Внучка «чайного магната» — в Тюмени

Встречи с потомками тюменских купцов и меценатов на базе литературно-краеведческого центра становятся доброй традицией. В Тюмень ранее уже приезжали потомки купцов Жернакова и Колмакова. В минувшие выходные у горожан была возможность познакомиться с Инной Оровной Собенниковой, внучкой купца 1-й гильдии Василия Алексеевича Собенникова, известного торговца чаем и кожами. Инна Оровна и без оглядки на именитых предков – неординарная личность. Она – мама первой «Мисс СССР» Марии Калининой, которая уже более 25 лет живет в Лос-Анджелесе. Сама Инна Оровна с детства живет в Москве, увлекается краеведением. Свой путь в изучении истории родов, связанных с историей России, она начала с составления генеалогического древа своего супруга, который является потомком князя Куракина, свояка Петра I (оба они были женаты на сестрах Лопухиных). По иронии судьбы, именно Петр I в начале 18 века сослал в Сибирь из Петербурга непосредственных родоначальников сибирского рода Собенниковых, одним из потомков которых был и ее дед Василий Алексеевич.

Краеведы Инна Собенникова и Владимир Полищук

В Тюмень она приехала в первую очередь для того, чтобы поработать в государственном архиве, изучить местные краеведческие издания, выпущенные в свет небольшими тиражами, чтобы найти больше информации о своем сибирском предке, который прожил в Тюмени 12 лет и успел за эти годы многое сделать для города и завоевать авторитет у горожан. Но в связи с тем, что областной архив пока закрыт на ремонт и откроется не раньше 1 ноября, Инна Собенникова планирует принять участие сразу в нескольких краеведческих конференциях. Ей есть, что рассказать о своих прадедах. Даже времен Ермака… В Тюмени она пробудет 2 недели.

Детально заняться изучением истории своего рода ее вдохновил тюменский краевед Владимир Полищук, который увидел ее имя в списке участников крупной краеведческой конференции. Личное знакомство двух краеведов и сделало возможным поездку Инны Оровны в Тюмень.

Правда, доклад ее тогда был посвящен именитому роду Куракиных, генеалогию которого она восстановила по семейным архивам мужа и его родственников, по данным государственных и частных архивов вплоть до 14 века. Корни этого русского княжеского рода восходят, как выяснилось, к великому князю литовскому Гедимину, правившему в начале 14 века. В 16 веке двенадцать представителей рода были боярами, приближенными к царской династии, поэтому они участвовали в управлении страной, воспитании наследников, в усмирении бунтов и ведении войн, дипломатических миссиях, а также занимались благотворительностью и строительством храмов в разных уголках страны… Некоторые персоналии стали прообразами героев бессмертного произведения Льва Толстого «Война и мир». Но это, как говорится, тема для отдельного разговора. Род Куракиных очень интересный, судьбы практически каждого ее представителя крепко вплетены в канву российской истории.

«Двухтомник, посвященный истории рода Куракиных я издавала за свой счет. Он издан тиражом 500 экземпляров. Я – не профессиональный историк, я – краевед и взялась за эту работу для того, чтобы увековечить семейный архив и те материалы, которые были собраны по крупицам, — рассказала Инна Оровна. – После знакомства с Владимиром Владимировичем (Полищуком – Прим. авт.) я решила подготовить аналогичное издание по своим предкам. Историей семьи я, конечно, интересовалась и ранее. Есть семейные архивы, есть воспоминания… Но вплотную я занялась сбором информации о Собенниковых последние 2 года. Я побывала на исторической родине, в городе Кяхты, где жили мои предки и нашла очень много интересных сведений, которые позволяют по-новому взглянуть на историю Сибири».

Подробнее о деятельности Василия Алексеевича Собенникова рассказала краевед Светлана Чулкина.

Некоторые детали добавила к образу знаменитого тюменского купца и его внучка. Она поблагодарила всех, кто пришел на встречу  за интерес к истории ее семьи.

Василий Алексеевич был человеком широкой души, интеллигентным и предприимчивым. Он вкладывал деньги в различные производственные проекты (не только тюменские), щедро жертвовал их на благотворительность и вкладывал в поддержку образования, случалось — проигрывал их в карты… Он был невысоким, но очень сильным человеком. Говорят, мог пойти один в лес с ружьем и подстрелить в одиночку 10 медведей.

В Тюмень Собенников перебрался из города Кяхты, который считался в 19 веке поселком миллионеров, находился на границе с Китаем и был признанной купеческой Меккой, подпитывающей все ответвления Великого шелкового пути, по которым издавна караванами и повозками развозили товары во все концы света. Межгосударственная граница делила город Кяхты пополам, но она не была перекрыта, поэтому китайские и российские торговцы спокойно ходили друг к другу в гости, вели совместные дела. Василий Собенников был потомственным почетным гражданином города Кяхты. Купцами были и его отец, и его дед, и его братья… Один из братьев Василия – Петр – к слову, владел плантациями в Ташкенте и рядом крупных предприятий в Сибири.

«Чай продавался в очень красивых упаковках, которые специально заказывались и приводились из Китая, — рассказала гостья и показала найденные в российских музеях фотографии продукции, производимой предприятием ее деда. – Он не просто торговал прессованным – или как тогда говорили – кирпичным чаем, он был и производителем. Мне удалось выяснить, что у него были собственные чайные плантации в Китае».

Инна Оровна рассказала, что «чайной миссией» ее деда интересуются многие историки и краеведы. Упаковки чая торгового дома «Собенников и братья Молчановы» она находила среди экспонатов музея даже в Иркутске, хотя с этим городом история ее рода. Как ей казалось, совершенно не связана.

Зачем купец Собенников переехал в Тюмень и «города миллионеров»?

Краеведы склонны считать, что он приехал целенаправленно — по подсказке купца Колмогорова, который часто бывал в Кяхте и сообщил Собенниикову о том, что в Тюмени продается кожевенный завод Некрасова. Купец решил совершить выгодную сделку.

И сделал это. Переехав в Тюмень, потомственный предприниматель также купил дом у купца Якова Андреева (этот дом находится недалеко от современной филармонии. – Прим.авт), открыл торговый дом «Собенников и братья Молчановы» (компанию он основал совместно с братьями супруги).

В разное время Василий Алексеевич владел несколькими кожевенными заводами, один из них ему пришлось продать из-за карточного долга. Являлся почетным попечителем тюменского Александровского реального училища. Был соакционером пароходно- торгового товарищества «Г.Г. Иванов и К̊», акционером «Тюменской компании электричества», председателем биржевого комитета, администратором по делам товарищества «Н.Д. Машаров и К̊», владельцем конюшен, заимки по Ирбитскому тракту, домовладельцем. Он принимал активное участие в жизни города и даже был отмечен государственными наградами.

«Я побывала в городе Кяхты, который сейчас находится на территории Бурятии. С появлением железной дороги он потерял статус основного пункта обмена товарами с Китаем и сейчас пребывает в запустении. Если в 19 веке этот город сравнивали с Европой, то сейчас он выглядит скромным серым поселком, где далеко не в каждом доме есть элементарные коммунальные блага. Церкви – их в 19 веке там было несколько в большинстве своем заброшены, как и прежде богатые купеческие дома, — рассказала Инна Оровна. – Побывала в Троицкосавске, там мне показали небольшую деревню, где подавляющее большинство жителей — мои однофамильцы, Собенниковы. Познакомилась с одним из местных пенсионеров, увлекающихся краеведением, он оказался моим дальним родственником. Показал интересную книгу, изданную местными краеведами, из которой я узнала, что родоначальников сибирской ветки Собенниковых были братья, жившие во времена Петра Первого, который за нелегальную торговлю или торговлю запрещенными товарами, сослал их в Сибирь на постоянное проживание без права возврата в столицу. Они буквально пришли сюда пешком, работали, купили лошадей, занялись извозом и разведением лошадей, на чем и заработали первый капитал, который затем из поколения в поколение множился, вкладывался все в новые и новые проекты. Там мне даже указали так называемую Собенниковскую горку, где, оказывается, были в давние времена имения наших предков. Побывала на местном кладбище, где покоится немало людей с фамилией Собенников… Но, к сожалению, узнать, где чья могила невозможно… Местные власти почему-то решили построить стадион на территории кладбища, сгребли все надгробья трактором в одну большую гору, а потом, видимо, что-то не сложилось со стадионом – он так и не появился, а надгробья никто восстанавливать не стал».

Гостья рассказала и о том, как отразилась революция 1917 года на ее семье. Собенниковых лишили практически всего, что было нажито за долгие годы.

«У Василия Собенникова было шестеро детей. Азелла, Глариоза, Нина, Александр, Александра и Ор. Мой отец был младшим сыном. Меня воспитывала тетя Азелла, которая жила в Москве. В детстве я была окружена предметами антиквариата, в том числе китайскими картинами в оправе из слоновой кости, видела грубоватые перстни из золота. Редкой красоты ваза у нас была в коробке… Картины были такие, каких и в музеях-то нет… Все это постепенно с годами продавалось при необходимости и таяло… Тетя рассказывала мне, что успели в Москву из Тюмени отправить 13 обозов с самыми ценными вещами, но до Москвы в результате дошел только один. Мне многое было не понятно, когда я была ребенком. К примеру, мне говорили, что мой дед умер в тюрьме. Когда я спрашивала, за что его посадили, что он совершил? Мне говорили: «Ничего он не сделал, совершенно ничего, просто нужны были его деньги». Дед так и умер в бутырке. Многие тогда спасались бегством. Некоторым из наших родственников удалось сбежать в Париж и Англию — они заплатили очень много денег, чтобы покинуть страну. Вопрос стоял именно так — или жизнь, или смерть, поэтому отдавали все, что у них было… Мы не уехали. Мой отец из-за происхождения испытал немало трудностей. Много лет провел по тюрьмам. Он чудом освободился. Я родилась, когда ему было уже за 50… Он знал 5 языков и работал в университете, готовил проекты энциклопедий и словарей, но ему так ни один проект и не одобрили, указывали на его непролетарское происхождение».

На встречу с Инной Оровной пришли около трех десятков горожан. Все увлеченно слушали и задавали вопросы. И о дочери, и о дедушке, и о жизни в Москве.

«Вы представляете такой крепкий купеческий род, есть ли у вас предпринимательская жилка? И было ли хоть что-то возвращено вашей семье из отобранного во время революции имущества?», — спросил корреспондент PARK72.RU.

Предпринимательской жилки, по словам гостьи, у нее нет. Бизнес-экспериментов Инна Собенникова не совершала.

«В общем-то… О богатстве говорить не приходится. Мы живем обычной жизнью. Из того немного, что досталось от дедушки, мало что удалось сохранить. Мы бизнесом никогда не занимались. Я работала в Интуристе много лет, экскурсии проводила. Недавно была занятная ситуация… Дело в том, что Александра, еще одна моя тетя, одна из дочерей моего деда, вышла замуж за профессора из Германии, специалиста по орхидеям. Одна из ее дочерей погибла во время бомбежки Берлина. В общем, однажды мне написал мужчина, который выкупил в антикварном магазине Германии фотоальбом с 20 фотографиями, которые принадлежали как семье моей тети, жившей в Берлине. Альбом был подписан: «Маме». Он предложил мне выкупить его за 400 евро. У меня таких денег нет. То есть я, конечно, могла бы подкопить и приобрести, но не стала этого делать в том числе и по той причине, что считаю, что это слишком дорогая цена за фотографии. Тем более что продают кота в мешке — я не знаю, есть ли у меня такие же фотографии. Может быть там такие же фотографии, какие есть у меня. Их целый ящик. Их ведь не показывают до покупки… Выяснилось, что супруга этого мужчины использовала фотографии для подготовки научной работы. У нас завязалась переписка, я кое-какую информацию им сообщила о нашей семье, нужную им для работы… В благодарность они прислали мне одну из 20 фотографий из того альбом бесплатно… На этой фотографии – мой дед подписывает соглашение о сотрудничестве где-то в Тайване… У меня такого снимка не было. Если бы я была богата, то, конечно, просто купила бы этот альбом без лишних обсуждений. Что касается «Вернуло ли что-то государство». В общем-то, это российским законодательством не предусмотрено, все давно национализировано или разграблено. Я не для этого архивы изучаю. Считаю, что наша история — это наше главное богатство».

Недавно Инна Орова заинтересовалась вопросами влияния смешанных браков на внешность. И решила провести по этому поводу исследование, проследив на собственном примере и примере своих предков изменения в зависимости от «вливания крови» различных наций.

«Во мне есть азиатские черты. Темные глаза, темные волосы, кожа – не самая белая. И я не высокая. Когда ездила в Бурятию и Монголию, например, на меня не слишком много внимания обращали, считали, что я «местная». Откуда все это? Ведь наших предков сослали из Санкт-Петербурга. Я поняла, что азиатские черты привнесли женщины, которых брали в жены наши сосланные в Сибирь предки, — заинтриговала аудиторию Инна Оровна. — Я решила выяснить, какая кровь течет во мне, как мы получились такими, какие мы есть. Во время моей последней поездки к дочери в США я сдала кровь на анализ генотипа и получила интересные результаты. Оказалось, что на 95% во мне кровь европейского типа, остальное — в небольшом процентном составе — азиатская, корейская, якутская и бурятская кровь. Планирую детальнее изучить генеалогическое древо Собенниковых, поднять архивные сведения и фотографии, чтобы выяснить, когда эти компоненты и кем были привнесены. Возможно, удастся проследить и на фотографиях, как менялись черты от поколения к поколению. Думаю, это будет интересно не только мне, но и широкому кругу читателей».

Возможно, результатами этого исследования Инна Собенниковой поделится в своей будущей книге «Сибирь — земля моих предков», над которой сейчас работает.

PARK72.RU

0

Развитие событий

3 дня назад Внучка тюменского купца Василия Собенникова и мама первой «Мисс СССР» приедет в Тюмень
23.10.2017 Этот материал
1 неделя спустя Два дня «разгадок» тайн из истории сибирского купечества: в Тюмени пройдет краеведческий фестиваль