Французский профессор рассказал об административном праве

30 октября 2013 г. в 14-00 в зале заседаний Ученого совета Института государства и права ТюмГУ состоялась лекция «Развитие местного административного права во Франции» (в рамках международного обучающего семинара для бакалавров и магистрантов ИГиП). Ее провел Флоран Ромер – доктор юридических наук, декан Факультета права, экономики и администрирования Университета Лотарингии.

 hmJAmOmQ0ZQ

Перед занятием Флоран Ромер сказал, что рад своему приезду в Россию и возможности прочитать небольшую лекцию. Он поблагодарил девушку-переводчика за то, что она поможет ему донести историю и развитие французского административного права до слушателей.

Моей первой мыслью было то, что все юристы внешне чем-то похожи – неважно, русские, французские или новозеландские. Сдержанные, с довольно скупой мимикой и эмоциями, слегка пафосные. А сам Флоран Ромер внешне мне напомнил Дмитрия Медведева.

В самом начале лектор сказал о том, что по Конституции Франция является децентрализованным государством, но де-факто – централизованным. Он посетовал на то, что Франция является заложницей централизованного управления, и всякий раз, когда органы местного самоуправления (ОМС) пытаются наделить определёнными функциями – это не удается.

Флоран Ромер обозначил четыре основных периода, которые он хронологически осветит в своем выступлении:

— эпоху централизации до революции 1789 года;

— попытку децентрализации во время революции;

— эпоху Наполеона (централизации) – источник современной системы;

— современные попытки децентрализованного правления.

В течение первой учебной пары лектор раскрыл первый вопрос. На второй паре, которая была в тот же день, я уже не присутствовал. На следующий день было запланировано еще две пары лекций.

Французский профессор сказал о том, что до революции 1789 года королевский режим являлся конституционной монархией (т.е. все полномочия – законодательные, исполнительные – были сосредоточены в руках короля). Все это может показаться далеким и неактуальным, однако современная Франция очень многое унаследовала от того времени (например, централизация началась задолго до Наполеона).

Флоран Ромер рассказал о том, какие служащие были в то время (представители короля на местах). Они работали сотрудниками учреждений в различных областях, в т.ч. правовых, судебных. Особенностью было то, что право на должности покупали и даже могли передавать по наследству. Так, например, поступали, судьи. Для казны это было хорошо, она наполнялась.

Это был легкий способ социального лифта для богатых (поэтому от поколения к поколению богатые семьи занимали все более высокое положение). К постам готовили с рождения, претенденты были хорошо образованы (например, на судью обучали с детства).

Но у такой системы были и недостатки:  

1. Никакая власть, в т.ч. королевская, не имела права контролировать таких служащих.

2. Не было ограничений пенсионного возраста, служащих никто не мог отстранить, поэтому они занимали свои должности до самой смерти.

Поэтому параллельно со служащими этой, первой категории, Людовиком XIV были созданы комиссариаты. Король мог назначать и увольнять комиссаров (интендантов) по своему усмотрению. Таким образом, он создал более эффективную систему, которой мог управлять.

Интендант – это чиновник во главе административной территории (ее можно сравнить с должностью префекта, которую ввел Наполеон и которая существует до сих пор).

К обязанностям интендантов относилось: представлять короля; управлять территорией; вопросы налогов; строительство, инфраструктура, дороги, здания; продовольственные вопросы; создание карантина во время эпидемий.

Также были введены должности т.н. офицеров. Интенданты и офицеры соревновались между собой, чтобы понравиться королю и народу, была конкуренция. В случае плохой службы – могли быть уволены.

К третьему виду должностей госслужащих, которые были созданы, относятся т.н. функционеры, чиновники. Был конкурс на должности; существовал статут, который регулировал их права и обязанности; они получали зарплату от государства; была иерархия; работали до пенсии.

По словам профессора Флорана Ромера, в современной Франции система государственной службы и ее гарантии устроены аналогичным образом. Только в настоящее время функционеры занимаются чаще всего инженерными делами (строительство, дороги и т.п.).

«Итак, – подвел промежуточный итог лектор, – тогда существовали и сейчас продолжают существовать три вида госслужащих: 1) офицеры; 2) комиссары; 3) функционеры».

После этого Флоран Ромер перешел к рассказу об административно-территориальном устройстве Франции, которое в то время было очень сложным.

Существовали территории, которые можно назвать штатами (они обладали определенной автономией и собственным органом – ассамблеей, которая представляла именно эту территорию). Королю они могли достаться в результате завоеваний или брачных союзов. По большому счету, король мог там устанавливать свои порядки, он работал вместе с ассамблеями.

Такой территорий, например, была Бретань – регион на западе Франции. До 16 века он был независимым герцогством, и король не имел там прав.

Анну Бретонскую выдали за короля Франции Карла VIII (женщины использовались в политических целях – сын был одновременно наследником и герцогства, и Франции). Но все их семь детей умерли. После смерти супруга Анну выдали за его брата Людовика XII. Но детей не было. После ее смерти Бретань была присоединена к Франции. Однако бретонцы подчиняться не хотели.

Подобные ситуации были и с другими территориями.

Ко второму типу территорий, – продолжал Флоран Ромер, – относились избирательные территории (например, Нормандия; центральная часть Франции). Изначально они были менее автономны, чем штаты. Представители короля там избирались. Территории управлялись королем, но у них сохранялись собственные органы власти. Чем ближе к революции, тем лучше видно, что власть короля возрастала.

Третий тип – налоговые территории. С момента присоединения к Франции все местные органы уничтожались, навязывались государственные органы. Король навязывал свое правление (например, Лотарингия была независимым герцогством, но Людовику XV удалось ее захватить и превратить в часть государства). Также в 1768 году Корсику присоединили к Франции.

Флоран Ромер отметил, что в 1769 году родился Наполеон (родись он на год раньше – формально не был бы французом).

Кроме того, были еще два типа территорий: 1) городские коммуны; 2) сельские поселения. Они управлялись интендантами, но население принимало участие в управлении городом или селом.

Таким образом, система управления была сложной и запутанной. Существовали жалобные книги, в которых жители могли зафиксировать свои претензии на всеобщих собраниях. В сложных ситуациях король созывал представителей народа (во время войны, например). Последний раз это было сделано 5 мая 1789 года (после чего произошла революция). Возможно, в тот раз королю не следовало этого делать. На такие собрания люди приезжали со своими жалобными книгами – критикой. Из них король узнавал, какие реформы нужно провести. Чаще всего были жалобы на большое количество запутанных налогов (Флоран Ромер с улыбкой сказал, что с тех пор французы также жалуются на высокие налоги).

До революции представители короля имели право на обыск; проникали, изымали все, что хотели (не было неприкосновенности частной собственности). Могли помещать в долговую тюрьму. Люди много критиковали сборщиков налогов и все эту систему (во главе стояли 40 человек  –  «фермеры» – непереводимый термин). Во время революции почти все сорок были гильотинированы, остальные сбежали (например, химик Лавуазье).

По утверждению Флорана Ромера, критике также подвергались:

1. Система управления, особенно – офицеры (когда все должности распродавали, другие люди подняться по социальной лестнице не могли).

2. Огромные деньги, идущие на покупку должностей, не инвестировались в промышленность (Франция отставала от Англии, Голландии).

3. Территории были неравны между собой (к 18 веку различия уже ничем не оправдывались).

Интересно, что, например, жители Британи и Лотарингии между собой не общались, но суть их претензий была одинаковой.

Флоран Ромер подвел черту под первым вопросом о централизации в эпоху королевского режима сказав, что часть элементов той системы наблюдается и в жизни современной Франции.

После этого у слушателей была возможность задать профессору свои вопросы. Я спросил Флорана Ромера (через переводчицу, естественно; в ее французских словах я понял только слово месье – обо мне):

1. Состоялась бы Великая французская революция 1789 года (хоть история и не имеет сослагательного наклонения), если бы не было такого тяжелого налогового обременения французских граждан в то время?

2. Кто еще, кроме сорока сборщиков налогов, был казнен? (Когда ему перевели этот вопрос, он произнес что-то вроде: «Ой-ля-ля»).

Флоран Ромер ответил, что в то время была сложная экономическая ситуация; собор не собирали около 150 лет; то, что его собрали – сыграло свою роль в революции, помешало реализовать изменения постепенно. Начался период террора (казнили всех подряд, казнили тех, кто был знаком с 40 сборщиками налогов). Все министры были гильотинированы. Кровь текла потоком по мостовым – казненных было так много, что ее не успевали убирать. «Но будьте спокойно, вообще-то французы – цивилизованные люди», заключил профессор в конце своего ответа. И все засмеялись.

 Андрей БАТАЛОВ

MRLILhlpI6E

0

13 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: