Миша в Бруклине: Саакашвили скрывается от грузинского правосудия

Над Михаилом Саакашвили продолжают сгущаться тучи. Пока бывший грузинский президент ведет беззаботную жизнь в Нью-Йорке, разъезжая на велосипеде по Бруклину, в Грузии на него заведено уже несколько уголовных дел. Тбилисский суд арестовал счета и имущество Саакашвили, а его самого объявил в розыск. Но неужели американцы списали Саакашвили со счетов и откажут ему в своем покровительстве?

Помните, в кинофильме «Мимино» Рубен Хачикян (актер Фрунзик Мкртчян) говорит: «Я такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему, что кушать не могу»?

Личную неприязнь к Михаилу Саакашвили сегодня испытает большинство населения Грузии. За девять лет его правления накопилось столько коррупционных скандалов, загадочных смертей и кровавых событий, что многие уверены: бывшему президенту место только в тюрьме.

А ведь после «революции роз» на Саакашкили смотрели с надеждой. Вот, например, мнение, бывшего премьера Нино Бурджанадзе, которое она высказала в документальном фильме «Удар властью»:

«До инаугурации Саакашвили был одним человеком, а после   инаугурации он сразу же на 100 % изменился, и когда во время одного из споров мне Саакашвили сказал: ты не понимаешь, мы мессианское правительство, я вот именно тогда по-настоящему испугалась. Я сказала: вот это начало нашего конца».

Но мессианство Саакашвили понимал по-своему. Его деградация к концу президентского срока стала просто вызывающей. Он даже не стеснялся появляться на людях в неадекватном виде.

Например, на кадрах церемонии строительства нового храма в Тбилиси у Саакашвили заплетаются ноги, а взгляд явно затуманен сильно действующими препаратами. В итоге, он буквально рухнул в кресло патриарха. Впрочем, употребление наркотиков – это, пожалуй, самое безобидное, в чем обвиняют Саакашвили.

Став президентом, он начинает узурпировать власть.

Первым тревожным звонком стала загадочная гибель в 2005 году премьер-министра Зураба Жвании. Сам Шеварднадзе называл именно его наиболее вероятным своим преемником. Ясно, что такого конкурента Саакашвили опасался, поэтому официальная версия отравления Жвании угарным газом многим до сих пор кажется неправдоподобной.

А в феврале 2008 года случилась еще одна загадочная смерть. В Лондоне внезапно умер миллиардер Бадри Патаркацишвили. Богатый и упертый, он был главным кандидатом на пост президента от грузинской оппозиции. Интересно, что после его смерти под контроль Саакашвили перешли многие активы миллиардера. Причем телекомпания «Имеди» была просто захвачена соратниками президента.

Передел собственности в Грузии и переход бизнеса под контроль ближайшего окружения Саакашвили велся почти повсеместно.

В числе кровавых преступлений режима Саакашвили, безусловно, силовые разгоны оппозиционных митингов. Наиболее жестко полиция действовала в мае 2011 года. Тогда на митинге оппозиции в Тбилиси грузинским спецназом были убиты пятеро протестующих и около сорока ранены.

По приказу Саакашвили против оппозиционеров велись настоящие репрессии. За решетку были брошены сотни политзаключенных.

«В маленькой Грузии, где четыре миллиона населения от силы сейчас реально, триста тысяч человек прошли через тюремную систему за девять лет. Количество заключенных на душу населения – первое в Европе» (Александр Чачия, председатель народного движения «Самегрело»).

Стеклянное здание грузинского МВД с прозрачными стенами было гордостью Саакашвили. Однако на деле за стеклом творился настоящий полицейский произвол.

Осенью 2012 года достоянием общественности стали случаи жестких пыток в грузинских тюрьмах. Интернет пестрил десятками видео с издевательствами над заключенными. Однако  истинные виновники этого беспредела до сих пор не наказаны, – говорит грузинский оппозиционер  Леван Пирвели, которому пришлось бежать от режима Саакашвили в Австрию.

«Естественно даже смешно. Те обвинения, которые выставлены Саакашвили, на весах, они, наверное, 5-10 % из тех реалий, которые знают все» (Леван Пирвели, экс-депутат парламента Грузии, член европейского совета грузинской оппозиции).

Одна только пятидневная война в августе 2008 года тянет на пожизненное заключение, однако официально Саакашвили предъявлено обвинение в растрате пяти миллионов долларов госсредств, превышении должностных полномочий по делу о разгоне оппозиции в 2007 году и разгроме компании «Имеди» с последующим присвоением активов семьи Бадри Патаркацишвили.

Суммарно Саакашвили грозит 11 лет тюрьмы. Его активы арестованы, а сам он объявлен в Грузии в государственный розыск. Но вот последует ли за этим подлинное преследование?

Судя по этим фотографиям, Саакашвили неплохо себя чувствует в Нью-Йорке и у него по-прежнему влиятельные покровители в США.

Q1gT1uIC2pA

L3GusfL0jdc

cMTRHifESMw

Впрочем, это поддержка постепенно слабеет, считает Максим Григорьев, автор книги «Режим Саакашвили. Что это было».

«Безусловно, ближайшие друзья Саакашвили – и Маккейн, и группы лоббистов, связанных с Маккейном, которых Саакашвили напрямую финансировал – копии этих контрактов есть у меня в книге – как это делалось, какие деньги из грузинского бюджета Саакашвили тратил на лоббирование своих интересов в Соединенных Штатах – это, в общем-то, все известно, так вот, эти люди какое-то определенное время будут еще его как-то пытаться прикрывать, но это будет происходить на таком чисто словесном уровне» (Максим Григорьев, член Общественной палаты РФ).

Новость о том, что США отказали Саакашвили в рабочей визе, заставила некоторых наблюдателей заговорить о неминуемом возмездии, которое скоро постигнет бывшего грузинского президента: мол, Вашингтон больше не собирается поддерживать своего протеже. Но так ли это?

Американский политолог Дмитрий Саймс убежден, что администрация Обамы будет и дальше закрывать глаза на грехи Саакашвили.

«Я не хочу сказать, что Соединенные Штаты такое поведение поощряют, но чтобы это вызывало искреннее негодование, которое бы определяло отношение к Саакашвили как к политику, как к государственному деятелю – этого нет… Обычный политик из постсоветского региона, который на данном этапе мало что собой представляет, но если его политическая биография пойдет вверх, то я думаю, что особых возражений против него у администрации Обамы тоже не будет» (Дмитрий Саймс, президент вашингтонского центра национальных интересов).

Но есть ли шансы у Саакашвили вернуться в политику?

По мнению грузинского оппозиционера Левана Пирвели, многое будет зависть от него самого. В Грузии по-прежнему есть соратники Саакашвили во власти, которые мечтают о реванше.

«Я могу открыто сказать: «саакашвилевцы» готовят государственный переворот. В этом году. И поэтому это, скорее всего, будет такой дворцовый переворот. И в надежде привести абсолютно те фигуры, которые если не совсем лояльные будут к Саакашвили (во всяком случае, как минимум, усиление его национального движения в этом перевороте), то людей, которые абсолютно согласованы с американцами» (Леван Пирвели, экс-депутат парламента Грузии, член европейского совета грузинской оппозиции).

И все же США вряд ли будут делать ставку на одну и ту же фигуру. Эффективнее найти новое и незапятнанное лицо, а значит у Саакашвили гораздо больше шансов продолжать поддерживать нынешнюю киевскую власть или даже оказаться на скамье подсудимых, чем вернуться в политику. Слишком сильно он себя дискредитировал в глазах грузинского народа и слишком велик шлейф уголовных дел, который тянется за ним. На Западе на это закрывают глаза, но отмыться у Саакашвили вряд ли получится.

Андрей БАТАЛОВ

0

6 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: