В Тюмени прославят комсомольцев в стиле гигантомании

Только что в Тюмени завершился публичный конкурс на создание проекта монумента «Молодым покорителям земли Тюменской – комсомольцам» у сквера Семёна Пацко на привокзальной площади. Идея такого памятника родилась еще в 2010 г., а в 2011 г. была даже попытка проведения творческого конкурса с демократичным всенародным голосованием за проект.

По разным причинам это мероприятие тогда не получило развития и конкретного разрешения в образе монумента. И вот – новое начинание. Значимое событие и по замыслу – значимый исторический объект, который должен объединять разные поколения людей и «цементировать» городское пространство. Однако памятники – такая вещь, что установление их почти всегда вызывает вопросы. Мы живем в городе, эмоционально переживаем город и нас естественно беспокоит качество городской среды и то, что в нее привносится. А проблемы есть. И специфический, запрограммированный на определенный конкретный результат характер проведения конкурса заставляет лишний раз обратить внимание на проблематику и ситуацию вокруг городской скульптуры здесь и сейчас.

В качестве преамбулы

Еще совсем недавно памятники в Тюмени исчислялись единицами, их установка, как правило, была связана с крупными событиями и личностями, сопровождалась не только идеологическим, но и художественным отбором. Времена изменились, идеологии, кажется, нет, ну а с ликвидацией всех худсоветов исчез и отбор. Своеобразное начало тюменской скульптурной «оттепели» задала аллея Сибирских кошек (2008 г.), отмеченная порожденной «свободой» редкостной огрубленностью исполнения. С тех пор чего только не появилось – всевозможные скульптуры, арт-объекты на улицах города вырастают как грибы после дождя, по их количеству и тиражированной номенклатуре персонажей – дворник, милиционер, сантехник, почтальон, отец, мать и т.д.. Тюмень вполне догоняет другие города Сибири (да и не Сибири тоже). Вот только качество большинства этих творений, как и в других городах, оставляет желать лучшего. Не случайно художники, архитекторы говорят и пишут о том, что местами облик городов напоминает поле чудес, куда каждый, а часто инициативный чиновник, может внести все, что душа пожелает, не соизмеряясь ни с какими элементарными эстетическими канонами, а лишь с собственными вкусами и представлениями. Достаточно взглянуть на один из последних вопиющих тюменских образцов благоустройства и «эстетизации», чтобы в этом убедиться — площадь Борцов революции. Старейшая историческая площадь в центре города (Александровская), позднее – сквер, ныне более не напоминает ни то, ни другое, а скорее — придомовую территорию элитного дома (дом выстроен в глубине площади на берегу Туры). Еще и с диковатыми причудами оформления.

Три объекта

Совершенно несуразно соседствуют друг с другом старый традиционный монумент Борцам революции, установленный здесь еще в 1957 г. (скульптор Е.А. Герасимов, архитектор А.Л. Ремезов), не очень старый (1991 г.), также традиционный памятник «Прощание» военной тематики (скульптор Н.В. Распопов, архитектор Б.А. Жученко) и новый, прямо-таки дадаистский по своей подаче арт-объект-Карта! с фонтаном, прозванный в народе «памятник карте Тюменской области» (в соавторах у организации «Камины, бассейны, сауны» значится глава Управы Центрального района В.И. Борисов). Даже если представить себе эту «карту» безотносительно к окружающему пространству, как бы саму по себе, в вакууме, то она все равно будет пугать своей бессмысленностью и абстрактным «оскалом», а в реальном пространстве это впечатление усугубляется. Плюс еще к этой эклектической какофонии форм с примесью чиновничьего креативного «авангардизма» – нелепая пестрядь детской площадки, пластмассовое «дерево счастья» на фоне псевдоклассической колоннады на оси площади… В итоге получившийся «ансамбль» ярко характеризует современный тюменский тренд – сугубо местечковый подход к архитектурно-пластическому решению узловых парадных городских территорий, окрашенный безвкусицей и непрофессионализмом.

Было бы терпимо, если бы речь шла только о декоративно-жанровых элементах

Все было бы еще терпимо, если бы влияние отцов города распространялись только на установку сомнительных декоративных «изысков» и по разным углам – псевдоскульптур из дешевых материалов. В конце концов любовь к таким поделкам со стороны чиновников вполне объяснима и по-человечески понятна: затраты на них минимальные, ну а на открытии всегда можно лишний раз подчеркнуть личные заслуги в деле обустройства города. Но как быть с более серьезными задумками памятников? В последнее время набирают обороты популярности т.н. «ведомственные» памятники, тематические композиции, посвященные конкретным событиям истории. В редких случаях эти начинания проходят конкурсный отбор с привлечением профессиональных художников, способствуя появлению оригинальных авторских решений. Упомянем здесь выразительную «ведомственную» скульптуру – памятник Земскому врачу перед Тюменской медицинской академией (2012 г., автор – ялуторовский скульптор В.Н. Шарапов). Правда, этот пример как исключение. Общий же тренд опять неутешительный. С одной стороны–людские инициативы, хорошие идеи, с другой стороны – отлучение профессионалов от художественного процесса посредством чиновничьих рекомендаций инициаторам установки памятников, кого конкретно персонально привлекать к выполнению проекта. Творческие же конкурсы в данном случае не обязательны.

Так в прошлом году в сквере Мужества появился памятник ликвидаторам радиационных аварий и катастроф, созданный по инициативе ветеранов Чернобыля. Авторы – директор Тюменской литейной компании К. Евтушенко и директор одной из дизайнерских фирм С. Фефелов, оба позиционируют себя тюменскими скульпторами. Планируется поставить памятник Тюменским авиаторам в том же авторском исполнении. Даже при беглом взгляде на реализованный монумент и на тот, который еще проектируется (фото публиковалось в интернете) любой мало-мальски грамотный специалист, да и просто человек с элементарным базовым культурным кругозором скажет — фантастически бездарный продукт! С ним не поспорят и самые примитивные провинциальные гипсовые скульптуры советских времен, которые расставлялись в школах и воинских частях для антуража. Воплощение просто обескураживает небрежностью, неуважением ко всему и всем, инфантильностью решений, полным абсолютным отсутствием художественной проработки.

Печально, что в ответ на искренность инициаторов, используя средства, собранные пожертвованием, к выполнению работ привлекаются отнюдь не мастера-профессионалы, а сомнительные ремесленники, зачастую не имеющие никакого отношения к профессиональному цеху. В результате создается визуальная профанация не только конкретного образа памятника, но и самого смысла и существа скульптуры.

А люди? Что люди… Какие к ним претензии? Им по их инициативе, на их деньги что-то поставили, на открытие высшие чиновники приехали, красные дорожки расстелили, оркестр, патриотические речи… Послевкусие обмана останется у немногих.

Теперь о конкурсе глазами очевидца

И вот, как бы в ответ на протесты профессиональной художественной тюменской общественности — вы хотели – возьмите: открытый публичный конкурс! Оговорюсь – «открытый публичный» означает привлечение к участию всех желающих. Буквально 23 августа 2014 г. инициативная организация – «Комсомольское братство» с большой помпой в присутствии губернатора заложила камень на месте будущего монумента «Молодым покорителям земли Тюменской – комсомольцам» на привокзальной площади. Сразу от лица городской администрации был объявлен публичный конкурс на «Лучший эскизный проект монумента молодым покорителям Тюменской земли – комсомольцам», опубликовано положение о конкурсе, определен состав конкурсного жюри из 15 человек (широкое общественное обсуждение положением конкурса не предусматривалось), и уже почти через месяц (3 октября) конкурсная ситуация была завершена. Казалось бы, на этот раз все честно. Крупный проект, призванный отметить важную веху в истории Сибири второй половины ХХ в., на ответственном городском месте. Публичный характер мероприятия. Однако …

Как провалить творческий конкурс или сделать ситуацию необратимой в угоду кому-то? Судя по всему – легко.

Во-первых, наметить удивительные сроки, чтоб отпугнуть как можно больше потенциально желающих и не дать опомниться местным мастерам, тем самым создавая благоприятные условия назначенному победителю. Действительно, сроки на столь серьезный объект не могут не впечатлить. Всего один месяц. И это при том, что к эскизному проекту памятника предъявлялись требования градостроительной проработки, композиционной завершенности, включая детали, и даже то, чего никто не мог объяснить – «внедрение ранее не применявшихся на территории Тюмени методов проектирования (?!)». Тем не менее, несмотря на жесткость ситуации, тюменские художники, рисковые ребята, патриотично откликнулись на призыв, напряглись с силами и в конкурсе приняли участие 3 местных коллектива авторов: В.И. Афанасьев, В.Д. Станкевский (Тюмень); Ю.А. Паянен, А.С. Холодов (Тобольск); Г.П. Вострецов, Л.И. Почерк, В.А. Латышев, А.П. Мясникова (Тюмень). Каждым из них были предложены различные авторские решения образа будущего памятника.

Но был еще один, четвертый участник, формально – в конкурсе, но фактически – над ним: ООО «Творческо-производственное объединение Екатеринбургский художественный фонд» (директор С.В. Титлинов, персональное авторство не указано). Как выяснилось, в отличие от местных художников, ему не надо было напрягаться в творческом «беге» на короткую дистанцию. Потому что год назад он уже имел готовый проект, и представлял свой монумент и «Комсомольскому братству» и тюменским чиновникам разного уровня, вплоть до губернатора. Все уже было заранее обсуждено в кулуарах, и С.В. Титлинов этого не скрывал. А наоборот, даже подчеркнул в ходе обсуждения, что если бы не его проект, то и конкурса бы не было.

И это правда. Для того, чтобы договорной монумент обрел публичную легитимность, надо создать иллюзию демократичности выбора – затеять, как требует закон, публичный конкурс, и провести то, что уже решено и обговорено.

Отсюда, очевидно, от предрешенности исхода, проистекали и общая ощутимая небрежность в организации всей процедуры конкурса, невнятность жюри, в том числе по профессиональному составу, и отсутствие четко сформулированных критериев отбора памятников. Заявленная цель конкурса — «создание наиболее выразительного вида монумента», предполагавшая наличие таких критериев как оригинальность идеи, авторского образно-пластического решения, по существу не стала основополагающей в оценке работ. Зачем все эти художественные, профессиональные условности авторской скульптуры?

Монумент-«победитель»

Плод достижений Екатеринбургского художественного фонда, выбран в знакомой всем эстетике и счастливо не обременен авторским замыслом и художественным смыслом. Качество «выразительности» достигается здесь понятными с советских времен средствами гигантомании (чем больше идея, тем весомее объем), идеологизированной столпообразности в сочетании с элементами повествовательности: массивный высокий обелиск (в 16 м) с навешанной как щит картой области, на которую нанесены ударные комсомольские стройки, и у подножия монумента – фигурные группы людей (по три), как бы отражающие различные возрастные стадии покорителей-комсомольцев. Подобная типизированная композиция сразу переводит памятник из категории оригинальных авторских решений в обыденную плоскость «обязательных» монументов. Помните? В советское время существовали обязательные для каждого города, поселка памятники вождям революции. А теперь вот — «обязательные» монументы, отмеченные местной сибирской особенностью – это монументы первопроходцам, покорителям земли Сибирской. В зависимости от того, как трактуются персонажи у подножия монумента – с бородами или без, в длиннополых кафтанах или в коротких свитерах и пиджаках – памятник приобретает различную идейную окраску и связывается то с Ермаком, то с нефтяниками, геологами, комсомольцами.   Уже почти в каждом городе Тюменского Севера и от Урала до Дальнего Востока везде и повсюду возникают аналогичные «произведения». Один из последних – в Нефтеюганске (2012 г.). Похоже, в среде чиновников и постаревших комсомольцев стелы, обелиски, пирамиды, «усеянные» по новым обычаям «обязательных» монументов первопроходцами или покорителями, обладают незыблемым аксиологическим статусом, как ленины-сталины.

Предвидя еще в начале сентября именно такое явление в мир «комсомольского» монумента, глава Центрального района Валерий Иванович Борисов описывал свое представление будущей скульптурной композиции примерно следующими словами: «три группы молодых людей располагаются по кругу, первая группа – «косматые с гитарой», вторая – в образе нефтедобытчиков, третья – чиновники, которые управляют теперь городом и областью».

Добавить к этому нечего. Разве одно – неужели память о великих событиях и людях, романтизме, энергии, энтузиазме эпохи освоения Сибири заслуживает такого тривиального решения?

Елена КОЗЛОВА, кандидат искусствоведения

От редакции:

Остается добавить, что две работы под авторством Сергея Титлинова (он же генеральный директор ТПО «Екатеринбургский художественный фонд») уже были официально открыты в Тюмени.

Памятник Митрополиту Филофею Лещинскому у Свято — Троицкого монастыря. Авторы: Пузаков Л.В, Медведев А.Ф, Титлинов С.В. Правообладатели: ООО «ТПО Екатеринбургский художественный фонд»

14 августа 2014 года на площади им.Губкина. Это памятник «С чего начинается Родина». Похоже, фонд планирует этот, последний проект внедрить по городам и весям, не заморачиваясь на оригинальной подаче.

Так, по информации с сайта фонда, «монументальное произведение «С чего начинается Родина» предлагается уставить в разных городах России. Первый город, в котором воплощен монумент – Тюмень». Сейчас переговоры об установке ведутся на родине – в Екатеринбурге.

Остается добавить, что «за вклад в культуру и искусство и многолетний плодотворный труд» С.В.Титлинов награжден Почетными грамотами: губернатора ЯНАО, губернатора Тюменской области, главы г.Ханты-Мансийска, главы г.Екатеринбурга, главы г.Ишима, главы г.Ирбита. Почетные грамоты также присвоены Думой г.Салехарда, Законодательным собранием Свердловской области.

0

6 комментариев

  • lara.nekrasova:

    товарищ С.И. Титлинов — это такая тюменская версия товарища Церетели,
    а по поводу знака Карта области на площади Борцов Тюмени у главного корпуса ТГУ
    мудрые смышленые студенты прозвали его медицинским термином, тем самым — на что он так похож из учебника по анатомии человека

    0
  • как лодочку назови...:

    понятно — покорители области комсомольцы и их отпрыски, а кто строители таковой?
    где шабашники, вахтовики, зеки и химики… те, кто в нее прибывал не по путевке в жисТь, а по договору иль приговору? нетУ таких.

    0
  • Holtoff:

    Самый лучший памятник тому времени и тем людям, на мой взгляд, стоит у Нижневартовска и назыаается Памятник покорителям Самотлора (а еще — Алеша). Высота монумента — 25 метров. Остальные памятники — ну, так…

    0
    • отпрыгался:

      22 марта 1971 года был издан приказ об организации в г. Нижневартовске мужской колонии усиленного режима с лимитом наполнения 1400 человек. В 1972 году она могла уже выполнять функции исправительного лагеря.
      Мужская колония была организована для использования труда осужденных на строительстве Нижневартовского газобензинового завода. При их непосредственном участии он и был построен. Также труд осужденных был использован на строительстве нефтяного техникума, Военного городка на 10 домов.
      http://zeki.su/roslag/ir-9915-nizhnevartovsk.html

      0

Добавить комментарий

Войти с помощью: