Руководитель тюменского профсоюза: «Дальше будет хуже»

Представитель профсоюза «Наёмный рабочий» Евгений Казначеев рассказал, насколько сегодня актуальна борьба трудящихся и о положении рынка труда в Тюмени.

Евгений Казначеев

На фоне обыденной повестки в информационном пространстве о Навальном, декоммунизации и укреплении правых взглядов мало кто из СМИ уделяет внимание профсоюзной борьбе. Когда рабочие объединяются, чтобы улучшить свои условия труда или отстоять собственные социально-экономические интересы. Мне удалось взять интервью у одного из лидеров профсоюза «Наёмный рабочий» Евгения Казначеева. Недавно их активистов задержали за агитацию и раздачу профсоюзной газеты. Часть их печатных изданий забрали на экспертизу, чтобы установить есть ли в их материалах экстремизм или нет.

Почему возник «Наёмный рабочий»?

Наш профсоюз возник как ответ на ухудшение положения наемных рабочих. Ситуация осложняется с каждым днем: работа сверх установленного рабочего времени, ухудшение условий труда, выполнение одним сотрудником нагрузки за 2-4 человек. Конечно, платят ему обычную ставку, а не за троих. Да и отношение к работнику стало походить на отношение барина к холопу: захотел уволил, захотел обматерил. Как будто трудового кодекса не существует, и работодатель волен поступать с подчинённым как ему угодно.

Развиваясь и изучая профсоюзное законодательство, мы пришли к тому, что организовали профсоюз по территориально-производственному принципу.

Что это значит?

Производственный принцип означает, что первичные ячейки профсоюза организовываются на конкретных предприятиях его работниками. Это основа любого крупного и сильного профсоюза.  Территориальный принцип означает, что мы не ограничиваем его рамками узкой специальности. Ведь как часто бывает: сегодня ты рабочий промышленного предприятия, завтра ты продавец, а послезавтра грузчик. Поэтому в наш профсоюз территориально входят люди различных профессий. Но всех нас объединяет желание улучшить условия жизни и не допустить наглого отношения к человеку труда.

Какой плюс от такой структуры?

Дело в том, что на начальном этапе опасно раскрывать членов профсоюза. Руководство начинает репрессии против них. Например, агитацию на проходных завода выполняют лица, которые работают на других предприятиях, чтобы тем самым обезопасить профсоюзных активистов на предприятии.

Сейчас «Наёмный рабочий» стал площадкой, куда работники могут обратиться, чтобы рассказать о проблемах и обсудить, как лучше бороться. Отношения в профсоюзе построены на рабочей солидарности. Поодиночке мы не могли бы бороться с тем скотством, которое творится во многих трудовых коллективах. Когда мы объединились, то у нас появились ресурсы: теперь есть возможность и газету писать и печатать, и к юристам обращаться, и знакомиться с другими подобными коллективами профсоюзных активистов в других городах.

С кем вы сейчас наладили контакты для обмена опытом?

Мы сотрудничаем с коллективами, которые издают газеты «Факел» и «Молния». Мы уже поняли, что рабочее объединение и организация решает те проблемы, с которыми не может справиться один человек.

Опять же часто возникает вопрос: «Кто же вас финансирует». Никто не финансирует, мы работаем и часть своей зарплаты в виде профсоюзных взносов отдаем на печать. Это – инициатива снизу, и по России уже появляется много подобных организаций, что радует.

Чем занимается ваше движение?

Наш профсоюз, по сути, раскрывает глаза на существующую систему общественных отношений. Указывает с научной точки зрения причины ухудшения положения работников. Показывает, как можно бороться за свой интерес, как отстаивать свои права. Участвует совместно в разработке и осуществлении этой борьбы.

Сегодня большая часть людей далеки от теории, поэтому расскажи, кто такие рабочие?

Это, я как понимаю, вопрос больше научно-теоретический? Почти 200 лет назад наиболее прогрессивными экономистами было открыто, что все общество живет только за счет труда тех, кто непосредственно производит материальные блага или занимается их транспортировкой и доставкой, т.е. это промышленные рабочие. Именно эта категория наемных работников делится со всеми остальными частью своего труда – учителями, врачами, программистами, водителями, бухгалтерами и т.д. И это легко увидеть по российской действительности. Те моногорода, откуда уходит промышленность, превращаются в призраки. Например, из российских – это чаще всего добывающая промышленность – Хальмер-Ю, Промышленный, Кадычкан, Иультин, Юбилейный.

Какое положение рынка труда в Тюмени и соседних городах?

Пик роста безработицы в Тюменской области пришёлся на август 2020 года, без работы тогда оказалось 39,8 тысяч человек. Причём в январе 2020 года этот показатель составлял 4,3 тысячи. Сегодня по официальной статистике более 20 тысяч в поисках работы. По сравнению с августом ситуация улучшилась, однако всё равно наблюдается общее ухудшение. Предложить готовы 28 000 рабочих мест. Примечательно, что картинка, которая изображается в статистике, выглядит как правило лучше того, что выходит на деле. Многие из предлагаемых мест либо есть только на бумаге, либо из разряда продавец недвижимости или разносчик еды, либо с зарплатой, при которой тяжело прокормить даже себя, в районе 12-16 тысяч.

Рабочие места в первую очередь создаются на промышленных предприятиях, но в Тюмени с 90-х были уничтожены или влачат жалкое существование: КСК, АТЭ, Станкостроительный, Судостроительный, Сапоговаляльная фабрика, ДОК «Красный Октябрь», Строймаш, овчинно-меховая фабрика.

В принципе в целом по стране идет сокращение рабочих мест, значительное понижение реального содержания уровня зарплат, т.е. уменьшается то количество товаров и услуг, которые может за свою зарплату приобрести человек. Поэтому год от года мы видим увеличение трудовых конфликтов. Так, по данным сервиса «Забастком» в 2018 их было 216, в 2019 их было 595 в 2020 было 713. Причем не все конфликты выходят наружу. Часто собственники очень быстро дают подачку, чтобы не будить лихо.

Как вы помогаете людям?

Все зависит от конкретных ситуаций. Были случаи, когда работника попросили уволиться по собственному желанию, чтобы сэкономить на обязательных выплатах. Мы помогли уйти по соглашению сторон с выплатой двух окладов. Были и другие мелкие победы небольших коллективов.

Мы помогаем рабочим организовать вокруг себя коллег, потому что на самом деле все решает коллектив и его совместные творческие действия – будь то моральное давление, различные акции, привлекающие СМИ, массовый выход из «ручных» профсоюзов, работе по всем правилам, что уменьшает выработку, а значит и прибыль и т.д. Сильный, сплоченный коллектив, который знает, как бороться, может добиться даже смены зарвавшегося руководства. Здесь в пример можно привести результаты борьбы профсоюза на Качканарском горно-обогатительном комбинате.

Мы действуем недавно, с августа 2020 года, поэтому и сами набираемся опыта, учимся. Сейчас у нас идет профсоюзная кампания, которая в случае успеха сможет улучшить условия труда тысячи человек. Но пока мы не можем раскрывать подробности о ней.

А можно полюбопытствовать, почему ты работаешь как вол, а денег не видишь?

Рабочий день рабочего делится на 2 части. Одну часть он работает на себя, свою зарплату, вторую часть дарит собственнику. Грубо говоря, я отработал 8 часов, а в реальности мне заплатили за 4, а остальные 4 часа я подарил руководству. И так изо дня в день в течение десятилетий. Это и есть прибыль. Хотя кажется, что мне платят именно за 8, но это только видимость.  Экономическая наука развеивает туман и показывает, что не платят нашему рабочему брату всё, что он заработал. Так на простом языке выглядит трудовая теория стоимости.

У руководства есть множество методов, как выжать побольше в свою пользу. Сюда можно отнести пресловутую оптимизацию, когда сокращают штат, а нагрузку распределяют между оставшимися сотрудниками, но зарплата остаётся прежней. Получается сколько собственник получит прибыли за счёт эксплуатации труда своих рабочих?

И как же устанавливается граница – за сколько часов я получу зарплату, а сколько у меня заберут?

Только борьбой она устанавливается и никак иначе. Кто борется, тот отодвигает эту границу и начинает получать деньги за 5 часов работы, но всё равно «дарит» 3 часа собственнику предприятия. Это есть эксплуатация труда. Поэтому борьба работников справедлива, мы всегда боремся не за чужое, а за своё кровное.

Кстати, в СССР прибыль с предприятий шла не в карман к отдельному небольшому кругу лиц, а в общественные фонды потребления, из которых в виде пенсии, медицины, образования, науки, санаториев, домов культур возвращалась обратно к рабочим т.е. не было кражи труда.

Этого государства давно нет. Лучше расскажи, какие есть инструменты борьбы у рабочих? Сложность в том, что трудовое законодательство переписали в пользу частного дела и даже закон о профсоюзах «порезали».

Основные инструменты борьбы — это коллективные действия, освещение в СМИ и юридическое сопровождение. Решающее значение принадлежит коллективным действиям. Письма в прокуратуру и инспекцию труда, а также в другие инстанции является именно сопровождением коллективных действий. И опять же СМИ тоже реагируют именно на коллективные действия. Поэтому первое, что надо сделать работникам, которых уже достали условия труда, это собрать коллектив.

Просто по живому режешь. Прости, я был свидетелем множества неудавшихся попыток организовать коллектив. Всегда это заканчивалось увольнением зачинщиков. Как его организовать?

Да, знакомо. Это довольно долгая и кропотливая работа. Все начинают прикрываться «у меня семья, ипотека, хомячок». Лучше всего начинать с мелких шагов, например, обговорить с каждым коллегой, что его не устраивает на работе, какие проблемы он считает важными и требующими решения, готов он, что-то делать – подписать коллективное письмо, съездить к юристу, поговорить с другими коллегами по этой теме.

Я про это же: в курилки все готовы идти до конца, а на деле…

Важно не просто поговорить в курилке, а написать список на бумаге со всеми проблемами, со всеми людьми, которые «за», «против» или сомневаются в необходимости что-то делать. Кажется, что это какая-то мелочь, но это уже ощутимый результат первого шага, это уже втягивание людей в решение общих проблем. Далее собираем небольшую группу лиц, ищем самую важную проблему для всего коллектива, которая может привлечь сомневающихся, колеблющихся. Далее планируем профсоюзную компанию, где каждое действие занимает свое место и время. Просчитываем все риски и пишем памятки как действовать, если какой-то из них произошел. Например, заблокировали пропуск на работу, что делать? Вызывают на разговор к руководству одного из активистов, что делать и т.д.  Это кропотливая работа, но она важна и, как показывает опыт, приносит ощутимый результат.

У вас есть газета, расскажи подробнее о ней.

Да мы издаем одноименную газету. Её цель – доносить условия труда на различных предприятиях Тюмени, показывать, как и где работники борются, каких результатов достигают. Так же приводим примеры успешных действий работников по всей России и СНГ. Показываем, что рабочие отдельного предприятия, целой Тюмени не одиноки и их товарищи в других городах имеют те же беды, и также начинают бороться за себя. И всем нам необходимо протягивать друг другу руку и действовать сообща, создавать всероссийские организации рабочих, вместо существующих сегодня «карманных желтых» профобъединений.

Накануне вас задержали, есть предложение чем это вызвано?

Да. 11 февраля. Мы раздавали нашу газету около проходной ГМС «Нефтемаш». Выходил охранник спрашивал, какая у нас машина и ее номер, на что конечно не получил ответа. Но в итоге, после раздачи мы уже отъехали от предприятия и в это время нам преграждает путь полицейская «газель». Выходят из нее пять сотрудников полиции. Скорее всего это были сотрудники уголовного розыска. Просят запарковать машину и проехать с ними для «выяснения всех обстоятельств». В отделении нас опросил сотрудник Центра «Э», участковый взял объяснения и изъял газету, чтобы изучить её на предмет экстремизма. Все это продлилось около 4 часов.

Центр «Э» – это серьёзно! Будто вы террористы какие-то…

Тут в чём странность и необычность ситуации. Если охранники просто позвонят в полицию, то приезжает не уголовный розыск, а патрульно-постовая служба, которая смотрит документы, газету и уезжают, не видя никакого состава преступления. Поэтому, по моему личному мнению, это своего рода месть за то, что мы во втором номере газеты опубликовали статью, где указали исходя из финансовой отчётности «Нефтемаша», что работники получили за свой труд 1/3 заработанного, а 2/3 пошло в чистую прибыль т.е. в доход собственникам предприятия. Это им очень не понравилось, т.к. статья вызвала бурные обсуждение со стороны рабочих. А в отделе полиции один из сотрудников сказал, что подобными статьями «мы призываем рабочих к свержению руководства предприятия». Вот так вот. Применение экономической теории к финансовому отчету конкретной организации – это оказывается призыв к свержению. Интересно как скоро мы дойдем до того, что будем книги сжигать, которые противоречат интересам собственников предприятий?

Кто такие левые и много ли их в Тюмени?

Довольно сложный вопрос. Среди левых имеются группы и организации самых различных взглядов, но нам кажется, что особенно среди них выделяются так называемые марксисты. Что касается марксистов Тюмени, то мы знаем, что в нашем родном городе есть Марксистское рабочее объединение «Молот». Их вы легко сможете найти во «ВКонтакте». Ребята просвещают массы, организуют кружки, где изучается история и экономика.

Непривычно слышать, что в XXI веке, в стране с антисоветской риторикой есть «марксисты». Какие у них взгляды, вообще, что они делают?

Марксисты прежде всего выступают за социальное государство. За то чтобы не было эксплуатации труда т.е. чтобы все предприятия были в государственной собственности и прибыль с них шла на общественные нужды. Собственно, это распределение мы видели в СССР, и поэтому сегодня история Страны Советов и очерняется «дефицитами», «кровавым террором» и т.д., понятно, конечно, в чьих интересах. Попутно нам каждый чиновник говорит мягко «Государству пора отходить потихонечку от патернализма» или те, кто поглупее «Государство Вам ничего недолжно».

Какие дашь прогнозы, что будет дальше?

Дальше будет хуже. По данным Oxfam, имущество 1% населения Земли больше имущества оставшихся 99%. Такого неравенства между трудящимися и собственниками еще не было в истории. Капиталисты выжимают и будут выжимать из рабочего все больше и больше, заставляя его работать все быстрее, дольше и дешевле. Это ведет к обострению противоречий, вплоть до открытых уличных боев, что в США, когда было захвачено часть города, что во Франции с «желтыми жилетами», что в Ливане, что в Индии. Вся планета превращается в пороховой погреб.

Кто не борется, тот скатывается в нищету и молчаливо позволяет забрать всё, что у него пока есть. Такова еще одна научная истина. Наша борьба, товарищи, справедлива. И надо бороться за наш рабочий интерес, иначе через 10-15 лет наши дети скажут: «Пап, а почему у меня 12-часовой рабочий день и школу пришлось бросить после 9 класса т.к. все равно толку от 10-11 класса нет, ведь в университет я не поступлю. Пап, как так вышло?».

Лев ГУЛЯЕВ,

фото автора

Евгений Казначеев рассказывает коллегам о профсоюзной кампании

 

2+

Развитие событий

6 дней назад Представителей газеты трудящихся Тюмени "Наёмный рабочий" задержали и увезли в полицию
17.02.2021 Этот материал