Российских ученых дискриминируют западными стандартами?! Тюменец подал в Верховный суд на Министерство науки и высшего образования РФ

Пока президент России призывает к импортозамещению и независимости от Запада, отечественных ученых заставляют стоять на коленях перед западными издателями, оплачивать их услуги. Количество публикаций в иностранных журналах продолжает оставаться одним из основных критериев оценки профессионализма в научной среде. «Индекс Хирша», цитируемость конкретного автора за рубежом посредством поисковых систем Web of Science и Scopus и количество публикаций в англоязычных изданиях  стали основным мерилом, на которое ориентируются российские вузы, «прицениваясь» к научным сотрудникам. Публикации в российских изданиях, фактически, не учитываются. Виной всему – стандарты, прописанные в одном из приказов Министерства науки и высшего образования РФ. Их-то и намерен отменить д.ю.н., председатель Совета регионального отделения Общероссийского общественного движения «Национально-патриотические силы России» в Тюменской области, до недавнего времени — профессор кафедры государственного и муниципального управления Тюменского государственного университета Владимир Осейчук. Иск к федеральному ведомству в Верховный суд страны он подал совместно с самарчанкой Натальей Бобровой, д.ю.н., профессором, заслуженным юристом РФ, профессором Тольяттинского государственного университета. Разбирательство состоится в Верховном суде РФ 19 ноября 2019 года в Москве. По мнению истцов, сложившаяся ситуация способствует злоупотреблениям: «низкая цитируемость» становится поводом для увольнения, смещения с должности, пышным цветом цветут посреднические конторы, которые берут с российских ученых деньги за «организацию публикаций в зарубежной прессе», но не гарантируют результат.

Тематическое фото. Источник — edunovosti.ru

Владимир Осейчук и Наталья Боброва требуют признать не действующими ряд норм, прописанных в одном из приказов Министерства науки и высшего образования РФ. Речь идет о пунктах 2.1, 2.2, 2.4, 2.5 приложения № 4 (в порядке главы 21 КАС РФ) к Приказу Министерства образования и науки РФ от 10 декабря 2013 года №1324. Согласно этим пунктам, показателями деятельности образовательной организации высшего образования, подлежащей самообследованию, в частности, являются:

— количество цитирований в индексируемой системе цитирования Web of Science в расчете на 100 научно-педагогических работников;
— количество цитирований в индексируемой системе цитирования Scopus в расчете на 100 научно-педагогических работников;
— количество статей в научной периодике, индексируемой в системе цитирования Web of Science, в расчете на 100 научно-педагогических работников;
— количество статей в научной периодике, индексируемой в системе цитирования Scopus, в расчете на 100 научно-педагогических работников.

Большинство российских вузов уже «проглотили» эту норму и «переложили ответственность за количество публикаций в зарубежных СМИ» непосредственно на сотрудников, поэтому претендентов на должности профессоров и доцентов они оценивают именно по этим параметрам.

Показатель цитируемости уже стал своеобразным рычагом давления. Неугодного можно уволить, не продлив с ним контракт, с ссылкой на недостаточное количество публикаций за границей. Либо при проведении конкурсных процедур можно отдать предпочтение тем, у кого «индекс цитируемости выше», хотя у конкурента может быть в десяток раз больше публикаций в российских СМИ на актуальные темы.

Осейчук и Боброва в иске напоминают, что показатели цитируемости в Web of Science и Scopus, во-первых, не дают объективную оценку профессионализму конкретного ученого, а во-вторых, их учет в качестве конкурентного преимущества противоречит Трудовому кодексу РФ.

«Принимая во внимание, что базы Web of Science и Scopus являются зарубежными и лишь недавно стали доступными для отечественных исследователей, очевидными преимуществами в достижении показателей по данным базам имеют либо ученые-иностранцы, либо ученые-россияне, профессионально владеющие иностранным языком. Между тем, доступ изданиям по данным базам высококвалифицированным российским специалистам ввиду отсутствия достаточного уровня языковой подготовки исключен, либо существенно ограничен, либо требует поиска автора-носителя языка, либо поиска квалифицированного и дорогостоящего переводчика, — говорится в иске. — Тем самым, трудовые права квалифицированных специалистов-профессионалов, владеющих языками российского пространства, но не являющихся носителями иностранных языков, явным образом ущемлены по сравнению с трудовыми правами даже менее квалифицированных специалистов, которые, при этом являются носителями иностранных языков. Поскольку подобные заведомые преимущества для преподавателей-носителей иностранных языков установлены не законом, как того требует часть 2 ст. 3 ТК РФ, а подзаконным нормативным правовым актом (Приказ), то в данном случае налицо дискриминация, которая запрещена частью 1 ст. 3 Трудового кодекса РФ».

Владимир Осейчук считает себя пострадавшим от сложившейся практики дискриминации с использованием упомянутого показателя. Являясь профессором Тюменского государственного университета, он участвовал в процедуре избрания по конкурсу на замещение должности профессора по кафедре государственного и муниципального управления вуза, которую занимал с 2014 года. Избрание по конкурсу проводилось ученым советом вуза на основании заключения кадровой комиссии вуза.

«Кадровая комиссия оценивала претендентов на должность по различным критериям, основные из которых являются тождественными дискриминационным наукометрическим показателям, содержащимся в оспариваемом нормативном правовом акте. Поскольку истец соответствовал дискриминационным показателям в меньшей мере, чем другой претендент (а именно: не имел статей в системе Scopus), кадровая комиссия не рекомендовала вузу продление с ним трудового договора, а рекомендовала заключение договора с другим претендентом, который ни по ученой степени и званию, ни по иным российским наукометрическим показателям не выдерживал конкуренции с истцом, — поясняется в иске по ситуации Владимира Осейчука. — 17 июня 2019 года ученый совет вуза последовал рекомендации кадровой комиссии и проголосовал против продления трудового договора с истцом. Тем самым, начиная с 01 сентября 2019 года истец прекращает быть профессором вуза. Этим нарушены его права, свободы и законные интересы».

Владимир Иванович прокомментировал подачу административного иска к Министерству науки и высшего образования корреспонденту PARK72.RU. По его словам, ученых, пострадавших от распространенной практики дискриминации по показателю цитируемости в иностранных изданиях, очень много. Подать иск он решил когда осознал, что эта проблема приводит к массовым злоупотреблениям.

Владимир Осейчук. Фото из архива редакции

«Настоящий иск является одним из первых шагов Платформы действий Общероссийской профессорско-преподавательской ассоциации «Справедливость и солидарность», принятой 22 июня 2019 года на учредительном собрании в г. Тюмени. Как показывает практика, оспариваемые нами положения Приказа Министерства образования и науки от 10 декабря 2013 г. N 1324 являются не только дискриминационными по отношению к отечественному профессорско-преподавательскому составу, но и используются некоторыми ректорами вузов в качестве инструмента для расправы с неугодными преподавателями. Таких примеров в масштабе России и Тюмени немало. Уже несколько из незаслуженно пострадавших преподавателей обратились ко мне за юридической помощью, и она им будет оказана, — пояснил он. — Истцы исходят из того, что не только закон, но и правда, а также справедливость на нашей стороне. На чью сторону станет Верховный Суд России, покажет ближайшее будущее. В моей почте имеется немало писем свидетельствующих, что за результатом нашего иска наблюдает думающая и национально ориентированная часть профессорско-преподавательского состава России».

Корреспондент PARK72.RU побеседовал и с Натальей Бобровой, д.ю.н., профессором, заслуженным юристом РФ, профессором Тольяттинского государственного университета. Она неоднократно выступала с критикой в адрес сложившейся практики «преклонения» перед Web of Science и Scopus. Она уверена, что давно назрела необходимость создать альтернативную, российскую, систему комплексной оценки деятельности российских ученых. Для этого, в частности, необходимо развивать отечественные научные журналы, которые бы котировались не только в России, но и за рубежом как авторитетные научные издания.

Профессор, д.ю.н., Наталья Боброва. Фото ikafedra.com

«Нельзя объективно оценить работу того или иного ученого и его вклад в науку, исключительно ориентируясь на цитируемость в системах Web of Science и Scopus. Дело не только в том, что далеко не все российские ученые владеют иностранными языками, но и в том, что далеко не все исследования в гуманитарных областях знаний могут вызвать интерес у англоязычных изданий. К примеру, ученый, который изучает диалекты русского или других славянских языков, историю их становления, может своими исследованиями и вовсе не привлечь внимание зарубежных изданий. Как оценить его вклад в науку? В непростой ситуации не только филологи, но и правоведы, историки. Сложности возникают и у специалистов технической направленности. Ко мне поступает очень много обращений на эту тему от сотрудников российских вузов. Сотни ученых столкнулись с этой проблемой. Один из них спросил: «А как быть мне – если я опубликую свои исследования в зарубежных изданиях, то выдам государственную тайну». Нельзя так огульно привязываться к чужеродным шкалам и преклоняться перед американскими и европейскими научными изданиями», — отметила Наталья Алексеевна.

Истцы считают, что фетишизация индекса Хирша и публикаций в зарубежных изданиях унижает и дискредитирует такое понятие, как ученая степень.

«Система Scopus – чисто коммерческое изобретение частной американской фирмы, целью которого является зарабатывание денег на публикации научных достижений. Частная фирма определяет, какие журналы входят в Scopus, а какие — нет, причём в самом Scopus выделяют некие четыре квартиля, не имеющие особого значения для ранга публикации, но имеющие значение по стоимости публикаций в этих изданиях: публикации в системе Scopus стоят от 1 тысячи до 4 тыс. долларов или евро. Иными словами, самая низкая стоимость одной публикации в системе Scopus равна месячной зарплате профессора или даже превышает её, не говоря уже о зарплатах доцентов и преподавателей вузов без звания. Получается, что российские ученые и преподаватели из своих скромных зарплат вынуждены капитализировать зарубежные журналы», — поясняется в исковом заявлении.

Наглядный слайд, поясняющий суть «индекса Хирша». Источник — ppt-online.org

Кроме того, как грибы после дождя на постсоветском пространстве появляются посреднические фирмы, специализирующиеся на оказании помощи в публикации статей за рубежом, в частности, в журналах, индексируемых в международной базе Scopus. Посредники берут за свои услуги немалые деньги, не гарантируя результат. Многие российские ученые пострадали от этих посреднических фирм, которые берут деньги, как правило, в два этапа: 1) до принятия статьи к опубликованию; 2) после рецензирования. Оба этапа не дают никакой гарантии, что статья будет опубликована, а жаловаться некуда, равно как и в том случае, когда зарубежный журнал напрямую уже получил деньги, но не собирается ни размещать информацию, ни возвращать средства. При этом никто не гарантирует, что научные достижения российских ученых не будут кем-то присвоены. От действий таких посредников пострадали тысячи российских ученых. В их числе и профессор Наталья Боброва.

Научная интеллигенция России поставлена в зависимое положение. Научные деятели не защищены. С одной стороны, преклонение перед «индексом Хирша» может быть рычагом давления на российскую науку, с другой – задача по организации публикаций в зарубежных изданиях возложена вузами на самих преподавателей, то есть каждый из них должен из собственного кармана финансировать размещение публикаций в зарубежных СМИ, поднимая тем самым рейтинг вуза и рискуя собственными средствами.

«Оспариваемыми положениями приказа предоставляются преимущества для иностранных ученых, лишь бы они числились в совместителях в соответствующем вузе, рейтинг которого растёт от самого факта совместительства иностранного ученого. При этом тот очевидный факт, что иностранный ученый только числится, а не работает в данном вузе, никого не волнует: иностранный ученый отчитывается одними и теми же публикациями по основному месту работы (на своей Родине), и в российском вузе, получая за это совместительство гораздо большие деньги, чем российский ученый-преподаватель за реальную работу», — подчеркивают истцы.

Тема актуальная и злободневная, поэтому за судебным процессом, который инициировали Владимир Осейчук и Наталья Боброва, будет следить вся страна.

Наталья ГЛУМОВА

Развитие событий

3 месяца назад Злоупотребления в ТюмГУ. Профессора России объединяются в ассоциацию для защиты чести и достоинства
3 месяца назад Заслуженные профессора ТюмГУ ответили на критику коллеги
2 месяца назад Профессор ТюмГУ заявил, что скидки на обучение иностранцев дискриминируют местных студентов
17.09.2019 Этот материал
1 неделя спустя Судья Гарипова отказала профессору Осейчуку. Локальные приказы  ТюмГУ важнее федерального закона?

2 комментария

  • Интересная точка зрения, которая имеет место быть. Однако, являясь кандидатом наук не могу в полной мере её поддержать (хотя и критиковать не могу). В настоящее время перед страной в целом и российским научным обществом стоит задача международной интеграции, и в свете этого нет ничего плохого «брать ориентир» на зарубежный журналы, делиться опытом с коллегами из других государств, брать положительный опыт. Более того, если мы не будем сами развиваться (учить язык, следить за мировыми открытиями и исследованиями) наверное мы перестанем быть интересными своим студентам. А главное в нашей работе — дать студенту самые новые и актуальные знания по читаемой дисциплине, ввести его в курс внутри государственных и международных проблем, дать пояснения и комментарии. И публикации в международных базах позволяют не только поделиться своим опытом и наработками, но и исследовать результаты других (зарубежных) авторов. С другой стороны (и авторы иска это отмечают) существуют так называемые «мусорные» журналы, которые и обманывают авторов, и деньги собирают. Но, никто же не говорит, что нужно публиковать результаты своих исследований именно в таких журналах (хотя конечно в таких журналах ниже уровень требований к статье); можно (и нужно) сотрудничать с серьёзными издания и, более того, есть российские журналы, входящие в систему WoS и Scopus. Более того, крупные Вузы в большинстве своём перестали «гнаться» за количеством статей, и делают упор на качество как самих статей, так и журналов. Практика показывает, что в высокорейтинговых журналах можно публиковать результаты своих исследований, и не настолько это трудозатратно, главное подготовить материал, который заинтересует издательство. Хотя, не могу не согласиться с Бобровой Н. А. о том, что нужно «доработать» систему отбора российских журналов, которые были бы авторитетны. И наверное, сейчас наука уже вышла за рамки одного государства, чтобы можно было утверждать что мы (и наши работы) не интересны за рубежом. А что касается индекса Хирша, так это российская система цитирования (если я правильно помню), и индекс отражает реальную картину по интересу к работам учёного со стороны коллег. Как правило учёные (профессора, доцены, молодые преподаватели), ведущие исследования, публикующие интересные материалы имеют высокий индекс Хирша. Ну а рейтинги и критерии для того и существуют, чтобы мотивировать работников на лучший результат, и наверное это право работодателя (и как зав.кафедрой полностью это поддерживаю) выбрать кандидатуру с более высоким рейтингом. При любых конкурсах (в том числе и на замещение должностей государственной гражданской службы) действует этот принцип: при равных прочих условиях учитывают дополнительные заслуги. А в нашей работе подтверждение научного статуса является основным критерием.

    3+
  • Такая точка зрения заставляет задуматься о значимости научных степеней и званий, о роли их носителей в развитии российской и мировой науки. Очевидно, что основная задача ученых, в том числе и тех, кто работает в вузах — научно-исследовательская деятельность. Жизнь не стоит на месте и те знания, которые были значимы несколько лет назад, сегодня уже не актуальны и не востребованы. Нельзя жить прошлыми заслугами. Статус ученого обязывает всегда быть в авангарде новаторства, использовать имеющиеся у него опыт и компетенции для развития научных знаний и передачи этих знаний молодому поколению. Одним из основных способов передачи и обмена опытом являются публикации в научных журналах. И я, как руководитель института права делаю вывод о научной значимости ученого именно по его публикациям в научных журналах. И это не только мое личное мнение. Это позиция всего коллектива нашего института. Профессора, доценты и молодые преподаватели активно занимаются научными исследованиями и публикуют результаты исследований в WoS и Scopus, в журналах перечня ВАК. Чем интереснее результаты исследования, тем больше они будут востребованы юридическим сообществом, тем больше будет цитирований и следовательно будет расти индекс Хирша (он формируется по всем публикациям автора).
    Могу понять тех профессоров и доцентов, которые с возрастом перестают активно заниматься научными исследованиями и как следствие, не имеют публикаций. Но это не означает, что надо снижать требования к критериям конкурса ППС. Не зависимо от возраста и ученых ступеней всегда должна быть здоровая конкуренция ППС. И уж ни в коем случае нельзя отказываться от международных рейтингов.
    Полагаю решение ВС по заявленному иску окончательно решит данный вопрос.

    2+

Добавить комментарий

Войти с помощью: