В усах и бусах: трансгендеры теснят геев

Перманентная революция нравов на Западе продолжается. Вспомним конец шестидесятых. Это время свободной любви, детей цветов, марихуаны, совместного душа для юношей и девушек в американских университетах, в общем, полной вседозволенности. Восьмидесятые годы — частичное возвращение консервативных ценностей, укрепление семьи, воспитание детей.

 Тогда казалось, что сексуальная революция заняла своё место в истории, но нет, она лишь приобрела другое содержание. И вот уже через 20 лет в ряде западных стран начали признавать однополые браки.

А теперь всё и вовсе запуталось. С одной стороны, начиная с дела Харви Вайнштейна вся Америка занята поиском секс-маньяков. Кого только уже не обвиняли в домогательствах, а то и в чём похуже: и Чарли Шина, и Кевина Спейси, и Дастина Хофмана.

Дело дошло даже до Буша-старшего, который когда-то, ещё в незапамятные времена, когда ещё был президентом, якобы кого-то за что-то потрогал. А в Великобритании министр, положивший руку на коленку радиоведущей 15 лет тому назад, тут же стал изгоем и был вынужден уйти в отставку.

На этом, казалось бы, ультраконсервативном фоне разворачивается другая революция — революция секс-меньшинств, причём здесь разрешено всё: менять пол, объявлять детей гендерно нейтральными, делать любые операции и даже рожать, официально став мужчиной. И вот эти новые ценности идеологи Запада с восторгом предлагают всему остальному миру.

В частности, Великобритания недавно предложила Организации Объединённых Наций отказаться от термина «беременная женщина» и заменить его термином «беременный человек». Похоже, девиз времён Великой французской революции: «Свобода, равенство, братство!» в наше время обрёл новый, не менее революционный, смысл.

МИД Великобритании обратился в Комитет по правам человека ООН с просьбой исключить из употребления термин «беременная женщина» и заменить его более толерантным — «беременный человек».

Оказывается, слово «женщина» может ущемлять права тех, кто решил попытать счастья в теле противоположного пола. Речь идёт о трансгендерах-женщинах, которые заявили о своём желании стать мужчинами. Однако нередко женская репродуктивная система у них сохраняется, а значит, они вполне могут иметь детей.

Хейден Кросс

21-летний Хейден Кросс стал первым официальным мужчиной в Королевстве, который выносил ребенка и перед камерами не скрывал своего интересного положения. На самом деле Хейден от рождения девушка, но в 18 лет она объявила себя мужчиной, сменив документы. Стать матерью и одновременно отцом ей (или ему?) помог найденный в социальных сетях донор.

Инициатива британского МИД последовала за обнародованием других планов правительства — принять акт о гендерном признании, разрешающем человеку самому утверждать свой пол. И хотя предложение вызвало шквал критики со стороны консерваторов в британском парламенте, никаких гарантий того, что в ООН авторам этой безумной инициативы откажут, нет.

В последнее время трансгендеры настолько рьяно утверждаются в своих правах и свободах, в которых их никто и не ограничивает, что на посту символов безграничной толерантности потеснили геев.

Недавно в Канаде было оформлено первое в мире свидетельство о рождении, в котором пол ребенка указан как неопределенный. Этого через суд добилась мать младенца — бинарный трансгендер Кори Доти.

Кори Доти

На фото она в усах и бусах. Говорит, что такая гендерная неопределенность малышу лишь на пользу — вырастет настоящим человеком.

«Пока у него нет чувства собственного достоинства и словарного запаса, чтобы сказать мне, кто он, для меня это, прежде всего, ребенок. Я пытаюсь дать ему всю любовь и поддержку, чтобы он мог стать полноценным человеком, который не имеет никаких гендерных ограничений» (Кори Доти, бинарный трансгендер).

Никаких гендерных ограничений не имеет и дочка Брэда Питта и Анджелины Джоли. Мальчишечья стрижка, серый костюм и галстук. 11-летняя Шайло просит называть ее Джоном и твердо намерена в будущем сменить пол.

Шайло, дочка Питта и Джоли

Возможно, это первый живой результат эксперимента, который начался в Америке несколько лет назад, когда в начальных школах сразу в нескольких штатах, несмотря на протест большинства родителей, появились первые нейтрально гендерные туалеты для неопределившихся с полом.

Ещё острее ситуация складывается в Европе, где однополые браки легализованы уже почти повсеместно. По мнению некоторых экспертов, такая повальная мода на однополую любовь не случайна.

Это похоже на массовое создание общества, в котором люди очень похожи на стадо, которым можно управлять. Это такой способ поменять фокус внимания многим миллионам людей. Семья потеряет значение, потому что не существует уже пап и мам. Это пропаганда другого образа жизни.

Идеи свободного выбора и смены пола, пропагандируемые как образцы естественного поведения человека, имеют серьёзное влияние на значительную часть населения европейских стран. Как результат, в последние годы население Европы всё заметнее сокращается.

Коренное население Европы по подсчетам Евростата сокращается ежегодно на 1%, в основном как раз за счёт внедрения вот этой модели гомосексуального поведения. Пройдет 50 лет и численность населения Европы сократится наполовину. В Лондоне однополых семей 17%, т.е. англичане как таковые уже не способны к воспроизводству.

Но если в ЛГБТ-браках не ставится под сомнение хотя бы пол супругов, то как назвать союз женщины, считающей себя мужчиной, с мужчиной, уверенным в том, что он женщина? Происходит извращение воспитания людей.

В недоумении от столь неожиданного предложения британцев и российские психиатры. Чтобы общество пришло к одному полу, чтобы общество было бесполым, этого быть не может. Потому, что, все-таки, людей традиционного осознания своего пола большинство, а трансгендеров, всё-таки, меньшинство.

Мнение меньшинства — один из основополагающих принципов демократических ценностей, о которых не устают твердить в Америке и в Европе. При этом никто не спорит с мнением специалистов о том, что людям, что называется, родившимся в чужом теле, нужно помочь попытаться найти себя.

Но эта помощь не означает того, что в угоду чьих-то специфических особенностей нужно перевернуть с ног на голову главный закон природы. Тем более что среди тех, кто спит и видит себя в новом теле, трансгендеров от рождения единицы.

Когда-то давно, щёлкая телепередачи, я наткнулся на телевизионное ток-шоу «Я сама». И там была героиня, ставшая из мальчика девочкой. Тогда это было в новинку. И она рассказывала, как это страшно, как это мучительно; на каких препаратах они сидят, для того, чтобы гормональный фон каким-то образом балансировался. Как каждый день у неё, значит, ванная крови, потому что всё же срастается, а ей же надо, чтобы оно было другой совершенно формы. И что она пошла на это после серии суицидов.

По мнению психиатров, такого рода мысли и желания могут быть обусловлены не нарушением полового самосознания, а проявлением тех или иных проблем, преимущественно психического плана.

Во все времена людей с проблемами психического плана было принято лечить, а не провозглашать светочем человеческих ценностей и культуры. Похоже, теперь всё наоборот.

Обе дочки Джоли и Питта предпочитают мальчишечью одежду. Темнокожая Захара (приёмная дочь) держалась до последнего.

Американка Даника Роем стала первой женщиной-трансгендером, выигравшим место в парламенте консервативного южного штата. В предвыборной гонке она обошла кандидата-республиканца, который инициировал закон о запрете отдельных туалетов для трансгендеров.

А девушкой месяца в ноябрьском номере журнала «Playboy» впервые в его истории стала модель-трансгендер.

Если в Комитете по правам человека в Организации Объединённых Наций тоже решат поддержать представителей третьего пола, очень может быть, что в недалёком будущем в меньшинстве окажутся вовсе не трансгендеры, а представители традиционных устоев.

В этих примерах чувствуется характерная особенность идеологии нового мирового порядка, состоящая в том, что все категории должны быть упразднены. Упразднению подлежит и категория нации или народа. Они должны перестать существовать потому, что якобы являются чем-то искусственным. Поэтому становится все больше обладателей нескольких гражданств.

Наряду с этим ликвидируется понятия пола. Еще 20 лет назад, т.е. до нового мирового порядка, было ясно, что речь идет о равноправии мужчин и женщин. Оба пола должны быть равноценны, что абсолютно правильно. Сейчас же претензия на равноправие заменена претензией на тождественность. Нас уверяют, что мужчины и женщины одинаковы, идентичны по своей сути. И даже те отличия между ними, которые можно легко установить, заглянув в трусы, являются лишь социальными конструктами и продуктами общественного дискурса.

Фактически на основе гигантского антропологического эксперимента создается новый тип человека, который нестабилен по своей природе, поскольку он не находит своей идентичности – ни половой, ни сексуальной. А то, что волнует меньшинства, пиарится и помещается в центр внимания. Так, параллельно с войнами и террором (что очевидно каждому), осуществляются трансформации в отношениях между людьми, на которые народ никогда не давал своего демократического согласия.

Мы видим, как происходят эти преобразования. За ними стоят в первую очередь неправительственные организации, которые кормятся из кормушки мирового финансового капитала. Они продвигают эти темы, продавливают их в ООН под звуки аплодисментов из-за кулисы, создавая для них зыбкую нормативно-правовую базу, после чего, не спрашивая ничьего мнения, их, как например, в ЕС, железной рукой претворяют их в действительность.

И вот уже сегодня взрослых людей на Западе и их детей пытаются отучить от сознания того, что они являются мужчинами и женщинами.

Виктор КОЛМОГОРОВ

0