Глобальный кризис может начаться с обвала турецкой лиры

В Турции разразился масштабный валютный и экономический кризис. Президент страны Эрдоган обвиняет США в развязывании торговой войны. Он уже призвал своих сторонников избавляться от долларов и айфонов. На фоне роста антиамериканских настроений в Анкаре недавно обстреляли посольство США. Введенные Вашингтоном санкции стали ударом для турецкой лиры. Импортные товары стремительно дорожают, доходы от экспорта сокращаются.

С начала года турецкая лира упала на 35%. Инфляция подбирается к 20%, и из-за инфляции кредиты в Турции дорогие, и поэтому банки и бизнес предпочитают занимать в долларах и евро. Их валютный долг превышает $ 200 миллиардов, и чем ниже курс лиры, тем труднее им приходится.

Одна из причин происходящего – стремление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана контролировать все в стране. Он лично дает советы Центробанку, а министром финансов назначил своего зятя. Во всех бедах он винит Соединенные Штаты и говорит:

«У них – доллар, у нас – люди, праведность и Аллах».

Богословы действительно оказали влияние на валюту. Кроме экономических причин обвала лиры тут замешана и политика. Президент Турции хотел, чтобы Соединенные Штаты выдали его главного врага – исламского богослова Фетхуллу Гюлена, которого в Анкаре считают вдохновителем военного переворота, провалившегося 2 года назад.

Фетхулла Гюлен

Вашингтон отказался выдавать Гюлена, и Анкара в отместку арестовала в Турции американского пастора Эндрю Брансона – якобы он тоже поддержал переворот. Но Белый дом в ответ ввел санкции, сначала персональные против министров юстиции и внутренних дел, а потом ударил и по турецкому экспорту.

Эндрю Брансон

«Только что дал добро на повышение пошлины на ввоз стали и алюминия. 20% для алюминия и 50% для стали. Со всем уважением к Турции и ее валюте – турецкой лире, она быстро скользит вниз»
Дональд Трамп, президент США.

Эрдоган попытался успокоить свой народ на митинге и тут же попросил о помощи.

«Если у кого-то из вас есть доллары, евро или золото, спрятанные под подушками, пойдите в банки и обменяйте их на турецкие лиры. Это национальная борьба! Так мой народ ответит на экономическую борьбу против нас!»
Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции.

Но оптимизм президента турецким бизнесменам не передался.

Напуганные инвесторы уходят из Турции, а эксперты пророчат стране торможение и даже спад экономики после 8 лет непрерывного роста. Проблемы Турции могут стать причиной и российских финансовых бед.

Но причем здесь Россия? А притом, что Турция вместе с Россией или, к примеру, Индией и Южной Африкой, причисляется международными инвесторами к категории развивающихся рынков (Emerging Markets).

Если на одном из таких рынков начинаются проблемы, которые в конечном счете могут обернуться крупномасштабным кризисом и/или ограничениями свободного движения капиталов, инвесторы нередко на всякий случай начинают выводить деньги и из других подобных стран, чтобы вложить свои средства в надежные валюты – доллар США, швейцарский франк, японскую йену.

В целом турецкая экономика очень сильна, она растет на 6-7% в год, и с момента кризиса в 2009 года (когда и российская, и турецкая экономики упали), они выросли на 70%, а Россия только на 15%. Поэтому это очень привлекательная для инвесторов страна – люди с удовольствием вкладывают туда деньги, вернее, вкладывали до недавнего времени, потому что ситуация поменялась.

Поскольку в Америке ставки растут, развивающиеся рынки выходят из моды. Инвесторы только ищут повода, чтобы продать, а поводов в Турции предостаточно: перегрев экономики, инфляция очень высокая, и они очень сильно зависят от импорта всего – товаров, энергоносителей и капитала.

Они назанимали $ 200 миллиардов, потому что, конечно, дешевле брать в евро и долларах. А теперь евро падает, обслуживание этого долга становится тяжелым, найти новый долг становится тоже тяжело, и все это предвещает серьезные проблемы.

Но все это, в принципе, было бы нормальным, это можно отрегулировать разумной экономической политикой и при наличии внешних условий. Но и с тем, и с другим в Турции, к сожалению, проблемы.

Именно ссора Эрдогана с Трампом стала катализатором падения, но на самом деле лира падала еще полтора месяца назад. Особенно сильно она упала в день, когда Эрдоган назначил министром финансов своего зятя. До этого были два поста, их занимали банкиры, было понятное инвестиционное сообщество, и вдруг неожиданно приходит зять (после того, как, опять же, Эрдоган укрепил свою власть и выиграл выборы).

И теперь зять управляет экономической политикой, а у инвесторов есть сомнения на эту тему, особенно в силу того, что Эрдоган сам дает советы Центральному Банку, говорит не повышать ставки, и он не повышает, несмотря на то, что этого хотят все держатели турецкого долга и те, кто собираются им давать в долг. Поэтому адекватность турецкой политики поставлена под сомнение, что подрывает доверие инвесторов.

Если какие-то плюсы в этой слабеющей лире для россиян? Может отдых в Турции стал дешевле из-за этого? Конечно, Эрдоган на это и надеется: товары сейчас подешевеют, услуги тоже подешевеют, пляжи станут доступнее, но вряд ли это случится быстро, поскольку вместе с падением курса растет и инфляция, ну и потом, мало кто покупает туры в лирах, все покупают в долларах, конечно.

Они надеются на то, что все само собой настроится, импорт упадет, соответственно вместе с ним спрос на валюту тоже упадет, но внутренние и внешние причины никуда не денутся: нефть по-прежнему высока, Эрдоган по-прежнему ругается с самой крупной экономикой мира, и его экономическая политика по-прежнему вызывает некоторые вопросы…

Снижение курса турецкой лиры стало серьезным ударом по авторитету президента Эрдогана, ведь он обещал своим избирателям стабильность и рост благосостояния. В том, что власти Турции далеко не всегда держат слово, турецкая пенсионерка Зейнеп Дюзгуноглу убедилась уже давно, ведь она потеряла собственное жилье и до сих пор не может добиться справедливости.

Пенсионерка любила свой домик, теперь его снесли. Всю жизнь она трудилась, выплачивала кредит, чтобы иметь собственное жилье, но 2 года назад администрация Стамбула отобрала дом и передала строительной фирме. «Модернизация города», – так это называет правящая партия «Справедливости и развития».

«В администрации сказали, если не уйдете сами, все здесь будет национализировано. Потом появилась строительная компания и пообещала, что в обмен на участок земли нам дадут квартиру до июня этого года, но мы до сих пор ничего не получили»
Зейнеп Дюзгуноглу, турецкая пенсионерка.

Осталась лишь заброшенная стройплощадка. Люди, которых лишили жилья, соорудили протестный лагерь. Они хотят оставаться до тех пор, пока у них снова не будет крыши над головой. Строительная фирма, по слухам, обанкротилась. Ее представители не хотят разговаривать с пострадавшими.

Зейнеп Дюзгуноглу на какое-то время разместилась у родственников. Долгая борьба за справедливость отнимает у этих людей много сил.

«Сказать, что мы испытываем ярость, возможно, будет преувеличением. Но мы, пострадавшие, глубоко разочарованы, потому что правительство не хочет нам помогать. Но ведь это его политика предусматривает переселение людей в новые районы города, так пусть найдут нам новые квартиры»
Энгин Акгюзель, пострадавший.

Долгие годы строительный сектор был двигателем турецкой экономики. Правительство наводнило рынок дешевыми кредитами, раздало крупные заказы на строительство дорог и мостов, а теперь в стране начался экономический кризис и рынок недвижимости оказался на грани обвала. Строительство остановилось, в том числе и на участке, где раньше стоял дом Зейнеп Дюзгуноглы.

Район, где проживала пенсионерка, изменился практически до неузнаваемости. Но часть домов еще не успели снести. По плану должны исчезнуть все дома, когда-то построенные гастробайтерами из Восточной Анатолии. Официальная причина – угроза землетрясений. Но критики предполагают, что на самом деле это связано с интересами строительных компаний, близких к правящим кругам.

«Посмотрите, вот так примерно выглядел и мой дом. Маленькое бунгало. За домом росло фиговое дерево. Я всегда собирала с него фрукты – это было чудесно»
Зейнеп Дюзгуноглу, турецкая пенсионерка.

Местный парикмахер, сторонник правящей партии, считает, что Зейнеп очерняет его страну. По его словам, правительство старается, тяжело работает для того, чтобы все жители были счастливы.

«Нет здесь никаких проблем. Когда администрация города доведет строительство до конца, все будет отлично. Посмотрите, как тут стало красиво и безопасно».

Но когда Зейнеп приходит в гости к бывшим соседям, получившим за свои участки компенсацию в виде квартиры в одном из новых домов, люди часто говорят о своем разочаровании. По их словам, здания построены наспех из дешевых материалов. Модернизацию они представляли себе иначе.

«Соседи здесь не держатся друг за друга. Никто не зовет других в гости на чашечку чая».

«Они делают нас чужаками в нашем собственном городе».

Обесценивание лиры и галопирующая инфляция привели к резкому скачку цен. Пенсия Зейнеп примерно 15 000 рублей и каждый день она все больше обесценивается. Все чаще появляются сообщения о массовых увольнениях. Уровень безработицы непрерывно растет. По официальным данным, он уже превысил 12%.

«После оплаты счетов за электричество, газ и воду, почти ничего не остается. Все дорожает. Сначала ты не можешь себе позволить 500 граммов мяса, потом вдруг не можешь купить даже 250 граммов, а от рыбы я уже давно отказалась
Зейнеп Дюзгуноглу, турецкая пенсионерка.

Экономика Турции на грани краха и многие граждане страны, как, например, Зейнеп Дюзгуноглу, больше не доверяют правительству, потому что они не только лишаются своих прав, но и становятся все беднее.

Виктор КОЛМОГОРОВ

0