Анатолий Сушинских: особенности судопроизводства в Тюменской области 

Председатель Тюменского областного суда сегодня рассказал на пресс-конференции об итогах работы в 2015 году. По его словам, в суды общей юрисдикции поступает всё больше дел (на 50 тысяч к уровню 2014 года), растет нагрузка на судей. В условиях кризиса основные тенденции: споры о праве собственности на землю (рост за год – плюс 300%), брачно–семейные споры, трудовые споры и нарушения налогового законодательства. На 33% стало больше исков банков к должникам, а всего их в 2015 году было 9732. Прогноз – оптимистическим не назовешь – в 2016 году их будет еще больше, считает Сушинских.  

d7-tR_Y89as

— Уменьшение количества финансовых средств в стране приводит к увеличению споров. Времена совсем непростые, — пояснил Анатолий Михайлович.

По его словам, споры за землю связаны с двумя основными причинами. Первая, — введение при налогообложении кадастровой стоимости участка, что увеличивает размер платежа. Вторая, — последствия сокращения сельхозяйственной деятельности и изменения федерального закона «Об обороте земель селькохозяйственного назначения».

«В три раза за год увеличилось количество дел по земле. Колхозы (совхозы) выделяли землю работникам по паям. Большое количество земли остается необработанным. Восстанавливать ее очень сложно. Органы местного самоуправления поселений должны выявлять и предупреждать недобросовестных владельцев и должны запускать в оборот. Действует система штрафов. И, наверное вы слышали, что в Государственную думу РФ внесен законопроект, предлагающий изымать участки у владельцев, которые не могут ее обрабатывать.  Поэтому в сельских районах сейчас активно идет процесс оформления земельных участков. Люди идут в суды, чтобы подтвердить свое право собственности».

Сушинских высоко оценил практику слияния судов общей юрисдикции и Арбитражных судов.

«К сожалению,  так получалось, что в некоторых случаях позиции расходились даже по одному и тому же правовому случаю – принимались противоположенные решения. Таково быть не должно».

Ярким примером такой сомнительной судебной практики, вносящей большую долю скептических замечаний и недоверия к судам вообще, стала тюменская история казака Афанасьева, чью конюшню разрушили судебные приставы 19 февраля 2016 года.

Районный суд признал право на земельный участок за Афанасьевым, а арбитражный по иску ООО «Гудвил», принял противоположенное решение, в рамках исполнения которого, база конно-спортивного клуба «Русская Тройка» с 29-летней историей была полностью разрушена.

Жаловался председатель Тюменского областного суда на большую нагрузку на судей.

«По некоторым участкам доходит до 400 исковых заявлений в год — на одного мирового судью. Не все такую нагрузку выдерживают. Даже у нас в областном суде за год 9 человек подали заявления об отставке. А это 10%, практически, от общего состава. И в районных судах люди уходят. Сложная работа. Нас не сокращают. Мы остаемся в том же составе. Только люди не выдерживают».

Еще больше увольнений по собственному желанию среди помощников и секретарей судей. По словам Сушинских, — до 50% обновляется их состав за год. Причина – низкий уровень оплаты труда (15-17 тысяч рублей) при чрезмерной нагрузке. Анатолий Михайлович сказал, что в Госдуму внесен проект, который призван решить эту проблему путем закрепления норм трудовых обязанностей сотрудников судопроизводства, но пока рассмотрение проекта откладывается.

О справедливости

Речь зашла на пресс-конференции и о решении судебной коллегии по делу бывшего главы администрации Тюменского района Андрея Линника. В июле 2015 года суд признал Линника виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 289 (Незаконное участие в предпринимательской деятельности), части второй статьи 285 (Злоупотребление должностными полномочиями главой органа местного самоуправления), части четвертой статьи 159 (Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере).

По совокупности преступлений суд назначил Линнику пять лет лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Приговор вызвал большой резонанс – он явно не способствовал антикоррупционной риторике высших должностных лиц страны.

3 декабря 2015 года судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда отклонила апелляционное представление прокуратуры области и частично удовлетворила апелляционные жалобы Андрея Линника и его адвоката, изменив приговор. Коллегия переквалифицировала действия Линника с ч. 2 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями главой органа местного самоуправления) на ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), освободив от наказания по ч.1 ст. 285 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, которые составляют шесть лет со дня совершения указанного преступления. Ввиду переквалификации действий судебная коллегия постановила снизить назначенную Линнику приговором Тюменского районного суда условную меру наказания с 5 лет лишения свободы до 4 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Председатель Тюменского областного суда Анатолий Сушинских сравнил дело Линника с делом фигурантки дела «Оборонсервиса» Евгенией Васильевой.

— А как вы видите справедливость? Конечно, приговор должен быть законным, справедливым, так сказать, гуманным. В качестве принципов вынесения решений в первую очередь записано: гуманность и возможность учесть все обстоятельства по делу. Но если судья не учтет что-то из заложенных принципов и смягчающих обстоятельств, то этот приговор будет подлежать изменению — в сторону смягчения.

По Линнику писалось много эпизодов про присвоение, злоупотребления. А по факту осталось всего несколько эпизодов, также как и по делу Васильевой. Следственный комитет говорил о миллиардах рублей в ущербе, а осталось всего в доказанном – на 200 миллионов. Но при условиях возмещения ущерба, признания вины, в том объеме, в котором предъявлялось, – мы все это должны учитывать.

В России у нас свое представление о справедливости у населения: если не посадили, то значит — не судили. Если человек не посажен, то значит — не наказан, какое бы другое наказание к нему ни применялось. Решение вынесено в соответствии с законом. Оно вынесено не вопреки нормам закона, а в соответствии с ними. Вышестоящий суд посмотрел, никаких нарушений в этом случае не было, прокуратура согласилась, приговор вступил в законную силу и является законным. И его, конечно, можно еще обжаловать, но по закону — не в сторону ужесточения наказания. И это не мы придумали, а депутаты Государственной думы РФ.

В общем, объяснения Сушинских дали четкое понимание происходящих чудес с мягкими приговорами в отношении коррупционеров. Их формируют законодательные нормы Уголовного Кодекса РФ, закрепленные решениями действующего состава Госдумы, принимавшем поправки, на втором месте: качество исполнения своей работы сотрудниками Следственного Комитета РФ. Понятно, что очевидные преступления — кражи магнитолы или коровы раскрываются проще и результативнее.

О доступности и открытости

Пользуясь случаем, не могла я не спросить о наболевшем. «Мы открыты для общества», — сказал в самом начале встречи председатель Тюменского областного суда. Пришлось напомнить о неприятном инциденте – 4 февраля 2016 года судебные приставы не разрешили видео-оператору информационного портала PARK72.RU войти в здание Ленинского райсуда города Тюмени. Хотя мы подали на имя его председателя по всем правилам оформленную заявку. Судья Ломакина запретила видеосъемку и присутствие общественности, сузив круг присутствующих на процессе до трех человек, включая истца и его адвоката. В тот день в открытом заседании (!) рассматривался иск юриста Юрия Рябцева к генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Очевидно, что судья Ленинского райсуда Светлана Ломакина максимально сужала пространство гласности — ведь в поданном Рябцевом иске фигурирует слишком много должностных лиц: сотрудников прокуратуры и тюменских судов, в том числе – и Ленинского районного, где в тот день и рассматривался иск Рябцева.

На мой вопрос об отношении к запретам судей пускать на открытые процессы журналистов и общественность Анатолий Михайлович ответил так:

—  Согласен с вами. Некоторые судьи не готовы к тому, чтобы работать полностью в открытом режиме. Мы над этим работаем. Мой принцип: если есть возможность, то надо человека пускать, любого, кто бы мог присутствовать. Во-первых, это дает возможность людям самим послушать, а во-вторых, — это повышает доверие к суду. И я своих коллег настраиваю только на это.

Я передала помощникам председателя Тюменского областного суда заявление в Квалификационную коллегию судей Тюменской области — провести проверку о нарушениях 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» 4 февраля в Ленинском районном суде города Тюмени.

Лара НЕКРАСОВА,

фото автора

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: