Слово об основателях речного судостроения – сибирского и не только

Становление сибирского пароходства связано сразу с несколькими именами, среди которых по праву стоит отметить имена Ивана Савельевича Колчина, Устина Саввича Курбатова и, разумеется, Ивана Ивановича Игнатова. В 40-е и 50-е годы XIX века на большей части территории страны происходит становление речного судоходства. И в любом городе на любой реке за любым пароходством, будь то пассажирское, либо грузовое, стояли обыкновенные предприниматели, заводившие паровые суда для собственных нужд: проведения торговых операций, заработка на перевозке людей и грузов. Но так ли обыкновенные? Создание собственного парка речного транспорта не было дешёвым удовольствием, поэтому к началу владения хотя бы одним пароходом следовало уже вести торговлю в крупных масштабах, обладать капиталом. К примеру, стоимость готового среднесильного парохода достигала 60 тысяч рублей, а его заведение требовало приобретения купеческого свидетельства 1-й гильдии. Если же говорить о собственном строительстве судов, то здесь требовались в разы более серьёзные вложения, на которые отваживались единицы из числе самых состоятельных дельцов позапрошлого столетия. И Колчин оказался в их числе.

Гуллет и Игнатов на тюменской набережной. Часть скульптурной композиции, посвящённой началу судостроения в Сибири

Иван Савельевич Колчин родился в 1822 году в городе Сарапуле и принадлежал к старообрядчеству, что, без сомнения, определило круг его общения, а также взгляды на некоторые вещи в течение жизни. Начинает дела, связанные с пароходами, на пару с братом Михаилом Колчиным. В конце 1840-х годов братья собственноручно строят первый на реке Кама кабестанный пароход “Надежда”. Однако кабестан не приносит своим создателям желаемой выгоды и благоприятной известности. Уже в первом рейсе “Надежда” получает серьёзную поломку, из-за чего срываются сроки доставки важного государственного груза. Судно конфискуют в счёт возмещения убытков казны, что едва не разоряет братьев. После этого случая Михаил прекращает попытки подняться на судостроительстве и грузоперевозках, но Иван Савельевич – нет. Спустя некоторое время настойчивость И. Колчина вознаграждается. В 1857 году, будучи к тому времени московским купцом 2-й гильдии, он закладывает основу собственной судостроительной империи. Первое крупное предприятие Колчина появляется в Нижнем Новгороде под названием “Паровое механизированное заведение для поправки машинных поломок и починки судовых корпусов”. С 1870 года на нижегородском заводе И. Колчина работает один из самых талантливых механиков того времени, новатор в своём деле Василий Иванович Калашников, при непосредственном участии которого заведение выпускает свыше 30 единиц новейших пароходов и других видов речного транспорта. Среди них – первые наливные баржи для транспортировки топлива и иных жидких грузов. Успех Ивана Колчина в судоремонтном и судостроительном деле вскоре побуждает его замыслить расширение бизнеса. Промышленник обращает пристальный взгляд за Урал, где речное судоходство всё ещё крайне слабо выражено. Вместе со своим родственником и деловым партнёром Курбатовым, он “идёт” в Тюмень, где начинает новые дела в содружестве с тюменским купцом И. И. Игнатовым, кстати, также выходцем из староверов. Здесь необходимо отметить, что Тюмень стала полигоном для судостроения до прихода сюда Колчина. Английский подданный по фамилии Гуллет стал первым, кто занялся кораблями с паровым приводом на тюменской земле, перейдя от кустарного производства к промышленно-поточному, а также первым, кто стал строить железные корпуса судов.

Пароход — Основа на тюменской набережной. Часть скульптурной композиции, посвящённой началу судостроения в Сибири

Гектор Гуллет родился в городе Ньюкасл Британской империи в 1800 году. С детства его интересовало инженерное дело. Однако попытки открыть бизнес в желаемой отрасли на родине не приводят к должному успеху. По этой причине Гуллет вместе с супругой в 1845 году перебирается в Российскую империю, законы которой в то время благоприятствовали иностранному капиталу и рабочей силе, создавали для иностранных граждан необходимые условия для начала бизнеса наравне с российскими подданными. В первые годы после переезда Гектор Гуллет живёт в Екатеринбурге и работает по найму в компании “Гакс и Тет”. Владельцами конторы были также иностранные подданные, купцы 1-й гильдии, инженеры и заводовладельцы Пётр Васильевич Гакс и Пётр Эдуардович Тет. Успешная работа их предприятий позволила Тету быстро поднять немалое состояние, оставить дела на Урале и в начале 1850-х вернуться на родину. Это событие позволило Гектору Гуллету, который успел на тот момент времени себя зарекомендовать с лучшей стороны, встать на роль равноправного делового партнёра Петра Гакса. С 1853 года он – совладелец екатеринбургского предприятия Гакса под названием “Мельковская механическая фабрика”, а с 1858 года – нового производственного заведения Петра Васильевича в Кунгуре под названием “Чугунолитейный и механический завод Гакса”. Тогда же (в конце 1850-х) Гуллет строит и запускает собственный судостроительный завод в городе Пермь. Промышленник тратит много сил и времени для того, чтобы наладить работу пермского предприятия и вывести его на хорошую прибыль, из-за чего обустройством и развитием завода в Кунгуре по большей части приходится заниматься самому П. Гаксу. На строительство первых кунгурских цехов, а также их техническое оснащение у купцов уходит порядка 40 тысяч рублей. На производстве устанавливается самое совершенное оборудование, что существовало на тот момент времени: паровые и воздуходувные механизмы, паровой молот, печи и котлы. В течение первого года работы на кунгурском заводе Гакса и Гуллета построены два железных парохода. Затраты на строительство судов превысили 80 тысяч рублей. После продажи готового товара предприятие получило ровно 10 тысяч чистой прибыли.

Гектор Иванович не любил сидеть на месте. Как и большинство деятелей той эпохи, английский судостроитель непрерывно шёл вперёд. Так, с началом 1860-х он появляется в Тюмени, где на левом берегу Туры на улице Береговой, напротив территории современного Речного порта ставит небольшие мастерские – филиал екатеринбургской “Мельковской механической фабрики”. В них начинают собирать речные суда из корпусов и деталей, изготавливаемых в Екатеринбурге и частично в Кунгуре. Тогда же головное заведение стало нуждаться в капитальном ремонте износившихся корпусов и замене значительного количества устаревшего или сломанного, отработавшего ресурс оборудования. Но ни Гуллет, ни кто бы то ещё не горели желанием тратить баснословные суммы на обновление старой фабрики, существовавшей уже долгие десятилетия. Было интереснее и выгоднее строить новые верфи. В 1863 году тюменские мастерские Гектора Гуллета становятся самостоятельным, самодостаточным судостроительным заводом, а “Мельковская механическая фабрика” постепенно сбрасывает производственные мощности и скоро останавливает работу. Гуллет празднует новый успех. А ровно через год близ Тюмени в деревне Мысовской И. Колчин, У. Курбатов, И. Игнатов начинают возводить первые цеха “Жабынского механического судостроительного, чугуно- и меднолитейного завода”…

Продолжение следует.
Сергей Ермолаев специально для PARK72.RU

Развитие событий

24.01.2019 Этот материал
6 дней спустя Слово о становлении речного судостроения в Тюмени
3 недели спустя Слово о взлёте и падении Жабынского завода

Добавить комментарий

Войти с помощью: