Вольный некролог в честь камвольно-суконного комбината

Снос водонапорной башни на территории КСК взбудоражил всю Тюмень. Что происходит с бывшим крупнейшим предприятием Тюмени, живо ли оно или уже окончательно умерло? Мы нашли человека, который пока еще работает на комбинате и хорошенько расспросили его. Работников осталось всего ничего, а ответы были откровенными, поэтому имя человека приводить не станем.

— Еще до середины 90-х годов предприятие функционировало стабильно. Во многом благодаря своему,  теперь уже бывшему, директору, — Петровскому Анатолию Дмитриевичу. Человек просто жил комбинатом и делал все, чтобы жили и другие.

После перестройки открылись новые рынки сбыта, ткани и шерсть поставлялись на экспорт, то есть комбинат работал. Фирма «Петровский кафтан» создана была еще тогда. Вообще, в то время было много разных схем, несколько раз проводилась реструктуризация предприятия, были разные виды собственности, названия разные, сами понимаете почему – давалось два года налоговых послаблений, вот и крутились как могли.

Потом здоровье у Анатолия Дмитриевича пошатнулось, он стал отходить от дел. Сбыт стал падать и не только в связи с распадом Советского Союза, основного потребителя продукции КСК. Жирный крест на комбинате поставил кризис 98 года, ведь немалая составляющая производства — именно импортная австралийская шерсть, меринос; там руно длинное, наши овцы, увы, короткошерстные, с них особенно ничего не начешешь, и качество ткани получается совершенно другое.

Плюс ко всему на фоне наплыва дешевой синтетики из Китая упали заказы. У нас ткани производились чисто шерстяные с небольшими добавками, то есть дорогие и наша продукция оказалась особо никому не нужна.

Нельзя сказать что какой-то цех сдох первым – это же комплекс, огромный живой организм. Это как маленькая раковая клетка – мелкая, а большого человека убить может. Так что умирать начинали все вместе.

Начались задержки по зарплате и люди стали уходить. У меня, как сейчас помню, задержка зарплаты в 98 году была девять месяцев.

Притока молодых кадров тоже не стало, в то время модным было учиться пиару и искусству управлять государством, но никак не на рабочую специальность. Профильное ПТУ №16 перебазировалось в колледж профессионально–педагогических технологий. Старые кадры потихоньку дорабатывали и уходили на пенсию. Как-то так все и умерло плавно.

Пару лет назад что-то еще трепыхалось – скажем, старые запасы ткани потихоньку перечесывали в одеяла, самые обыкновенные, шерстяные.

— Которые в пионерских лагерях были?

— А также в тюрьмах, в армии, и в МЧС. Самый главный заказчик наш был – министерство чрезвычайных ситуаций!  Ведь у нас, куда не глянь – сплошной катаклизм. А чтобы тех же беженцев встретить с самолета – нужно одеялко подать и укутать.

Сейчас производство окончательно переместили, сын директора, Дмитрий Петровский, перевез несколько комплектов машин в бывший КСКовский пионерский лагерь. Его построили как раз перед перестройкой, полностью все было завезено, лагерь был готов к сдаче, но ни одной смены не принял – уже не стало средств его содержать. Сейчас это частная территория, вроде как база отдыха и кусок земли, где стоят домики, в которые перевезли несколько штук станков, и продолжают одеяла чесать по мелочи. С прежних времен остался запас драпа, шерстяных тканей, их пропускают через ворсовальную машину, которая делает ткань пушистой и получается толстое шерстяное одеяло. По сути, все сошло на одеяла.

WnxqaN1qOcg_новый размер

Сейчас на территории КСК практически ничего не функционирует, только новая администрация.

-Функция новой администрации продавать этого монстра?

— Нет, они его как раз купили. И их функция — свести дело к полной ликвидации, сносу и в итоге к застройке жилым комплексом.

— А внутри здания какое-то движение все равно наблюдается, веселые парни что-то возят на машинах – что они делают?

-Разбирают, демонтируют оборудование, которое также все распродается, покупатели потихоньку находятся. Потому что небольшие предприятия, где строится технологическая линия и стоит пара машин, открываются и работают. Не такие, конечно, монстры, как КСК, которые на-гора выдавали продукцию на весь Союз.

Со стороны улицы Воровского начали разбирать подсобные помещения еще с весны: склады, дополнительные цеха, растворный узел, стройцех, гаражи, много всего было – такое предприятие здоровенное было, оно же жрет как…

— А что за здание высотное во дворе КСК?

— Это здание тоже было практически построено еще во времена перестройки и оно предназначалось под новую, по тем временем высокотехнологически оборудованную  поликлинику, где обслуживались бы три  предприятия – у нас же здесь как куст был – КСК, завод Медоборудования, завод Электрон. А сейчас это просто офисное здание.

Та поликлиника, что в настоящее время расположена в здании КСК, раньше была КСКовской поликлиникой, а сейчас уже никакого отношения к комбинату не имеет.

— То есть в настоящее время в самом КСК находится вот эта поликлиника, и администрация, они расположены на первом этаже в нескольких кабинетах, а все остальное?

– Все остальное – пустует. Второй и третий этажи тоже пустуют. Никого и ничего. Свет и тепло проведены только в кабинеты администрации. Закрыто все от воров, только сегодня пытались двое залезть, шуганули их. А чего лезли-то?

— А развалины, поросшие кустарником,– это что?

— Это попытались построить новое здание для администрации. Их так и назвали «памятники», то есть фундамент понаставили и все. Это еще во времена перестройки. Еще раньше на территории «Привоза» строилось здание, его потом, конечно, разобрали – должен был быть профилакторий КСКовский. Весь «Привоз» тоже когда-то относился к территории КСК, там был стадион, все эти деревья вдоль дороги высаживали работники КСК… На территории «Привоза» в Новый год делали горки, весь город сюда на новогодние праздники ходил, потом эти горки перенесли к выставочному залу. Это были 76-75 годы.

Так что по большому счету, все люди, которые сейчас работают на КСК – это люди которые или сносят, или демонтируют, или распродают комбинат. Сама администрация – это старожилы комбинатовские, которые на пенсии дорабатывают и знают здесь каждый метр.

По слухам, строить жилой комплекс на териитории бывшего КСК будет та же компания, что строит «НОВИН-квартал» на ул.50 лет Октября – «Партнер–Инвест». Квартал здоровенный получается, прекрасная развязка, два моста будет, готовый парк. А почему бы нет?

Псения СОБЧАК,

фото автора

0