Такой близкий край

Молодежный театр «Ангажемент» поставил спектакль по антиутопии тюменского писателя.

Хореографические номера похожи на пляски первобытных племен

Если не знать, что подготовка спектакля занимает несколько месяцев, можно подумать, что постановка «Край» по одноименному произведению Виктора Строгальщикова — заказной очерк на злобу дня. Роман-антиутопия написан 15 лет назад, на явно «чеченской» фактуре, эхом откликающейся в сирийских событиях. Тем неожиданней намеки на Украину в лице персонажа Миколы, воевавшего против российских миротворцев. Впрочем, именно антиутопии имеют тенденцию неожиданно сбываться. И этот пророческий инсайт — не единственный. «Вспомните, как вы сюда попали? — спрашивает Голос у главного героя, потерявшего память, — Какой сейчас год? Кто у нас президент?» — «Ну кто еще у нас может быть президентом?!» — гневно восклицает герой книги начала 2000-х.

Солдатский вечер

…В уже довольно близком 2020 году Россия разделена на три части. Граница «Западносибирской зоны коллективной ответственности» пролегает в Казанском районе Тюменской области, где воюют партизаны, федералы, войска ООН и моджахеды. Тюменский журналист Владимир Лузгин (заслуженный артист РФ Алексей Шлямин) устав «пить и перебирать бумажки», выезжает в зону боевых действий. Шитые белыми нитками рассказы военных и запуганного мирного населения о том, как тут все прекрасно, журналиста не устраивают, и он отправляется на самостоятельные поиски правдивого материала.

Денис Юдин в роли моджахеда Гарипова рассказывает о вере

Сценическое воплощение идей романа получилось очень неоднозначным. Все происходящее выглядит не то что «не театрально» — но даже «не художественно». Не смягчено красивой подачей, не подернуто патиной далеких или вымышленных времен. Стиль любительской документалки, снятой скрытой камерой, играет на усиление реальности происходящего.

Алексей Шлямин в роли Лузгина

Похищения, зверства исламистов, казни, обстрелы, взрывы и бои уже примелькались в международных новостях. Это ежедневный информационный фон. Это где-то далеко. Не цепляет. А если вместо чуждых топонимов вписать местные? В центре города исламские боевики похищают людей — на площади Ленина в Тюмени. Бои за блок-пост в деревне — Казанского района. Вертолеты, расстреливающие трассу — Ишим-Петропавловск. Именно эти названия, дико звучащие в таком контексте, придают истории ощущение очень близкого ужаса. Как в детских снах «про войну»: этого кошмара не может быть — но он есть, в твоем доме, реален и неотвратим.

Леонид Окунев в роли полковника Марченко

По словам директора Тюменского молодежного театра им. В.И. Загоруйко «Ангажемент» Леонида Окунева, постановка «Край» рассчитана на молодежь, и его сыну-подростку она очень понравилась. Из-за сцен жесткости аудитория ограничена возрастом 18+, но создателям хотелось бы его максимально снизить. Даже звучала идея показывать спектакль старшеклассникам в рамках патриотического воспитания.

Виктор Строгальщиков: «Я смотрел и не верил, что это написал я»

«Скажу честно: вы меня убедили, — заявил присутствовавший на генеральной репетиции автор романа «Край» Виктор Строгальщиков.Это очень хорошая работа. Не без вопросов, конечно. Но в целом это живая, тяжелая и очень искренняя работа всех, кто в этом спектакле участвовал. Я смотрел и не верил, что это написал я».

Константин Солдатов ставил спектакль не о политике

Режиссер Константин Солдатов сказал, что с первых же дней работы над сценарием предупредил актеров: о политике не говорим. «Мне прежде всего важна человеческая история, — поясняет Константин. — Валерий Шергин сделал инсценировку очень корректно и уважительно по отношению к автору. История немного «киношная», но Валерий удачно перевел сложные моменты в описания. У меня были опасения, что это немного нарочито, но затем все выстроилось в ясную конструкцию».

Владимир Обрезков считает, что актеры точно попали в образы

«К концу спектакля испытал гордость за театр, гордость за мужиков, которые выстоят в любой ситуации, — делится впечатлениями артист Тюменского драматического театра Владимир Обрезков. — До сих пор не понимаю смысла сцены в начале спектакля и стараюсь о ней забыть, чтобы не отвлекаться от очень чистого и четкого финала. Ребята очень точно попали в образы, удержавшись от неправды».

Оксана ИСАЕВА,

фото автора

0