Лицо города

Есть такое расхожее выражение – лицо города. Что же в Тюмени является её лицом? Центр – с площадями, с административными зданиями, с пешеходным бульваром, с цирком и универмагом? Возможно, возможно… Только сегодня он мелковат для стремительно растущего мегаполиса, и если рассматривать его как лицо, то лицо это будет не больше подушечки пальца.

fotowork341.47

Недавно созданная набережная Туры? Тоже возможно, если бы Тура была главной транспортной артерией и по ней ежедневно перемещались сотни тысяч людей, приезжающие и отъезжающие. Но пока что любуются красотами набережной немногочисленные жители деревянной Зареки, тоже, кстати, в недавнем прошлом лица города. Как КПД, как микрорайоны, как многочисленные новостройки, где дома растут со скоростью фурункулов, заполняя поражённое пространство, карабкаясь этажами в поднебесье.

Сегодняшний город многолик, многообразен, но есть в нём то, что объединяет все его части, – общественный транспорт. Автобусы, маршрутки… Раньше были ещё и троллейбусы, но их ликвидировали за чрезмерную неповоротливость и сонливость. Так вот для человека, который ежедневно ездит на работу, лицом города является именно общественный транспорт. Именно в его салонах огромное количество жителей Тюмени проводит долгие минуты, а кто-то  час и более в ожидании перемещения из пункта А в пункт Б. Есть время приглядеться и поразмышлять, тем более что сам общественный транспорт в буквальном смысле слова не стоит на месте и эволюционирует.

На заре капитализма жителям Тюмени посчастливилось  прикоснуться к благам европейской цивилизации: тогда автоперевозчиками были в большом количестве закуплены списанные немецкие автобусы, отходившие своё в Германии, но для России ещё о-го-го – годные на все сто процентов. Тогда мы, посидев на мягких широких сиденьях в просторных тёплых салонах, может быть, впервые осознали, что человек не только звучит гордо, что человека надо уважать в мелочах, делать жизнь его удобной и комфортной, и что эти мелочи и есть культура. Культура быта, которую многие, стремясь к высотам духа, не то что бы и презирали, но не считали чем-то важным. И пренебрежение это, надо признаться, рождалось оттого,  что сами мы  малоспособны к подобным мелочам. Так списанная германская техника показала нам, как можно уважать человека, что можно угождать ему, нимало не унижая  ничьего достоинства.

Но автобусы эти отъездили свой век, и  на улицах Тюмени стала появляться им на смену другая техника.  С другой ментальностью. В ней уважения к человеку даже меньше, чем в старых  советских автобусах. Она пришла с востока, где людской ресурс неиссякаем, а потому с ним можно делать всё, что душе угодно. Можно сиденья поднять на метр от пола, а то и вообще загнать пассажира под потолок, куда поднимаются все миазмы и испарения. Сиденья сделать микроскопическими, уж никак не для среднестатистического россиянина, а тем более в шубе. (Хотя, надо признаться, подобное наблюдается и в маршрутках европейских марок, что сразу наталкивает на подозрения: а не собственно ли наших это рук дело?)

Можно сидений вообще оставить минимум, как это сделано в микроавтобусах марки «Хендай». Автобусы эти подвижные, маневренные, но в них посадочных мест столько же, как в «Газели», маршрутке, куда меньших размеров. Поэтому большая часть пассажиров  перевозится в «Хендаях» стоя, аки скот, в набитых под завязку салонах, напоминающих клетки, в которых кур с птицефабрики вывозят в мясной цех.

fd5555fcfd01a717686da0d5a0ab58e7

Если парк маршрутных такси комплектуется за счёт европейских марок, то автобусы средней и большой вместимости в серьёзных объёмах пополняются китайскими производителями. Автомобилестроению Поднебесной – без году неделя, потому и качество продукта желает знать лучшего. Им не хватает продуманности в тех самых мелочах, с которыми познакомились мы в списанном германском транспорте. Но дешевизна искупает всё. Правда, впоследствии всё это отыгрывается на пассажире – но до пассажира ли, когда обстоятельства держат  за глотку, а красивая жизнь из таиландов и с Мальдивских островов зовёт: возьми меня!

Мы ещё с советских времён привыкли, что всё у нас растёт и растёт: и благосостояние, и урожаи, и производство, но стабильный рост давали только раковые опухоли – выросла ли у нас культура перевозок? Без сомнения можно сказать: передвигаться по городу стало гораздо проще, и уже не пассажир бежит за автобусом, а автобус гоняется за пассажиром. Частное дело, и дело выгодное, стабильное. Те, кто трудятся  в этой сфере, дорожат своей работой, хотя работа – совсем не сахар. Но порой приходится сталкиваться с проявлениями редкого эгоцентризма и неуважения к людям.

Всякий водитель считает себя в автобусе хозяином. Он управляет транспортным средством, он отвечает за всё, что случится с ним на дороге. Потому почему бы не поразвлечься самому и не потешить музыкой пассажиров? И он включает радио, иногда на полную громкость.

Имеет ли он на это право? По-моему – нет. Во-первых, по причине безопасности – при передвижении по городу в сложнейшей дорожной обстановке требуется сосредоточенность всех чувств. А у наслаждающегося музыкальными шедеврами водителя не только слух отключён, но и голова занята совсем не дорожной  обстановкой. Случись что, до него, в прямом смысле, не докричаться. Что уже, надо заметить, было не раз.

Во-вторых, почему пассажир должен слушать то, что нравится водителю, человеку, чаще всего, не самой тонкой душевной организации? Да будь он даже самой тонкой душевной организации, те двадцать-тридцать человек, находящихся в салоне, в любом случае имеют  разные музыкальные пристрастия, и кому-то из них звуки, несущиеся из динамиков, неприятны. Почему они должны терпеть глумление над своими вкусами за их же деньги? Да и звуки, несущиеся из динамиков, назвать музыкой невозможно. Чаще всего – это вой и скрежет, заглушаемый рёвом двигателя. Кажется, давно ушли в прошлое времена, когда под хрипящими репродукторами на улицах собирались люди, чтоб послушать симфонию Чайковского, или, вернее, то, что осталось от неё. Жилища современного человека переполнены музыкальными устройствами, способными воспроизводить звучание на высочайшем уровне, – так к чему же это убогое стремление просвещать народ?

В-третьих, в салоне автобуса могут находиться больные люди, кому весь этот скрежет, рвущийся из динамиков, будет просто пыткой. И совсем не удовольствие получают они – боль и страдания. Думает ли об этом молодец, включающий магнитолу на полную громкость? Думает ли об этом кондуктор, исправно потрошащая пассажиров и верной болонкой бросающаяся на любого, кто попытается высказать какие-либо претензии? Им скучно с утра до вечера нарезать круги по городу. Хочется поразвлечься. Они забыли, а может быть, им никто и не говорил, что общественный транспорт существует не для их удовольствия, а для перевозки пассажиров, и пассажир в нём – фигура номер один.

Фигура номер один отдаёт за проезд с каждым годом всё больше и больше. Проезд дорожает, а качество услуги? Качество не только порой желает лучшего, но вообще желает качества. Создаётся впечатление, что добрая половина водителей имеет самое расплывчатое представление о культуре вождения транспортного средства, перевозящего пассажиров. Пассажир в салоне должен стоять без усилий, он не должен судорожно цепляться за поручни, а уж тем более падать – автобусу необходимо двигаться плавно, без рывков и резких торможений. Не сказать, что так никто не ездит, но больше запоминаются  шумахеры.

Резкие ускорения и торможения, постоянные перестроения из ряда в ряд, проезд перекрёстков на жёлтый свет, откровенные нарушения правил при любом удобном случае – у некоторых водителей это вошло уже в привычку и стало нормой, по-другому они не могут. Говорят, водители поставлены в жёсткие условия графика движения и после  стояний в пробках просто вынуждены навёрстывать упущенное время. Что ж, если так, то это ещё одно доказательство того, как буква, оседлавшая страну, толкает людей к хаосу и неразберихе.   А на дороге этот хаос оборачивается трагедиями. За последнее время в нашем городе было несколько серьёзных аварий с участием автобусов. И хотя формально водители, вроде, и не виноваты, но по факту, что они могут сказать пострадавшим, доверившим им свои жизни?

Вообще-то, каждый водитель должен знать на подсознательном уровне, как необходимо двигаться автобусу, что можно делать, перевозя пассажиров, а что нельзя, и, если он не знает, человека или не учили этому, или он не учился вообще. Когда-то был лозунг: «Кадры решают всё». Лучших специалистов ценили и старались, во что бы то ни стало, удержать на предприятиях. Сегодня решают всё деньги, а потому уровень профессионального мастерства водителей неуклонно падает. Страсть к дешевизне захватила предпринимателей, и они стараются экономить даже там, где на кону стоят человеческие жизни. Потому и нанимают специалистов сомнительной квалификации, нимало  не заботясь об их профессиональном уровне. Главное – специалисты эти готовы, не вспоминая о пассажирах, в погоне за выручкой нарушать все существующие правила и нормы.

Что уж говорить о кондукторах. Последнее время всё чаще и чаще можно встретить на их месте уроженцев Азии – вежливых,  молчаливых – такой уж тебе точно не нагрубит, но спрашивать его о чём-либо бесполезно, потому как ни Тюмени не знает, ни языка. Конечно, работа немудрёная – собирать деньги за проезд, но ведь он – тоже лицо города. И как водится – случайное, потому что работает временно. Ему нет дела ни до автобуса, ни до города, ни до его бытовой культуры – деньги получил, и до свиданья.

Беда нашей современной жизни в том, что в ней мало постоянства. Постоянство хорошего и есть традиция, основа всякой культуры. Постоянство накапливает культуру так же, как и временность разрушает её. Но временность становится для нас явлением перманентным, главным человеческим ресурсом  становятся гастерарбайтеры – носители иного, отличного от нашего менталитета.  Они не пытаются постичь нашу культуру или хотя бы приспособиться к ней, каждому из них гораздо проще оставаться самим собой, гораздо проще внедрять своё понимание жизни в разжиженное, опустошённое пространство.

Внешний и внутренний вид некоторых автобусов тоже далёк даже от приемлемого. Тюмень – грязный город, но это не значит, что можно не мыть автобусы снаружи и изнутри. Это не значит, что в салонах должны стоять на самом виду вёдра, швабры и канистры, а на полу сереть налёт засохшей грязи. Внешний вид шофёров и кондукторов тоже характеризует наш город. Почему нельзя ввести для них форму – так или иначе у них есть  одежда, в которой они выходят на работу, тем более что работа у них не менее  публичная, чем у вахтёров и охранников.

prev800_22eab3f2c714d3e628fc7d670adfeb59

Общественный транспорт называется общественным, потому что по сути своей он существует для людей и является индикатором зрелости гражданского общества. Специально посмотрел фильм Василия Ордынского «Человек родился» с Ольгой Бган в главной роли. Молодая женщина устраивается в автобусный парк кондуктором. Фильм 1956 года, место действия – Москва.  Хотелось показать, как хорошо было тогда и как плохо стало сейчас. Но  как бросаются, казалось бы, культурные, приличные люди к дверям автобуса, отталкивая женщину с грудным ребёнком,  как ведут себя в салоне  – такой дикости я, признаться, давно не видел. Современные пассажиры общественного транспорта – ангелы по сравнению с ними.

Несомненно, что за шестьдесят лет культура поведения в транспорте значительно выросла. И не в воспитании дело. Во многом – благодаря тому, что предлагается пассажиру как услуга: удобство салонов автобусов, график движения, разнообразие маршрутов. Как сытый человек не набрасывается на еду, так и пассажир, уверенный, что он через несколько минут в любом случае сможет уехать, ведёт себя в рамках приличий. Вывод из всего сказанного прост: то, что предлагается сегодня как услуга, должно соответствовать уровню потребностей населения, должно не опускать существующую материальную культуру, а хотя бы соответствовать ей. И как минимум – совершенствоваться и стремиться к лучшему.

Виктор Захарченко

0