Провинциальное лито как вид психотерапии

29  октября в 17.30 в аудитории 265 Гуманитарного института ТюмГНГУ (ул. Республики, 49/3, вход с ул. Орджоникидзе) состоялось очередное заседание литературного объединения под руководством журналиста Леонида Иванова.

WZAo_3BCzKsХудожник Ян Боме и руководитель лито Леонид Иванов — перед началом презентации

Встреча началась с выставки работ художника Яна Боме. Во вступительном слове он сказал, что для художника не суть важно, что у него в руках – фотоаппарат, кисть или перо. Важно то, что художник хочет сказать. Важно увидеть красоту.

Отец Яна Боме тоже был художником, сельским учителем, который показал ему «что и как должно быть». Таким образом, своим становлением Ян обязан отцу.

После этих деталей биографии Ян Боме перешел к показу своих картин (и рассказу о них): «Предзимье», «Путь по кладбищу», «Ангелы играют джаз», «Девочка в одуванчиках», «Маргарита», «Рождение Христа» и других.

ZnjL8mZAo4Y«Предзимье»

Невыразительное «Предзимье», написанное мастихином, особых впечатлений у меня не вызвало. Картина «Путь по кладбищу» (на ней, по словам художника, изображена старая женщина, пришедшая на ветхое, заброшенное кладбище) – на мой взгляд, не плохая, но, все же, из разряда ученических. Остальные картины крупного формата претендуют скорее на местечковый эпатаж, чем на искусство. Но слушать об их создании, последующей жизни – было забавно. В своеобразном юморе Яну Боме не откажешь.

О картине «Ангелы играют джаз» Ян Боме сам сказал, что она «хулиганская». Рассказал, что как-то к нему зашел знакомый священник с женой. Матушка испуганно посмотрела на ангелочков (по мне так – полный чад кутежа и «Коррозия металла») и бочком, бочком – вышла. А батюшка насупился и сказал: «Где Вы видели голых ангелов?». На что Ян Боме не без остроумия ответил: «А где Вы видели одетых ангелов?». По утверждению художника, на картине он изобразил высокие состояния ангельских душ.

V_ZT6D2E8DQ«Ангелы играют джаз»,  «Путь к кладбищу»

Картины в стиле «Ню» продолжили «Девочка в одуванчиках» и «Маргарита».

О первом произведении Ян Боме коротко сказал, что «это с натуры» и что «там не только одуванчики, но и еще и крапива была – мне досталось». Как именно ему досталось от голой девочки, Ян Боме не уточнил. Возможно, она его отхлестала крапивой.

HxFvEtwIG20«Девочка в одуванчиках»

«Маргарита» – произведение более серьезное. Художник поведал о том, как долго искал натурщицу. Сначала он присмотрел таковую в магазине «Зенит», но после десяти минут общения понял, что это не Маргарита. А потом у себя во дворе «увидел красивые ножки под зонтиком» (шел дождь, как читатель наверняка догадался). Оказалась, что эти ножки принадлежат девчушке, выросшей в его дворе. Мастер и будущая Маргарита разговорились. Оказалось, что девушка только что прочитала нетленное произведение Михаила Булгакова, которое ей очень понравилось. И Ян сказал ей: «Давай попробуем». И они попробовали.

ianPvLldxMU«Маргарита»

За Яна тут можно только порадоваться. Мне вспоминается анекдотичная история о том, как советский живописей Аркадий Пластов искал натурщицу для своей, пожалуй, самой известной и запоминающейся откровенностью картины «Весна». Как-то он шёл по деревне и случайно подсмотрел, как в предбаннике обнажённая соседка после купания одевала своего ребёнка. У него тут же возник замысел запечатлеть красоту этого момента на холсте. На следующий день Аркадий Александрович подошёл к женщине с предложением попозировать ему для работы обнажённой. Деревенская баба обматерила «охальника» и «послала» поискать другую натуру.

Кстати, читатель этой статьи может самостоятельно сравнить работу Яна Боме «Маргарита» и работу Аркадия Пластова «Весна» и вынести свой вердикт: к чему относится первая – к мазне, или к живописи.

s3y4oDsh_mUКартина советского живописца Аркадия Пластова «Весна»

Еще стоит сказать о картине Яна Боме «Рождение Христа». На моих фото она взята издалека, получше рассмотреть ее можно на видео.

На этом же видео можно послушать рассказ художника о том, что предшествовало ее созданию; о том, как он «в три часа ночи пошел в свою мастерскую, и с первыми лучами солнца картина была готова». Все это, слово в слово, услышали и участники тюменского лито.

На мой взгляд, картиной «Рождение Христа» только детишек пугать.

raWIFQQ3DJ8«Рождение Христа» — третья картина слева направо

Мне, конечно, могут сказать, что художника всякий обидеть может. Но уж больно история создания картины «Рождение Христа» и сама эта картина напоминают рассказ Ивана Бунина «Безумный художник» (не поленитесь, прочитайте или перечитайте).

Стихотворец Егор Косин спросил у Яна Боме в кулуарах, сколько стоит какая-то картина. Тот ответил: «15 тысяч долларов».

В общем, «полжизни за кисть», как написал Иван Бунин в своем рассказе.

NSP1SQKyXC4

После художника с кистью пришла очередь художников слова: главного филолога, главного кардиолога, десантника и др. Некий полковник КГБ в отставке призвал «мастеров слова» писать произведения в честь юбилея Андропова. У меня было полное впечатление, что сейчас «примчатся санитары и зафиксируют нас».

Что ж, как написал недавно московский поэт и критик Леонид Костюков: «Состав и характер деятельности провинциального лито хорошо известен: это люди, милые или не очень, агрессивные или безобидные, как правило, ранимые и неврастеничные, пишущие наивно, много и плохо. Их совместное бытие имеет ярко выраженные психотерапевтические черты. Так как им, очевидно, находиться вместе комфортнее, чем по отдельности, не будем торопиться клеймить провинциальное лито, точнее, будем клеймить его точечными методами, а не коверными» (Фрагмент из эссе «Мурманское лито при столовой Морфлота»).

Итак, обо всем по порядку.

Леонид Иванов представил собравшимся заведующего кафедрой издательского дела и редактирования ТюмГУ, доктора филологических наук, профессора Наталью Дворцову, которая рассказала об организованном ею конкурсе «Книга года 2013».

CE8zxc1jj_4Профессор Наталья Дворцова рассказывает о конкурсе «Книга года 2013»

«Сам факт того, что есть такое объединение, где бескорыстно служат слову, вызывает уважение и восхищение, особенно – в условиях крайней девальвации слова», – так начала свою речь Наталья Дворцова. Не разделяя ее дежурного восхищения (большинство из собравшихся «служителей», на мой взгляд, способствуют этой девальвации) я слушал дальше.

Наталья Дворцова рассказала о том, что (перескажу тезисно):

— конкурс «Книга года» не стоит в одном ряду с конкурсами «Большая книга», «Национальный бестселлер» (кто бы сомневался – А.Ш.) потому, что это не литературный, а книжный конкурс;

— в конкурсе 19 номинаций: «Лучшая художественная книга», «Лучшая документально-мемуарная книга», «Лучшая краеведческая книга» и другие;

— в рамках конкурса присуждается денежная премия «Человек года» в размере 50 тысяч рублей;

— существует также студенческое альтернативное жюри, у которого свои критерии оценки и в работу которого кафедра никак не вмешивается;

— кафедра издательского дела учит студентов издавать книги;

— в конце 3 курса каждый студент должен подготовить к изданию книгу (то, что называется «сигнальный экземпляр»).

«Главная радость от того, что этот конкурс есть», – сказала в конце своего выступления Наталья Дворцова.

Радость эту слегка подпортил Леонид Иванов ироничными словами о том, что это конкурс оберток, а не содержимого.

NplImIy5M6EЛеонид Иванов и стихотворец Ольга Бычкова, Ян Боме и стихотворец Егор Косин (на заднем плане)

Наталья Дворцова пыталась парировать: «Мы продвигаем книги и чтение, как явление. У нас конкурс – книжный – самой популярной, самой читаемой книги».

Егор Косин задал вопрос: «Вот я, например, прочитал пять книг, а проголосовать можно только за одну. А номинаций много. Надо тогда сделать так, чтобы можно было голосовать один раз, но по каждой номинации. А иначе – зачем они нужны?».

«Наши компьютерщики следят, чтобы не было накрутки голосов с одних и тех же IP –адресов…», – что-то свое пыталась объяснить Наталья Дворцова, но вопрос, по сути, остался без ответа.

Между тем, например, поэт Олег Дозморов, лауреат «Русской премии» (2013), в интервью журналу Урал (2013, № 9) говорит следующее: «…сказать о себе, что ты поэт, это словно себя похвалить. Я обычно склонен к обратному – хроническому самокопанию с осложнениями. Вообще, я у себя под подозрением».

Напротив, многие из тех, кто систематически издает свои книжки, презентует их в стенах нефтегазового университета, очевидно, не сомневаются в том, что они поэты. А зря.

Затем слово взял стихотворец Юрий Бутаков. Он прочитал несколько своих стихотворений. Одно из них было посвящено «маэстро в белом фраке» – Леониду Иванову. Когда я услышал эту строчку, то почему-то представил себе композитора Илью Резника.

Тюменский писатель Аркадий Захаров рассказал о своем литературно-краеведческом исследовании «На неведомых дорожках» (1994 г.), посвященном связям А.С. Пушкина с Сибирью. Помните: «У Лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том…»? По утверждению Аркадия Захарова, исследовавшего древние источники, легендарное Беловодье-Лукоморье располагалось в приарктической зоне Западной Сибири. В частности, Александр Гваньини (1538 – 1614) в «Описании Европейской Сарматии» указывал: «Область Лукоморье тянется длинной полосой подле северного моря…». Мне трудно судить о достоверности всех сведений, которые сообщил Аркадий Захаров, но слушать его было интересно, во всяком случае.

Было еще несколько выступающих. В результате, когда дело дошло до членов Тюменского отделения Союза писателей России (ТО СПР) Николая Коняева и Александра Мищенко, которые должны были сделать разбор  недавно изданного ТюмГНГУ сборника «Арион» со стихами членов лито, то многие уже разошлись, а времени совсем не осталось.

6iIys58ZEOY

Александр Мищенко начал говорить про то, что литературный клуб имеет теперь международный характер, и что таких клубов в России больше нет… Оказывается, одна бабушка, пишущая стихи, ездит к своим детям в Америку (!?). После этого раздались голоса (в т.ч. и Николая Коняева) о том, что с разбора сборника нужно было начинать, и разбор перенесли на следующее заседание. Николай Коняев, по моему впечатлению, один из немногих, кто относится к литературе наиболее серьезно (из тех, кто бывает на лито почти постоянно) и пытается привнести в работу лито то, что в ней должно быть (обсуждение, критику, разборы, советы и т.д.).

Руководителям и членам лито (имеющим хоть искру дарования и желание упорно трудиться над собой и своими текстами) можно лишь посоветовать заняться не болтовней, а литературой, что сразу отсечет лишних людей. Сейчас ходит немыслимое количество – наверное, более пятидесяти человек.

Вряд ли это пожелание будет услышано. Для того чтобы перечислить членов лито, стихи которых имеют отношение к поэзии, пожалуй, хватит и пальцев одной руки (членов СПР и СРП я, понятное дело, не считаю). Остальные – являются этаким коллективным автором-графоманом. Без всяких надежд на исправление и рост (учитывая, как поставлено дело с литературной учебой и обсуждением произведений). Оно и понятно – смысл существования подобных сборищ – не подспорье (читателей и читателей-писателей) автору в создании совершенного произведения, а галочка, отчетность, количество городов-участников и наименований печатной макулатуры, презентуемой на лито и т.д. Поэтому, скорее всего, тюменскому лито при нефтегазовом университете и дальше суждено оставаться шабашем графоманов. В таком случае т.н. лито нужно честно назвать клубом по интересам и больше не пытаться имитировать литературный процесс.

Андрей ШЕВЦОВ

0

13 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: