О связи Led Zeppelin с туалетной бумагой и чудесных превращениях директора в банщика

В ДК «Нефтяник» прошел второй фестиваль «True Story Fest» — вечер правдивых историй от тюменских предпринимателей.

В массовом сознании прочно укоренились стереотипы о том, что каждому молодому предпринимателю купили бизнес родители, а директор фирмы круглый год расслабляется на знойных побережьях, отдавая распоряжения по телефону. Участники «True Story Fest» на таких счастливчиков не похожи. Родители ничего им не дарили, с курортами тоже пока не складывается. Некоторые работают по найму (и даже в нескольких местах), «чтобы прокормить чудо-бизнес», а ночами разгружают свой товар. И с гламурными белоручками у наших героев тоже ничего общего.

Виталий Лейбин с 90-х пытается стать бизнесменом

«В 90-е годы я продавал на улице туалетную бумагу, — вспоминает единственный участник из Москвы, главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий ЛЕЙБИН. — Мы под гитару пели Led Zeppelin и говорили прохожим: насколько жестки Led Zeppelin — настолько мягкая наша бумага». Редактор одного из самых влиятельных российских журналов не стесняется таких фактов своей биографии и уточняет, что только пытается стать предпринимателем, работая над коммерческими проектами. «Я по папе еврей, — добавляет он, — а, значит, еще немного шью».

Весь вечер в зале царила атмосфера настоящего КВН — в чувстве юмора и находчивости спикерам не откажешь. А в артистичных монологах о былых эпик фейлах просто кладезь материала для тех, кто не хочет набивать собственные шишки. Например, спикер прошлого фестиваля Илья ПИСКУЛИН практически «нелегально» вышел на сцену, чтобы рассказать о провальном старте кафе «МишЛен». «При открытии мы допустили ошибки, свойственные многим, — говорит Илья. — Из 12 миллионов рублей, которые нам были нужны, собственных оказалось только четыре. Нашли инвестора, но превысили смету ремонта на два миллиона рублей — в итоге получилось 14 миллионов вместо 12. Таким образом поддерживать штаны в первые месяцы операционного убытка нам оказалось нечем. В силу обстоятельств кафе открылось почти на месяц позже — а это затраты на аренду в центе города и фонд оплаты труда. Народ в кафе сначала пошел, но потом ударили декабрьские морозы. И теперь наш инвестор говорит, что проект его очень огорчает, и он дает нам три месяца, чтобы улучшить ему настроение».

У Ильи Пискулина три месяца на то, чтобы улучшить настроение инвестора

Очень разные характеры. Отчаянно рисковые — и осторожно расчетливые. Мастерски продающие все, что угодно — и ставящие на первое место личный профессионализм и творчество. Но в откровениях каждого из рассказчиков проявляется незаурядное упрямство и креативность.

«Я ежедневно звонил и спрашивал, нет ли для нас работы, — вспоминает свой бывший строительно-отделочный бизнес Андрей НОВИКОВ, ныне директор цветочного бутика Gentleman. — Мне сказали, что таких желающих, как я — просто гора. Но я настойчиво звонил каждый день, пока, наконец, не получил первый заказ».

Будучи еще старшеклассником курганской школы, Андрей обзванивал компании по телефонному справочнику и пытался продавать запчасти, которые производила фирма родителей. «Меня очень долго все посылали, — рассказывает он. — А с первой сделки в 20 тысяч рублей я приобрел сотовый телефон — это была моя самая бесполезная покупка».

После отделочной фирмы Андрей Новиков пришел к цветам

После двух месяцев занятий в школе танцев у друга 17-летний Андрей попросил у мамы денег на открытие франшизы в Тюмени — которая, как он слышал, является «лучшим городом Земли». Мама поинтересовалась у предприимчивого сына, в своем ли он уме, и в инвестициях отказала. Выручили друзья. Андрей открыл танцевальную школу, которая приносила своему 18-летнему владельцу ежемесячно 100 тысяч рублей. За три года проект ему наскучил, и бизнесмен попытался заработать на организации реп-концертов. Это веселое дело обернулось неприятным финансовым уроком. «Я потерял миллион рублей, продал машину и разменял квартиру, чтобы отдать долги, — рассказывает Новиков. — Прогорел, потому что не умел считать деньги. Но было весело».

Затем Андрей с другом нашли бригаду рабочих и открыли фирму по ремонту и отделке квартир, не имея никакого представления о самом предмете. Благодаря настойчивости и пробивной силе предпринимателей дела пошли в гору — до первой роковой ошибки. «Мы подумали, что наши рабочие слишком много зарабатывают на сдельной оплате и перевели их на фиксированную, — поясняет Андрей. — А за фиксированную плату никто не будет нормально работать». Добивающим ударом для бизнеса стал отказ от сотрудничества ключевого клиента, который закрыл ремонтное направление. Ребята до сих пор не полностью расплатились с долгами в 2,5 миллиона рублей.

Для того, чтобы вернуть заем, Новиков организовал службу доставки цветов (на это понадобилось всего лишь 300 тысяч рублей), которая за год выросла в полноценный бутик, еще через год компания открыла представительство в Праге. А сам директор этой международной компании всю ночь накануне «True Story Fest» лично разгружал цветы: на носу 8 марта.

Максим Некрасов прежде всего творческая личность, и только потом — бизнесмен

Известный тюменский модельер Максим НЕКРАСОВ, директор мужского ателье Baron Jacket — полная противоположность «цветочному джентльмену». Если Андрей берется за любое направление, умея только продавать — то творческая личность о деньгах не думает. «На показе в Москве ко мне подошел байер и захотел купить мою коллекцию, — вспоминает Макс. — А я даже не знал, что сказать, и ничего ему не ответил. Я представлял, из каких тканей это будет сделано, под какую музыку выйдут модели — но не продумывал, как это будет продаваться. На коллекцию было потрачено 100 тысяч рублей — это были деньги колледжа, которые пришлось отрабатывать».

Некрасов признался, что стал модельером неожиданно для родных, друзей и даже себя самого. Он заметил, что его рассказ не столько о бизнесе — сколько о непонимании, как творческие удачи превратить в прибыль.

Сначала Максим шил дома, и в определенное время его кепки-восьмиклинки разлетались среди знакомых как горячие пирожки. Но в 2007 году назад настала необходимость либо легализовать бизнес — либо вообще его закрыть. Макс решил рискнуть, и занял у брата и друга 150 тысяч рублей — так появилось знаменитое мужское ателье Baron Jacket. И с тех пор дизайнер, раньше ежегодно летавший на заграничные пляжи, ни разу не выезжал отдохнуть. «Я ставил задачу сделать красиво, — говорит он. — А теперь пытаюсь родить в себе экономиста».

Шоу-мен и директор Garden Hotel Алексей ЕРГАЛИЕВ рассказал, как вкалывал на нескольких работах, чтобы за свою зарплату на личном опыте полтора года узнавать, что такое гостиничное дело, которое они с компаньоном открыли почти случайно. «Были деньги — открыли, — говорит Ергалиев. — А перед самим запуском, когда были только стены и никакого персонала, доллар и евро просто рассмеялись нам в лицо».

Алексей Ергалиев впервые заглянул за кулисы гостиничного дела только в собственном отеле

Своих первых клиентов, отмечавших в гостиничной бане Garden Hotel второй день свадьбы, отельер никогда не забудет. «Я, красиво одетый, их встречаю, — рассказывает Ергалиев. — Говорю: что понадобится — звоните. Позвонили, попросили пригласить банщика подкинуть дров. Я им отвечаю, что сейчас придет Анатольич и все сделает. А сам надеваю грязную куртку и бегу подкидывать дрова. Вернулся, переоделся, звоню клиентам и спрашиваю, как дела. Они ответили, что Анатольич молодец. Потом пришлось соврать, что Анатольича отпустил, и самому идти за веником. А люди, празднуют, веселятся, бутылки бьются… Говорю, что девчонки-уборщицы попросили мусор собрать в пакет. Никаких девчонок не было. Баню потом мыл тоже я. И мне не стыдно говорить об этом со сцены».

По мере роста бизнеса выросли и проблемы. «К нам приезжали медики на очень серьезную конференцию, рассчитанную на 100 человек, — рассказывает Алексей. — Но днем вдруг неожиданно отключили электричество. Напрасно прождав включения до позднего вечера, мы всех постояльцев перевезли за свой счет в другой отель. Оказалось, что спецтехника, рывшая траншею под оптоволокно для «Ямальского-2», перерубила наш кабель. Я до трех часов ночи стоял с рабочими и пытался стать для них своим».

Артем Рахмеев сменил сноуборды на боулинг

Ошибкой генерального директора Brooklyn Bowl Артема РАХМЕЕВА был выбор Гилевской рощи в качестве месторасположения магазина, продававшего сноуборды и снаряжение, а также наем сотрудников, страдавших вредными привычками. А обвал рубля в считанные часы разорил магазин, закупавший товар в евро с отсрочкой платежа. «В начале декабре 2014 года у нас все хорошо, два миллиона выручки, — говорит Артем. — Для магазина на 66 «квадратов» это много. Но день, когда евро пробил потолок в 100 рублей, я запомнил на всю жизнь. Мы сделали предзаказ в Австрии, в декабре 2013 года, товар приехал в сентябре 2014 года, а расплатиться мы должны были как раз 16 декабря 2014 года. Этого нельзя было предвидеть. Мы отгрузились на 7,2 миллиона рублей по старому курсу, а к моменту оплаты эта сумма превратилась в 15 миллионов. Продавать дороже, чем рекомендованная розничная цена, нам не позволял договор». Магазин пришлось закрыть. Сейчас Артем организовал центр боулинга, в котором на днях прошел самый крупный чемпионат в России за последние 20 лет.

Артем Андросов поделится своими бизнес-провалами с ульяновскими предпринимателями

Модератором стендапа правды, как и в прошлый раз, стал председатель федерального комитета по молодежному предпринимательству Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Артем АНДРОСОВ. Артем отметил, что мероприятие выходит за пределы региона: в середине марта он поделится своей историей в Ульяновске. «Думаю, получится запустить проект по всей России, — подытожил Андросов, — что может быть забавней, чем слушать о том, как другие облажались?».

Оксана ИСАЕВА,
фото автора

0

Развитие событий

6 месяцев назад Первый тюменский stend-up фестиваль правды от тюменских предпринимателей
2 дня назад Молодые предприниматели расскажут о своих грандиозных провалах
02.03.2017 Этот материал

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: