Об атаках на российскую историю

И вновь об истории. Живой истории. Живой потому, что она сегодня существенна как никогда. И потому, что на нее регулярно покушаются Яценюки и Схетыны. Совсем недавно глава МИД Польши вновь выступил с провокационным заявлением против проведения парада Победы в Москве. Как говорится, его забыли спросить. При этом Схетына заявил, что не он намерен извиняться перед Москвой за свои высказывания.

Да уж, министры иностранных дел у Польши как на подбор. Один, Сикорский, все рвался с нами воевать, сравнивал военные потенциалы НАТО и России, подсчитывал танки и пушки. Второй никак не успокоится по поводу значившейся 70 лет назад войны.

Черчилль, Рузвельт и Сталин

Черчилль предлагал встретиться на нейтральной территории – на Мальте или еще где-нибудь. Провести встречу на территории СССР, несущего на себе основные тяготы мировой войны, предложил Сталин. Лидеры Запада согласились с аргументами советского лидера. В итоге конференция прошла в только что освобожденной от фашистов Ялте.

Именно в Ялте были приняты решения, определившие судьбу не только послевоенной Германии, но и судьбы Европы и мира. Сталин, Рузвельт и Черчилль покидали саммит довольными. Путем взаимных уступок им удалось найти устраивавшие их компромиссы по многим сложным вопросам. К тому же Ялта решила главную задачу, которая перед ней стояла – создать механизм обеспечения мира на длительную послевоенную перспективу.

Гжегож Схетына

Впрочем, многие нынешние лидеры Европы и Америки давно уже взяли курс на переоценку ялтинских договоренностей.

«В современных условиях западным странам очень важно сказать, что Ялтинская конференция была торговлей между Сталиным и Рузвельтом за будущее, и что там Сталин выворачивал руки, были приняты какие-то решения под давлением Советского Союза именно для того, чтобы иметь полную возможность пересмотра послевоенных решений. Поэтому западным державам нужно, прежде всего, как можно больше принизить значение Ялтинской конференции»  (Константин Залесский, историк).

«Эмоциональное раздражение по поводу России, которая ведет самостоятельную политику, она уже застилает ум. Видно, что Европа несовместима с рациональным мышлением, которым Европа так всегда гордилась» (Юрий Поляков, главный редактор «Литературной России»).

Впрочем, возможно, что в данном вопросе Европа несамостоятельна в оценках.

Еще в начале 2000-х, выступая в одной из прибалтийских столиц, экс-президент США Джордж Буш-младший публично поставил на одну доску преступный Мюнхенский сговор 1938 года и решения Ялтинской конференции.

«Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стерты, и эти границы исчезли. Больше не будет ни Мюнхена, ни Ялты», – заявил он, фактически уровняв фашистскую Германию и Советский Союз.

В устах американского президента эти заявления прочитывались однозначно. Восточная Европа отныне не будет сферой влияния ни Германии, ни России. Отныне это сфера влияния США.

Скорее всего, именно желанием понравиться новым хозяевам Европы можно объяснить нынешние упражнения восточно-европейских политиков в поиске наиболее экзотических мест для проведения праздничных мероприятий по случаю Дня Победы.

Главная цель этих упражнений – помешать Москве стать главным местом торжеств. Например, президент Польши Бронислав Коморовский предложил провести основные мероприятия не в российской столице, а на территории Польши, на мысе Вестерплатте в Гданьске, обстрелянном фашистами в первый день войны 1 сентября 1939 года.

Коморовский заявил, что намерен собрать 8 мая этого года в Гданьске всех мировых лидеров, явно рассчитывая на то, что на следующий день, 9 мая, мало кто из них доберется до Москвы.

Юрий Поляков

«Это абсолютно в рамках такой русофобской политики Польши, и они выступают у НАТО, знаете, как такой подросток-задира, ну, что здесь сказать – Польша, которая сначала пыталась заигрывать с фашистской Германией, потом молниеносно проиграла войну, утратила свою государственную независимость, свое государство утратила, и вернула ее благодаря Советскому Союзу – ну, конечно, обидно вспоминать, что великая Польша так позорно сработала. Вот теперь они и пытаются бороться и с Россией, и со своими историческими комплексами» (Юрий Поляков, главный редактор «Литературной России»).

«Ханжеские слова Коморовского по поводу того, что нашей целью не является испортить праздник Москве, это, естественно, исключительно фигура речи. Их надо понимать в диаметрально противоположном смысле, тем более, что Схетына совершенно конкретно, уже в другом интервью, заявил, что 9 мая, День победы, – это триумф Москвы, и мы должны этот триумф у нее забрать» (Константин Залесский, историк).

Ради достижения этой цели известный своими скандальными заявлениями министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына готов даже спорить с главой собственного государства. На прошлой неделе он заявил, что неестественно, когда окончание войны отмечают там же, где она началась, т.е. в Гданьске. Берлин ему видится более подходящим местом.

«Почему все так легко привыкли, что именно Москва то место, где отмечают окончание военных действий, а не, например, Лондон или Берлин, что было бы еще более естественным? Мы должны быть готовы организовать эти торжества. Говорю о странах Западной Европы и союзниках тех, кто привел к победе в 1945 году» (Гжегож Схетына, глава польского МИД).

«Цель, естественно, абсолютно целенаправленная – чтобы отделить праздник Победы, который празднуют у нас, который для нашего народа является Великим Праздником, отделить его от победы во второй Мировой войне, т.е. сказать, что вот вся Европа, весь цивилизованный мир, естественно, празднует День Победы 8 мая и празднует его не в Москве, и вот это и есть завершение Второй мировой войны, а что там празднует Советский Союз и нынешняя Россия, это их личное дело, пусть что хотят, то и празднуют, это не имеет никакого отношения к окончанию Второй мировой войны – в принципе, вот это главная цель» (Константин Залесский, историк).

Между тем, историческая правда состоит в том, что именно на СССР пришелся основной удар фашистской Германии. И именно Советский Союз внес решающий вклад в разгром гитлеризма.

Советский Союз принял на себя самый мощный удар, он потратил на это больше всего жизней своих граждан, больше всего материальных ресурсов и одержал ключевые победы, потому что исход войны решил все-таки Сталинград, Курская дуга и взятие Берлина, а не Ла-Манш и не африканские операции экспедиционного английского корпуса.

Данные о потерях союзников красноречивее всяких слов свидетельствуют об этом:

— СССР – 27 млн.;

— Польша  – 6 млн.;

— Югославия – 1,6 млн.;

— Франция – 0,6 млн.;

— США – 0,4 млн.;

— Великобритания – 0,36 млн.

27 миллионов советских граждан погибло в годы войны – в 60 раз больше, чем американцев и почти в 80 раз больше, чем англичан.

Еще совсем недавно с такой оценкой не спорили даже такие очевидные русофобы, как Збигнев Бжезинский.

Несколько десятилетий назад он писал:

«Парадоксально, что разгром фашистской Германии повысил международный статус Америки, хотя она и не сыграла решающей роли в военной победе над гитлеризмом. Заслуга достижения этой победы должна быть признана за сталинским Советским Союзом» (Збигнев Казимеж Бжезинский).

Кстати, такого же мнения придерживались и современники событий – не только солдаты и офицеры, но и лидеры антигитлеровской коалиции Рузвельт и Черчилль, иначе они бы просто не поехали в Ялту согласовывать планы по окончательному разгрому фашистской Германии и милитаристской Японии, иначе бы история Европы и мира в целом пошла бы по совсем иному пути.

И если бы история пошла бы по совсем другому сценарию, то сегодня не было бы и Польши, и об этом совершенно не лишним помнить польским руководителям.

Виктор КОЛМОГОРОВ

0

3 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: