Приостановление плановой медицинской помощи невакцинированным тюменцам введено незаконно

Известный тюменский общественник Юрий Рябцев подал исковое заявление в суд, чтобы оспорить решение Департамента здравоохранения Тюменской области о приостановлении (запрете) оказания медпомощи невакцинированным тюменцам.

Юрий Рябцев

Основания иска просты: нарушение порядка принятия нормативного акта и вступления его в силу, а также несостоятельность ссылки чиновников на виртуальный орган (оперштаб) без правового статуса.

Следует отметить, что в прошлом году подобные ограничения оказания плановой медпомощи уже неоднократно вводились в области. И каждый раз за подписью губернатора в постановлении 120.

С 17 по 19 сентября текущего года состоятся выборы. Список партии «Единая Россия» в облдуму возглавляет Александр Моор. Вероятно, во избежание народного недовольства по причине принуждения к вакцинации, переходящей на его имидж и партию власти, губернатор переложил персональную ответственность за ограничения оказания медпомощи и ускорения процента вакцинации на свою подчинённую, директора депздрава Наталью Логинову. Она, по всей видимости, тоже не захотела лично держать ответ перед тюменцами, и скоропалительно ушла в отпуск. После чего крайней осталась её заместитель Татьяна Новикова, которая и подписала спорное распоряжение, что и будет предметом рассмотрения в суде.

В исковом заявлении говорится, что 20.07.2021 года Департамент здравоохранения Тюменской области разместил на официальном портале органов государственной власти Тюменской области (www.admtyumen.ru) в подразделе «Официальное опубликование» раздела «Законодательство» оспариваемый нормативный правовой акт: Распоряжение №10/15 от 19.07.2021 «О временном приостановлении оказания плановой медицинской помощи», подписанный заместителем руководителя Татьяной Новиковой.

Содержание оспариваемого нормативного правового акта следующее:

«В связи с продолжающейся эпидемиологической ситуацией по распространению новой коронавирусной инфекции COVID-19, на основании решения оперативного штаба по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в Тюменской области от 15.07.2021 № 12:

приостановить с 20.07.2021 на 14 дней проведение профилактических мероприятий (диспансеризация, в том числе углубленная диспансеризация, профилактические медицинские осмотры) и оказание плановой первичной специализированной медико-санитарной медицинской помощи в амбулаторных условиях и условиях дневного стационара, а также плановой специализированной помощи в условиях дневного стационара и стационарных условиях по профилям заболеваний, за исключением случаев, затрагивающих жизненно важные состояния, для следующих категорий граждан:

— лиц, не имеющих сертификат о прохождении вакцинации против новой коронавирусной инфекции;

— лиц, не имеющих медицинских противопоказаний к вакцинации (медотвод);

— лиц, не имеющих подтверждения о перенесенном заболевании, вызванном новой коронавирусной инфекцией (сроком давности не более шести месяцев).».

Согласно ч.3 ст.34 Закона Тюменской области от 07.03.2003 за № 121 (ред. от 26.04.2021) «О порядке подготовки, принятия и действия правовых актов Тюменской области» и п.3.28 Регламента Правительства Тюменской области, утвержденного постановлением Правительства Тюменской области от 20.09.2007 № 220-п (ред. от 05.11.2020), нормативные правовые акты Правительства Тюменской области по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее, чем через десять календарных дней со дня, следующего за днем их официального опубликования.

Однако оспариваемый нормативный правовой акт, принятый 19 июля и размещенный 20 июля, начал применяться немедленно.

Вышеуказанный документ содержит ссылку-обоснование на решение оперативного штаба по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в Тюменской области от 15.07.2021 за № 12.

Однако, сообщения официальных каналов информации «Оперативный штаб Тюменской области по профилактике коронавируса» не содержат указание на решение от 15.07.2021 за №12 («В Тюменской области режим повышенной готовности продлен до 12 сентября»). Нет ссылки к данному решению и в телеграм-канале регионального оперштаба.

Кроме того, согласно п.10.3 Регламента решения координационных советов, рабочих групп, оперативных штабов оформляются протоколами заседаний, а при необходимости — в виде правовых актов, а не решения, на что ссылается оспариваемый акт.

Помимо прочего, в нарушение п.10.2 Регламента, круг полномочий, возложенный на оперативный штаб по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в Тюменской области и определение его компетенции не установлено распоряжением Правительства Тюменской области, либо распоряжением губернатора по настоящее время.

Указанный факт подтверждает письмо директора департамента по общественным связям, коммуникациям и молодежной политике Тюменской области Павла Белявского от 07.09.2020года за № 20/2052-05/1, согласно которому распоряжением губернатора Тюменской области утверждён состав Оперативного штаба, который включает представителей надзорных отраслевых территориальных федеральных органов государственной власти, органов власти Тюменской области, органов местного самоуправления и организаций здравоохранения.

 

То есть, круг полномочий и компетенция упомянутого координационного органа юридически не установлены.

Данное письмо было получено по запросу средства массовой информации PARK72.RU в мае прошлого года в ходе проведения нашего журналистского расследования коррупционных правонарушений в государственных и местных органах власти области, что нашло частичное отражение в материале «Оперативный штаб Тюменской области или где найти истину с Моором?».

Таким образом, ссылка административного ответчика на решение виртуального координационного органа (оперативного штаба) при принятии оспариваемого нормативного правового акта не состоятельна, что исключает его правомерность и обоснованность.

14 мая Рябцев обратился в ГАУЗ ТО «Областная стоматологическая поликлиника» для получения первичной медико-санитарной помощи в связи с зубной болью, где необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство (светокопия информированного добровольного согласия на виды вмешательства прилагается).

28 мая, 21 и 25 июня, 05, 12, 22 июля Юрий Рябцев вновь обращался в стоматологию для получения первичной медико-санитарной помощи в связи с зубной болью при прохождении курса лечения, который не завершён по настоящее время.

22 июля общественнику стало известно о применении медицинскими учреждениями оспариваемого акта и приостановлении с 20.07.2021 проведения профилактических мероприятий (диспансеризация, в том числе углубленная диспансеризация, профилактические медицинские осмотры) и оказание плановой первичной специализированной медико-санитарной медицинской помощи в амбулаторных условиях и условиях дневного стационара, а также плановой специализированной помощи в условиях дневного стационара и стационарных условиях по профилям заболеваний, за исключением случаев, затрагивающих жизненно важные состояния, для следующих категорий граждан:

— лиц, не имеющих сертификат о прохождении вакцинации против новой коронавирусной инфекции;

— лиц, не имеющих медицинских противопоказаний к вакцинации (медотвод);

— лиц, не имеющих подтверждения о перенесенном заболевании, вызванном новой коронавирусной инфекцией (сроком давности не более шести месяцев).

Юрий Рябцев не переносил ранее заболевание, вызванном новой коронавирусной инфекцией. А также, реализуя своё право свободы выбора, не проходил вакцинацию против новой коронавирусной инфекции.

В нарушение ст.19 Конституции РФ Распоряжение №10/15 от 19.07.2021 «О временном приостановлении оказания плановой медицинской помощи» нарушает баланс равенства граждан перед законом и вводит ограничения прав граждан по признакам социальной принадлежности, вводя дискриминацию здоровых людей.

В нарушение ст.41 Конституции РФ оспариваемый нормативный правовой акт лишает общественника права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В прошедшем 2020 году, напоминает Рябцев, мы с нашим президентом Владимиром Путиным принимали изменения в Конституцию Российской Федерации не для того, чтобы чиновники лишали нас и наших соотечественников доступности качественной медицинской помощи.

Упомянутое ранее информированное добровольное согласие на виды вмешательства в ГАУЗ ТО «Областная стоматологическая поликлиника» в нарушение Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. N 390н «Об утверждении Перечень определенных видов медицинских вмешательств, на которые граждане дают информированное добровольное согласие при выборе врача и медицинской организации для получения первичной медико-санитарной помощи» содержит указание для пациентов мужского пола таких видов медицинской помощи, как: эндоскопические методы обследования, в том числе эзофагогастродуоденоскопия (эгдс), колоноскопия, рэктороманоскопия, кольпоскопия, пайпель-биопсия, биопсия шейки матки, диатермокоагуляция шейки матки.

Указанное обстоятельство очевидно характеризует некомпетентность чиновников Департамента здравоохранения Тюменской области.

Заметим, это не первое судебное дело, осуществляемое Юрием Рябцевым в интересах тюменцев. Одно из последних это рассмотрение год назад в суде иска против введения режима повышенной готовности в области. Из-за этого судебного разбирательства Тюменская область лидировала в стране по снижению ограничений (карантина) в стране после локдауна, облдума дважды изменяла региональное законодательство для подкрепления полномочий губернатора с целью обеспечения легитимности его действий. Сам процесс закончился рассмотрением апелляции в Санкт-Петербурге, где ответчик заявлял об утрате актуальности исковых требований Юрия Рябцева в связи с изменившимися обстоятельствами и фактически восстановлением прав истца.

PARK72.RU

 

 

16+