Какие импортные товары можно заменить российскими?

Угроза экономических санкций, события на Украине напомнили о том, что наш внутренний потребительский рынок — главный стратегический ресурс любой экономики — оккупируют зарубежные производители. Можем ли мы вернуть его себе?

«Лёгенькая» промышленность 

Аграрный комплекс требует массированной господдержки. Кроме того, вложения в сельское хозяйство, как правило, долгосрочные. К примеру, первые результаты в приросте производства говядины появятся только через три года. Впрочем, государство в этой сфере делает немало — в 2013 г. общий объём госфинансирования аграриев достиг 268 млрд рублей, а увеличение производства сельхозпродукции превысило 6%.

f6ebc7bf9fce5c0aaea2e14d20849b9c

Иное дело — выпуск товаров народного потребления. Здесь сроки короче даже для технологически сложных производств. И чтобы запустить выпуск российской одежды и обуви, бытовой техники, а также — что более актуально — узлов и комплектующих, достаточно и года. Кстати, лёгкую промышленность в 30-е гг. ХХ в. прозвали лёгкой именно за сравнительно быструю окупаемость.

Зоны производства 

Но кто, где и на какие средства откроет новые производства? Если говорить о территориях, то это в первую очередь многострадальные российские моногорода. Там и инфраструктура сохранилась, и строительство с нуля начинать не надо, и человеческий капитал присутствует. При этом проблемы с занятостью есть повсеместно, независимо от того, в чьей сфере влияния находятся подобные населённые пункты — госкомпаний или частных финансово-промышленных групп.

Деньги на организацию новых производств у собственников градообразующих предприятий найдутся. Если нет, государство должно помочь. Механизмы следующие: гранты, субсидирование процентных ставок, льготная передача госактивов, как в Чехии, или госгарантии на кредиты в размере 100% стоимости вновь созданных основных фондов, как в Индии.

Кому предоставлять помощь? Можно воспользоваться польским опытом, где инвестор должен вложить не менее 100 тыс. евро на срок от пяти лет. Или же обратить внимание на южнокорейские «подсказки»: там минимально необходимые вложения — 5 млн долларов.

Территории, где организуются новые производства, логично было бы объявить особыми экономическими зонами (ОЭЗ). Сегодня в России таких зон 28, в декабре 2013 г. в них было зарегистрировано 338 компаний (в среднем по 12 на ОЭЗ). Если кому-то создание новых ОЭЗ покажется излишним, предлагаю вновь посмотреть в сторону Польши — там территории с новыми производствами можно включать в состав уже существующей зоны. А в Южной Корее на любой территории, осваиваемой с участием иностранных инвесторов, создают локальные «мини-ОЭЗ». Зачем это нужно?

Эти экономические зоны  на то и особые, что работать там выгоднее, чем в других местах. Те же корейцы своих иностранных гостей-инвесторов освобождают от всех налогов сроком на пять лет с возможностью последующей 50%-ной налоговой скидки ещё на два года.

В Бразилии и Индии предприятия особых экономических зон не платят налоги на импорт, который необходим им для развития производства, и на произведённую промышленную продукцию. Они освобождены от подоходного налога (на 10 лет), от налогов и пошлин на экспорт.

Во Вьетнаме в первые четыре года работы налог на прибыль не берётся вовсе, в последующие девять лет — взимается по ставке 5%. В Турции помимо освобождения от налога на прибыль не подлежат обложению и доходы работников, кроме того, существуют льготы на оплату предприятиями коммунальных расходов.

Вопрос безопасности

Колбаса, туфли или мобильники — это хорошо. Но будет ещё правильнее, если мы создадим (и — как вариант — законсервируем) производственные мощности по выпуску продукции, которую сейчас объективно выгоднее закупать за границей. Чтобы не получилось, как с Украиной: в свете известных событий недавние партнёры отказали нам в оборонно-промышленной кооперации, и мы вмиг оказались без некоторых ключевых узлов и агрегатов. Впрочем, оборонке, в отличие от потребительского рынка, всегда уделялось первостепенное внимание. Значит, справимся и в этот раз.

источник

0