Музыку Алябьева хвалить не нужно

В областной научной библиотеке им. Д.И. Менделеева состоялась презентация сборника «Браво, Алябьев» (составитель Лидия Шмаль), посвященная 430-летию Тобольска и 230-летию композитора.

Лидия Шмаль

Что говорит вам это имя – Александр Алябьев? Как сказал, выступая перед собравшимися, известный тюменский журналист Юрий Переплеткин: «Я знал только три факта: Алябьев – автор знаменитого «Соловья», он родился в Тобольске, и памятник ему стоял у здания филармонии, а позднее таинственным образом исчез». О судьбе памятника позже. А вот первые два факта – и, пожалуй, только они – известны многим тюменцам и тоболякам. Стыдно признаться, но я была уверена, что Алябьев – вполне себе средней руки сочинитель, которому посчастливилось написать удачный романс, вошедший в антологию русской музыки. Автор одного произведения. Так же, как и его земляк, сказочник Петр Ершов.

Новая книга

И вдруг… Вдруг оказывается, что это не так. Что Александр Алябьев, сын тобольского губернатора, по сути, стоял у истоков русской музыки и в первой четверти ХIХ века считался композитором №1 в Российской империи.  Стоял на ступени, которую позже занял Михаил Глинка. И что никак нельзя назвать автором одного романса человека, который написал шесть опер, балет, водевили, музыку к спектаклям, симфонию, увертюры, сочинения для духового оркестра, многочисленные хоровые, камерные инструментальные произведения, более 180-ти романсов, множество обработок народных песен.

«Музыку г-на Алябьева хвалить не нужно, – писала газета «Московский телеграф» в мае 1829 года, – имя сего композитора ручается за достоинство его сочинений».

Об этом, а так же о том, куда и почему исчез с музыкального Олимпа талантливый композитор можно узнать из книги, которую представила на суд читателей Лидия Шмаль, руководитель творческих коллективов и объединений Совета землячества региональной общественной организации Западно-сибирского землячества в Москве.

Страницы о творчестве композитора

Фамилия Шмаль хорошо известна старшему поколению тюменцев, тем, кто много лет назад приехал осваивать просторы Тюменского Севера.  Легендарный Геннадий Иосифович Шмаль – один из создателей нефтегазового комплекса в Западной Сибири, почетный работник Миннефтегазстороя СССР, почетный работник газовой промышленности.
Лидия Шмаль почти 20 лет жила в  Тюмени и Тобольске, работала  на телевидении, радио и в газете «Тюменская правда».

Почему Алябьев? Она «открыла» для себя композитора, когда готовилась к очередному мероприятию для членов землячества. И вдруг с удивлением обнаружила, что практически нет никакой литературы об этом человеке. Даже в Ленинке (Российская национальная библиотека) по ее запросу выдали три тоненьких брошюрки 1947-го, 1952-го и 1959-го годов издания. И все. Стало обидно и захотелось узнать о жизни и творчестве земляка как можно больше.

Антология «Браво, Алябьев!» объединяет исследования жизни и творчества А.А. Алябьева двенадцати авторов. Проводились они в разное время и в разные эпохи, но вышли, по сути, из самого первого биографического опыта, сделанного музыкальным критиком Г. Тимофеевым в 1912 году.

– У него была тяжелая судьба, – рассказывает Лидия Шмаль. – Несправедливо обвиненный в убийстве, он три года провел в тюрьме и более 20 лет – в ссылках.

Только в конце жизни Алябьеву разрешили вернуться в Москву, но без права появления в обществе. Но это не сломало его.

К книге прилагается диск с записями некоторых романсов композитора. Причем сделаны они не в студии, а на различных концертах.

– В Москве возвращается интерес к этому имени, – говорит Лидия Шмаль. – Идет спектакль «Игрецкое дело», где рассказ о драматической судьбе Александра Александровича сопровождается его музыкой. В апреле в Ленинке состоялся большой концерт, где исполнялись только произведения Алябьева. Интерес к нему есть, и хочется, чтобы он рос и ширился.

Интересные факты: во время Отечественной войны 1812 года Алябьев сражался с французами плечом к плечу с самым, наверное, известным русским гусаром – поэтом Денисом Давыдовым. Кто об этом знает? И еще: обвинителем по делу Алябьева в 1825 году был… Иван Пущин, лицейский друг Пушкина. Сам вскорости разделивший судьбу опального музыканта. И тот же Пущин спустя десятилетие хлопотал о его прощении.

Вот такие исторические пертурбации.

Юрий Переплёткин рассказывает о пропавшем памятнике

Ну, а теперь о памятнике.

Единственный памятник композитору Александру Алябьеву установлен в селе Рязанцы Богородского уезда (с 1929 — Щелковского района), где он жил по возвращении из ссылки.

Ну, а тот, что исчез однажды с площади у филармонии…Тайну эту открыл нам Юрий Переплеткин. По рассказу Владимира Волчека, одного из  руководителей тюменской культурой, однажды под покровом ночи подогнали грузовик, сняли памятник с постамента и увезли его в Тобольск, где открывалось училище искусств. Там он стоит благополучно и по сей день.

P.S. Книга «Браво, Алябьев!» издана на средства семьи Шмаль. Часть тиража безвозмездно передана в библиотеки города и области.

Ольга ОЖГИБЕСОВА,

фото автора

0

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: