалить, привела к тому, что большинство государственных учреждений просто не функциональны (потому что они не работают исходя из интересов Молдавии, а смотрят, что им скажут товарищи из Брюсселя).

Отсюда и результаты последних президентских выборов, когда большинство молдавского населения, устав от пустых обещаний, поддержало политика, который предложил возродить сотрудничество с Россией.

Абсолютное большинство населения Молдовы однозначно стремится к России. Последние 25 лет их искусственно хотели сделать европейцами, румынами, кем только не хотели. Но как показали последние выборы президенты Молдовы, у них это не получилось.

Цифры говорят сами за себя. После распада Советского Союза, согласно переписи 1994 года, в Молдавии проживало около 4 миллионов человек. Спустя 10 лет уже 3 миллиона 500 тысяч. Сколько осталось сейчас, можно только гадать. По оценкам экспертов, после подписания Соглашения об ассоциации и введения безвизового режима, Молдавию покинуло около 40% трудоспособного населения.

Эксперты отметили, что результаты выборов говорят об изменении настроений молдавского общества

Кроме рынка, и кроме сельхозпродукции Молдавия потеряла еще и людей. Это самая большая катастрофа, потому что экономику можно вернуть, а людей нет. Это совершенно бездумная политика. И всего лишь за три года подобного бреда страна дошла до того, что в молдавских селах не существует практически никакой жизни.

Когда едешь по стране, понимаешь, что проевропейские акции, которые происходили по стране во время президентской кампании, – это наносное. Они нужны были для картинки: дескать, Молдавия может жить припеваючи исключительно благодаря ЕС.

А на деле страна давно уже живет впроголодь и находится в глубокой финансовой кабале. И это не скрывают даже близкие к власти молдавские политологи.

«Попробуйте, откажитесь от ассоциации с Евросоюзом. Это очень жестокая ситуация, потому что на сегодняшний день Республика Молдова зависит от грантов и от всех контактов с Евросоюзом. По большому счету, Евросоюз практически содержит республики Молдову уже лет семь как минимум. Здесь поднимается вопрос: кто сможет восполнить эту пустоту, если уйдет Евросоюз отсюда? Россия? Я не уверен, потому что у России есть свои проблемы» (Роман Михаеш, политолог, г. Кишинев).

Роман Михаеш

У России, действительно, своих проблем хватает, однако вопрос об искусственном субсидировании Молдавии не стоит. Речь идет о возрождении взаимовыгодного сотрудничества. И в этом смысле показателен пример Гагаузии. В 2014 году эта молдавская автономия провела референдум, на котором оказалась от проевропейского вектора в пользу двустороннего сотрудничества с Россией.

Ирина Влах, башкан, то есть глава, Гагаузии  не без гордости говорит, что сейчас ее региону завидуют многие молдавские провинции.

«Сегодня все винодельческие компании Гагаузии имеют право доступа на российский рынок. Сегодня все компании, которые занимаются производством сельхозпродукции, имеют выход на российский рынок. Сегодня наши бизнесмены спокойно работают с партнерами из России. Это чувствуется на экономике Гагаузии, это чувствуется на росте наших доходов» (Ирина Влах, башкан Гагаузии, член правительства Молдавии).

А какие же преимущества получили молдавские производители от ассоциации с ЕС?

Ирина Влах

А никаких. Искусственно закрыв для себя российский рынок, большинство предприятий Молдавии с удивлением обнаружили, что их продукция Европе не нужна. Начались банкротства. Той же Гагаузии было очень сложно в период, когда официальные власти республики Молдова однозначно говорили только о европейском векторе развития.

Город Комрат. В отличие от остальной Молдавии сюда не добралась руманизация. В школах преподают исключительно на русском языке. Символом города является конь. И здесь, как выясняется, тоже есть связь с Россией.

«Мы единственное предприятие, которое носит статус племенного, у нас в Молдове… В этих лошадях практически во всех течет кровь орловских рысаков с России: с Алтая, с Перми, с Москвы, с Хренового, с Чесменки, с Завиваловки. Это российские конные заводы» (Константин Келеш, хозяин конезавода).

Константин Келеш

Константин Келеш выращивает племенных орловских рысаков. Как известно, основателем знаменитой российской породы скакунов был один из братьев Орловых, которые помогли Екатерине Великой взойти на престол.

«Лукавить не будем: люди ждали перемен, и перемены пошли. Это просто здорово» (Константин Келеш, хозяин конезавода).

Итак, мы по-прежнему говорим на одном языке с молдаванами, по-прежнему отлично ладим, но в силу искусственных барьеров, навязанных извне, не можем пользоваться неоспоримыми преимуществами столь нужного нам сотрудничества.

Теперь, с приходом во власть Игоря Додона, появился шанс на перемены. Остается надеяться, что новому президенту удастся побудить Молдавию совершить этот не простой политический кульбит.

Виктор КОЛМОГОРОВ

 

 

 

0