В полку фекалистов прибыло

Прочитал на 72.ru материал Анны Борисовой «Тюменская поэзия теперь и на туалетной бумаге» и на nashgorod  текст Веры Маловой «Тюмень, поэзия и туалетная бумага».

Говорить о молодых людях этих не хочется, потому что, если человек в юности, в самое возвышенное своё время, начинает свой путь к миру с мусорной корзины в туалете,  к чему он придёт?

Если то, что вызывает в молодом сердце дрожь –  творчество, творение с помощью слова собственной вселенной,  он готов смешать с дерьмом, что тут можно ещё добавить?

Поговорить можно о следующем:

«Поддержать своих младших коллег по литературному цеху пришёл руководитель областного Союза писателей Леонид Иванов:

– Я хорошо помню те времена, когда туалетная бумага была таким же дефицитом, как чёрная икра. И тогда использовали вместо неё обычные книги. Это никого не шокировало».

На самой что ни на есть настоящей двухслойной бумаге изданы стихотворения восьми поэтов. Фото 72.ru

Хочется заметить Анне Борисовой,  что на всю область она возвела напраслину. Такой организации, как областной Союз писателей не существует.

Писатели области здесь ни при чём. Не надо бросать тень на югорчан и ямальцев. Это писатели Тюмени, входящие в Тюменское региональной отделение Союза писателей России, совсем недавно дружно выбрали своим вождём Иванова Леонида Кирилловича.

Это от их имени  господин Иванов пришёл поддержать «своих младших коллег» в их начинаниях. А вскорости, не исключено, встанет вопрос об их членстве в организации, и будут эти милые существа с рулонами сидеть уже не в обнимку с унитазами, а рядом с Николаем Ивановичем Коняевым и Аркадием Петровичем Захаровым и прочими столь же уважаемыми писателями.

Хочется процитировать ещё  автора статьи «Тюмень, поэзия и туалетная бумага», удивление и негодование  которого мне близки:

«Удивительно, что негативные отзывы оставляли в основном молодые люди. Поколение постарше поддержало идею.

…Стоит ли осуждать или поддерживать тюменских поэтов – каждый выберет сам. Один вопрос остаётся открытым: поэзия опустилась до уровня туалетной бумаги или читатель настолько разлюбил книги, что отклик в нем может вызвать только такая форма?»

Вот так одним выступлением на сомнительной презентации сегодняшний руководитель Тюменского регионального отделения СП России придал статус мероприятию и породил миф о поддержке его «поколением постарше».

Рулон туалетной бумаги стал новой формой издания поэтических текстов. Фото nashgorod

Несомненно, что самому Иванову мероприятие близко. Его «творчество» на сто очков вперёд  даст фору расшалившимся детишкам. Они, скорее всего, и не ведали, какой гигант фекальной темы приветствует их.

Но ведали те, кто поднимал руки на тайном отчётно-перевыборном собрании.

– Мы выбирали менеджера, – оправдываются наиболее совестливые.

Вы выбирали менеджера, а, как оказалось, выбрали идеолога. Руководитель писательской организации не может не быть идеологом,  потому что литература, какой бы она ни была, это сфера идей. И он вольно, невольно распространяет те идеи, которые ему близки.

И ещё об одном – о тех молодых людях, которые представились на весь мир тюменскими поэтами. В связи с этим хочется поведать небольшой эпизод из моей жизни. Как-то разговаривал я с Михаилом Федосеенковым.

– А я не считаю себя поэтом, – сказал мне он.

Я удивился. Всё-таки автор нескольких поэтических сборников, член Союза писателей России, и не поэт. С той поры он выпустил ещё с десяток книг. Считает ли он себя поэтом сегодня?

Это смотря в каком ряду. В ряду Нечволода, Кукарский, Гришин – несомненно. А вот Пушкин, Лермонтов, Есенин – другое дело. В этом ряду из современников даже Николай Зиновьев себя поэтом не назовёт.

Всё зависит от уровня притязаний личности, от тех требований, которые предъявляются автором к себе. От этого зависят и результаты.

Стал бы Александр Гришин печатать свои стихи на туалетной бумаге? Ответив на этот вопрос, мы придём к закономерной мысли: какое отношение имеет это мероприятие и люди, участвующие в нём, к тюменской поэзии?

То, что их признал поэтами господин Иванов, ничего не значит.  Он на протяжении многих лет возглавляет самое многочисленное графоманское объединение Тюмени и для него всякий, кто способен слепить четверостишье, поэт.

Да и сам он, обходными тропами пробравшись в Союз, считает себя писателем. От себя и пляшет.

Завершая разговор, хочется сказать: настоящую поэзию продвигать не надо. «Слово о полку Игореве» сколько веков пролежало? А нашли его, и зазвучало, бередя сердца:

«Не лепо ли ны бяшеть, братие, начяти старыми словесы…»

А то, что не звучит, растворится раньше, чем та туалетная бумага, на которой оно написано.

Виктор ЗАХАРЧЕНКО

0

3 комментария

  • Химера:

    А я вот тоже помню книги и газеты в туалете. Ну, не было туалетной бумаги, что ж поделать-то было… И ещё помню, что «Ямская слобода» как-то проводила конкурс частушек, и там была такая:
    А «Ямскую слободу»
    я на полочку кладу.
    С ней одной из всех газет
    не хожу я в туалет.

    1+
  • Белая лента. Продолжение…

    0
  • Стоит разрушить семью, а это делается, стоит уничтожить литературу, которая всегда была духовной пищей и выражением души народа, и народа не будет. Будет стадо. Пишу традиционно, читаю традиционную классику, туалетную бумагу только по назначению. Эпатаж раздражал у молодого Маяковского, а нынешние — зря стараются.

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: