Молодой человек, возьмите сдачу! Ольга Иженякова «накалякала» тюменцам о Путине и о себе

bg-ms-oi

Добрый день, Виктор Алексеевич!

Посмотрите, может, эти заметки поставите на свой сайт? Это мой ответ на вопросы тюменских  коллег: Оля, как ты там? Мне сложно отвечать каждый раз. А так села и что-то накалякала…

С уважением, Ольга Иженякова.

О пробках

Самое невыносимое в Москве – это пробки. Постоянно одно и то же. Ты замурована на МКАДе, машины справа и слева, спереди и сзади. И летит, летит в небо самая искренняя молитва с просьбой быстрее освободиться от этого, смерть за рулем, по-моему, ни в чьи планы не входит. Когда потоки рассасываются, ты даешь себе обещание: никогда больше… Но снова приходит суббота и ты снова в этой невыносимой очереди на Ярославке, Звенигородке или Алтуфе… Я – вечная рабыня пробок.

О русских просторах

Как-то я ехала в кабине машиниста по Башкирии, кругом леса, сугробы, деревни. Баньки дымящиеся. Иногда уютные городки. Русская простая красота. Здесь не то, что Сноуден, здесь половина Америки может спрятаться, и никто не найдет. Широка страна.

О телефонах

У меня самый дешёвый телефон. Он стоит меньше тысячи, рублей, конечно. У него есть один очевидный плюс – я всегда на связи, такие средства коммуникации никому не нужны. Они морально устарели ещё до своего появления. Однажды я оставила его в густонаселенном офисе в центре Москвы и на следующий день нашла его там же. С дорогими такое не прокатывает. Но на дешёвом нельзя фотографировать — это прямо скажем, отвратительно. Как совместить хороший телефон и гарантию от воров?

О достойных личностях

Я бы поставила памятник тому (или той) кто изобрёл колготки. Одно из самых полезных изобретений человечества.

О белорусской иконописи

Иконы в храмах часто похожи на народности, рядом обитающие. Заходишь в белорусскую церковь, а там Христос с добрым белорусским лицом.

Про Путина

Однажды мы с ним столкнулись нос к носу. Дело было в Звёздном городке, кто помнит, вездесущая камера Лайфньюс нас показывала, он покупал мороженное. Что-то вроде эскимо в шоколаде, открыл бумажник, а там одни пятитысячные, новенькие. Достал одну, отдал продавщице и ушёл. А она ему: «Молодой человек, эх.. кхм… молодой человек, возьмите сдачу»… Он так удивлённо оглянулся. Видимо его давно – а может и никогда – не называли молодым человеком. (Продавщица от смущения начисто забыла ФИО президента). А он и не знал, что с пяти тысяч бывает сдача или государственными мыслями улетел далеко…

Про шахты

Как-то случалось мне спускаться с горняками в шахту. Всё честь по чести, люди, собачка. Кто не знает, в шахту всегда спускается какая-нибудь живность, она в случае чего может выход найти. И тут кто-то из шахтеров накидывает мне на плечи что-то вроде палантина, говорит: «Там угольная пыль, понимаете, а вы… должны быть чистой»… Я никогда этого не забуду.

888990

Господин Великий Новгород

Там удивительный губернатор. Он лично интересуется всеми археологическими раскопками, специальной щёточкой очищает древние черепки и осколки. Составляет какие-то рисунки, схемы. Инициирует изготовление блюд по древним рецептам. Возрождает народные промыслы. А когда хор поёт на концерте, берет нотную тетрадь и подпевает им. Мне подарил какую-то супер-пупер ручку, которой я должна, по его мнению, что-то гениальное написать. Ну, не люблю я пафоса! Отдала сыну в надежде, что он сломает и забудет. Но он, как узнал о предназначении, вернул. Это что же получается, я должна от руки писать?..

Адреса «доброжелателей»

Меня умиляют люди, которые пишут в Интернете гадости, разумеется, анонимно. Они что не в курсе, что есть программы вроде Антиплагиат, которые с точностью 99 процентов находят автора, а даже случается и его электронный и даже физический адрес. Представляю, написал такой-то, что книжку Иженяковой надо выбросить в мусорное ведро, обернулся в белый пиджак и давай вещать про вечные ценности. Имейте мужество – поставьте свою фамилию под отзывом. А то ведь я могу озвучить. Дело нехитрое.

О литагентах

Это такие люди, которые видя не видят, и, слыша не слышат. Но если им нужно. Они легко тебя отыщут хоть в ханты-мансийской тайге, хоть на карпатских вершинах. Мастера, что тут скажешь.

Осень

Эту пору лучше всего проводить на нижегородской земле.

О переменах

Не могу привыкнуть, что настоящий мужчина встаёт, когда в помещение заходит женщина и пока она не сядет, он не садится. Не могу привыкнуть, что по случаю моего прихода в офис, могут купить шампанское. Не могу привыкнуть, что профессионал, потеряв кучу времени, удалит фотографии, которые мне не понравились. Не могу привыкнуть, что главные редактора центральных СМИ легко предоставят мне блоги. Не могу привыкнуть я к этому…
Я по инерции жду гадостей и программирую их, но вместо них улыбки и слова одобрения. Что-то изменилось в атмосфере. Это повышает самооценку. Когда-то меня удивляли испанки, они так уверены в своей неотразимости, будто кто-то на ушко каждой шепнул: ты совершенство. Так просто. Так всё просто.

Про БКД

БКД – Большой Кремлёвский дворец, чтобы туда попасть нужно пройти через рамки металлоискателей и придирчивых охранников, которые просят открыть сумочку. Если, к примеру, у меня бутылка воды то к ней непременно нужен чек, где было бы указано: «Вода…». Но бутылку пока открывать не заставляют, так что спокойно можно пронести самогонку от дяди Васи.

Про Тулу

Случилось мне в тульских землях покупать продукты у придорожных бабок. Они у меня, значит, спрашивают: «А чегой-то у вас номера такие мудрёные?», имеются в виду автомобильные. В Туле вроде как 71, я бодро отвечаю: тюменские. А они чуть не перекрестились, я интересуюсь, что, мол, это вы никогда не слышали про Тюмень? Они отвечают: «Нет, мы люди порядоШные».

Киев

Несмотря на известные события «Вечерний Киев» — самая позитивная программа, а когда мне плохо включаю «95 квартал» в записи.

Львов

Я не ожидала, что это такой красивый город. Дивные улочки, переулки. Неспешно бредущие горожане и иностранцы. Везде места для велосипедов. Дома, обвитые плющом и виноградом. Вкусное мороженое. Ну и конечно греет душу тот факт, что там продаются мои книги.

Жанна

У меня есть подруга, с которой мы посещаем самые необычные места – кладбища, поля сражений, мучений и т.п. Побывали на Николо-Архангельском, Бутовском полигоне, Бородино, Ходынке. Я её так и зову: подруга по кладбищам.

Дети

Я, конечно, очень люблю детей. Пишу про них. Но, когда мне на электронку приходит мегафотография, где Славик рассказывает стишок на Новый год или Ксюша поёт песенку, или Даша танцует, или Миша сидит на горшке… я зверею. Всем понятно, у меня много племянников, детей друзей и т.д. и я их люблю. Но нельзя же этим злоупотреблять! Можно просто выложить в соцсетях и послать мне ссылку.

Фамилию

Решили меня поискать в Гугле, а там оказалось несколько Олей Иженяковых. У меня только родственниц четыре, а уж однофамилиц – неизвестно. Хотя, есть версия, что все Иженяковы родственники, может, оно, конечно и так. Я не знаю. Я всегда знала, что фамилия у меня совсем не уникальная, правда в дошкольном возрасте я была уверена, что у меня другое имя и фамилия, Ольгу Иженякову я открыла, когда прочитала надпись на школьной тетради. Подошла к бабушке и говорю: «Баб, а почему на моей тетрадке написано про другую девочку». Она мне отвечает: Улька, это ты. Тебя зовут Ольга Иженякова…

Метро

Когда я приехала в Москву, меня удивляли люди, бегающие по эскалатору вверх-вниз. Спрашивается, куда они так торопятся, что дождаться не могут? Теперь я летаю по движущейся лестнице, как северный олень, и с удивлением смотрю на стоящую толпу, напоминающей стадо овец, которому спешить некуда.

Собянин

Он спокойный, даже, когда суетится. Он него веет умиротворением. Мне кажется, он давно пережил все эмоции. Или с ним хорошо поработали специалисты соответствующих служб.

Монастырь

Я думаю, самая главная служба в монастыре – полунощница, которая начинается необычными словами: «Слава Тебе, показавшему свет»… Если эту службу выстоишь – всё устроится.

Домашнее хозяйство

Вчера при уборке квартиры нашла 29 носков без пары. Это рекорд на сегодняшний день.

О непрофессионалах

На днях имела дело с врачом, не то бурятской, не то узбекской национальности. Удивительное сочетание: глаза глупые и добрые. Я бы хотела такого встретить на почте или в ЖЭУ, но в профильной клинике я бы пожелала иметь дело с профессионалом. Пришлось идти к злому не то немцу, не то еврею, который и назначил лечение.

i9876

О евреях

Меня раздражает, когда они в слове Бог пропускают «о». Это неуважение ко мне и моим собратьям по вере. Неужели, так сложно научиться элементарной вежливости?

Про соседа Высоцкого

Мыс ним работали бок — о — бок полтора года. Я как-то спросила, а какой из себя был в быту Владимир Семенович? Он ответил: аккуратным, когда уезжал на гастроли всегда деньги оставлял, чтобы квартплату платить вовремя. А еще несколько раз всех соседей рыбой угощал. Просто так.

«Съедим Россию»

Мне предложили вступить в политическую партию, говорили про офис на Охотном ряду что-то ещё. А накануне у меня заболело левое ухо – (да-да, я уже записалась к лору!) – в общем, говорят мне название партии, а я слышу – съедим Россию. Я ещё раз спрашиваю, на этот раз серьезно:
— как называется ваша партия?
И снова слышу – съедим Россию.
Пришлось им отказать, а ну как у кого-то ещё слух окажется таким же.

Дедуля

У меня был удивительный дед. Вернее у меня их было два, но самый-самый, понятно, один. Он настолько правильный и мудрый, что некоторые его нравоучения навеки отразились в моём характере и манере поведения. Без них, как я сейчас понимаю, я бы ни выжила, ни в Тюмени, ни в Москве, нигде. И вот в каждый его день рождения я завела традицию кормить голубей – я слышала это единственные птицы, которые славят Бога. Так пусть же они воздадут хвалу от его имени! Мне говорят, раз такое дело, то почему бы дедуле не посвятить один из своих рассказов? Отвечаю: как так можно, ведь я им дышу, он в каждой строчке, в каждом образе. И всех, кто меня читает-почитает, прошу: если Вы будете в церкви или просто в утренней молитве поминать своих усопших родственников или знакомых, напишите или прошепчите одно имя – всего одно имя – Михаил. Ради всего святого, он должен быть в раю.

Про литинститут

Когда я жила в Кондинске, а потом в Тюмени, я иногда мечтала про литинститут. Но не сильно, если бы сильно, то, наверное, поехала бы пытать счастья – подавать документы. Я себя знаю. А теперь, когда я вижу его ежедневно, знакома с выпускниками, абсолютно к жизни не приспособленными, но, тем не менее, высокого мнения о себе и низкого о других, понимаю, что он ничем не отличается от провинциального вуза, штампующего выпускников средней культуры. Как ни странно, в столице по-настоящему сильные только технические институты, прав был Пелевин, который бросил лит и ни разу об этом не пожалел.

Ольга ИЖЕНЯКОВА

index

0