В Аромашево снимается кино

Творческая группа ГТРК «Регион-Тюмень» отправилась в Аромашевский район для съемок документального фильма с рабочим названием «Не могу отказаться быть священником».

Сельские просторы

История, положенная в основу этого фильма, началась в далеком 1920-м году, когда из голодной, богохульной Москвы, где ходили по улицам орущие толпы, а в трамвае под девизом «Долой стыд!» ездили пьяные от вседозволенности голые люди, в далекую Сибирь, казавшуюся оплотом сытости и спокойствия, приехала семья скромного сов.служащего Михаила Григорьевича Красноцветова.

Красноцветов Михаил Григорьевич № 1865. 1931год

Представители рода Красноцветовых уже с ХVIII века были церковнослужителями. Казалось, и путь Михаила был предопределен: окончив калужскую духовную семинарию, он неминуемо должен  продолжить дело своих предков. Однако неожиданно для родни поступил на юридический факультет Московского университета. После Октябрьской революции работал народным судьей, а в 1920-м году  прибыл в Сибирь, в с. Кротово бывшего Ишимского округа, где поступил на должность пожарного страхового инструктора.

Последняя фотография. 1937 год

Судя по всему, Красноцветовы не имели ни малейшего понятия о том, куда едут. Должно быть, Сибирь представлялась им сытым, благословенным краем, где живут нравственно чистые, добрые, богобоязненные люди, и казалось, что с этим переездом закончатся их беды. Они не подумали о том, что гражданская война  уже прокатилась и по сибирским деревням и селам. Они не знали, что непонятное слово «продразверстка» с лета 20-го года стало воплощением беды для сибирского крестьянина…

Называется – приехали… Туда, где никто не ждал, зарплату не платили, а на хлеб пришлось выменивать вещи, чтобы не умереть с голода. Но самое страшное еще ожидало впереди.

Дом, где ютилась семья Красноцветовых

Февраль 1921 года обрушился на Аромашевский район не только метелями, но и кровавым крестьянским мятежом.

О  крестьянском восстании 1921 года написано немало. Оно было ужасным. Кровь лилась с обеих сторон. Красноцветовы оказались в  эпицентре событий. Как советский служащий, Михаил Григорьевич попал в подвал к повстанцам. Тогда и дал себе обет: если останется жив, то пойдет в священники – служить Богу и народу.

Он  сдержал слово: осенью того же года отправился к Тобольскому Архиепископу Николаю и был рукоположен в священники Мало-Скарединской Воскресенской церкви (Аромашевская волость).

Церковь в Мало-Скаредной

А дальше… дальше начались годы тревог, гонений и лишений, закончившиеся в 1937 году в подвале Тюменского НКВД.

Очерк о судьбе расстрелянного священника был написан автором этих строк еще несколько лет назад и опубликован сразу в нескольких журналах и книгах. И каково же было мое удивление, когда месяц назад я получила письмо из Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга, в котором меня приглашали принять участие в православно-просветительском проекте, посвященном памяти М.Г. Красноцветова и его семье. Подписал письмо … Павел Григорьевич Красноцветов, настоятель Казанского собора, один из самых титулованных российских священников, внук М.Г. Красноцветова.
Такова краткая предыстория нашей поездки в Аромашевский район.

Приговор

16 июля в Тюмень прибыла паломническая группа из Казанского собора. Помимо всего  прочего, в наш город их привело желание побывать в церкви Всех святых (знаменитой «круглой» церкви на ул. Орджоникидзе), где в последние годы своей жизни служил о.Михаил Красноцветов. Паломники не могли сдержать слез. «Трудно себе представить, – говорила Наталья Феофанова, руководитель научно-просветительского отдела Казанского собора, – что вот по этим полам ходил дед нашего настоятеля, эти стены слышали его голос, и здесь же путался под ногами прихожан малолетний Павлик, будущий отец Павел…».
Галина Коротаева, кандидат ист.наук, историк Всехсвятской церкви, рассказала о том, какую роль сыграла церковь в судьбе опального священника, в спасении его семьи, а прибывший с группой клирик Казанского собора о.Михаил отслужил панихиду по всем невинно убиенным.
Паломники уехали в Тобольск, чтобы через день встретиться с нами в Аромашево.

Паломники из Санкт-Петербурга во Всехсвятской церкви

Надо отдать должное руководству района: встреча творческой группы ГТРК «Регион-Тюмень» и гостей из Санкт-Петербурга была организована по высшему разряду. До мелочей  продуман маршрут движения съемочной группы. На каждой точке ждал ответственный человек, который «открывал все двери» и обеспечивал съемку. Представитель администрации, добрейшая Тамара Трубицина, сопровождала нас в поездке по району и решала все возникающие вопросы. И все было бы хорошо, если бы не одно «но»… Вещественных памятников той далекой эпохи, когда на аромашевской земле бедствовало семейство Красноцветовых, разделив полной мере судьбу простых сибирских крестьян, практически не осталось.

Нет храма в деревне Кротово, куда приехали Красноцветовы из Москвы, – он был гордостью местных жителей. Серебряный звон его колоколов разносился на всю округу. Нет храма в деревне Мало-Скаредная, где начинал свой путь священника о. Михаил. Остался пустырь, обнесенный оградкой, да памятник жертвам 21-го года в углу бывшей церковной территории. Кстати, тоже очень красивый храм: на фотографии 20-х годов, чудом сохранившейся, виден угол церкви – весьма внушительного сооружения.

Панихида во Всехсвятской церкви

Напротив церкви когда-то стоял дом священника, поповский дом, как его называли в деревне. Там поселились Красноцветовы с пятью детьми (позже родились еще двое), и оттуда их выгнали на улицу в 1924 году, чтобы открыть в этом доме начальную школу. Другого не нашли… Поповским детям в школу ходить запретили. А вот «попадья» – матушка Мария, жена о.Михаила, стала первой учительницей в этой школе. Другого такого образованного человека в деревне просто не было. Вот такой исторический казус.

Поповский дом в Мало-Скаредной

Бывшая начальная школа стояла еще недавно – уже как частное домовладение. А год назад дом продали, раскатали и увезли. Зато в местном маленьком музейчике нашлась фотография «поповского» дома, чему мы немало обрадовались. Там же хранится часть храмовой иконы. Еще одна волею судеб оказалась во вновь открытой Покровской церкви в Аромашево.

Прошлое уходит безвозвратно. Деревни умирают. Дома либо раскатывают и продают, либо так и оставляют без надзора, и они тихо рушатся, заброшенные и никому не нужные. А в тех селах, где еще сохранились отдельные «образцы» крестьянского быта конца 19 — начала 20 века, состояние их либо весьма плачевное, либо они «испорчены» современностью. «Нет, чтобы оставить для историю одну старую улицу!» – ворчал наш оператор Володя Тюменцев, выискивая так необходимые для исторического фильма серые невзрачные домики, нетронутые цивилизацией. Но кто о ней думал, об истории, когда надо было просто выживать? …

То место, где был дом

В Аромашевском районе все церкви уничтожили подчистую. Если в других местах еще встречаются полуразрушенные здания, которые все еще ждут, когда у нового поколения дойдут руки до их восстановления, то здесь восстанавливать нечего: пустыри, где не осталось даже фундаментов.
Петербургских паломники приехали в Аромашево к обеду. В  администрации их встретил глава района Евгений Ковальчук, вручив гостям книгу «О прошлом для будущего», в которой по крупицам собрана история здешних мест – та, которая еще сохранилась, та, которую удалось найти и запечатлеть на бумаге, и колбу с аромашевской землей – на память отцу Павлу Красноцветову, родившемуся в Аромашево и принявшему крещение в церкви Покрова Богородицы. Теперь нам предстоит ответный визит в Санкт-Петербург: 21 июля в Казанском соборе – престольный праздник. И, конечно же, в нашем фильме должен звучать голос человека, продолжившего семейную традицию – вопреки всем невзгодам, выпавшим на долю его предков: все сыновья Михаила Красноцветова стали священниками; в поколении внуков – два священника, а в поколении правнуков – девять священнослужителей.

Ольга ОЖГИБЕСОВА

Икона из Мало-Скаредной

Часть храмовой иконы из Мало-Скаредной

Добавить комментарий

Войти с помощью: