Замерзающая песня

«А теперь я милой ничего не значу
Под чужую песню и смеюсь, и плачу»…
С. Есенин

Посетил вчера замечательный концерт прославленного тюменского коллектива – хора русской песни им. Цыбульского. Концерт проходил в зале ОДНК «Строитель».

«Вы не раздевайтесь, идите прямо так», — сказала мне милая женщина в гардеробе. Я говорю, мол, неудобно как-то в пуховике и шапке на концерт идти. Культурное мероприятие все-таки: «Ну… как знаете», — улыбнулась она и подала мне номерок.

Приобрел билет за 150 рублей, зашел в зал – огляделся. Людей немного, человек около сорока, в основном преклонного возраста, некоторые с детьми и внуками, большинство из них – поклонники хора.

О том, что я погорячился, я понял, когда начал замерзать на второй песне хора. В зале видно было горячее дыхание, и было реально холодно. Люди, замерзшие, выходили из зала,  шли в гардероб за верхней одеждой. Некоторые возвращались, некоторые нет. Дети жаловались на холод и терли ладошку об ладошку, чтобы согреться.

Коллектив пел прекрасно, слаженно и стройно. С детства знакомые русские песни, разложенные на голоса, разливались по залу распевным эхом.

Я поймал себя на мысли, что лет через двадцать, когда сегодняшняя молодая поросль, чей слух засорен всякой однодневной шелухой, захочет послушать что-то подобное, они рискуют этого не услышать. Только в записи.

Народные коллективы неизбежно стареют, умирают как пласт культуры. И когда до людей дойдет, насколько это важно и красиво, будет уже поздно.

Сидел я и думал в холодном зале «Строителя», который многие годы ждет ремонта, и не дождется до тех пор, пока не откроют ДК «Нефтяник». А когда откроют ДК Нефтяник – неведомо никому.

Дослушал концерт до конца, хоть и промерз насквозь.

Сижу и думаю, как же все – таки у нас холодно. Вот в Киеве сейчас жарко, а у нас холодно.

Богдан ПОДДУБНЫЙ

0

14 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: