Дожидаются суда среди розовых стен и цветов

За небольшим лесочком рядом с поселком Винзили под Тюменью прячется женское СИЗО-4. Сюда, по решению суда, попадают те представительницы прекрасного пола, которым не разрешили оставаться до вынесения приговора дома. То есть находятся лишь те, кто обвиняется в совершении уголовных преступлений. Объект закрытый, режимный, попасть сюда «на экскурсию» нельзя. Мне как представителю СМИ разрешили пройти внутрь и я своими глазами увидела в каких условиях дожидаются суда подследственные.

Плакат у входа сразу бросается в глаза

В СИЗО попала школьница

СИЗО «работает» сразу на три региона: Тюменскую область, ХМАО и ЯНАО. Рассчитано на 258 заключенных, но, к счастью, сейчас оно пустует — занято лишь 125 мест.

— За год через СИЗО проходят около 800 женщин, — рассказывает начальник следственного изолятора Иван Зарубин. – Есть как обвиняемые в совершении преступления, так и подозреваемые.

Большая часть попала сюда по подозрению в распространении наркотиков. Другим предъявлено обвинение в убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью – совершенное, обычно, на бытовой почве. Остальные дожидаются суда за грабеж, разбой, воровство и даже изнасилование. Большинство совершивших преступление – женщины до 50 лет.

— По сравнению с прошлым годом число попавших в СИЗО увеличилось на 10 человек, — констатирует Иван Зарубин. – В то же время значительно сократилось число несовершеннолетних. Сейчас в СИЗО только одна девушка, не достигшая 18 лет. Школьница обвиняется в совершении разбойного нападения.

Дожидающаяся суда школьница принесла с собой учебники

В СИЗО есть специальный хозотряд из числа осужденных – сейчас в нем трудятся 13 девушек. После вынесения приговора они добровольно остались работать в следственном изоляторе: здесь девушки трудятся на кухне, разносят по камерам еду для подследственных. Работа дает шанс на досрочное освобождение, поэтому недостатка в работниках не бывает.

Кормят подследственных три раза в день. Еду разносят по камерам, в отличие от колонии, где осужденные сами ходят в столовую. В день на питание одной заключенной уходит примерно 73 рубля. Да и современной «тюремной баланде» позавидует среднестатистический гражданин – дают практически все, кроме фруктов и шоколада. Мясо и рыба – каждый день. Борщ наваристый, аж ложка стоит. Такое отношение к обвиняемым, пусть даже и в тяжких преступлениях, обусловлено процессом гуманизации общества.

За этим столом заключенные и едят, и играют в шашки

Розовые стены и цветы на подоконниках

Коридор СИЗО

Интересно, но стены в женском СИЗО – розовые. Также как и шторки на окнах. Руководство объясняет – получилось так случайно и краску для стен специально не подбирали. Но шагая по коридору, и не подумаешь, что находишься в режимном учреждении.

На некоторых подоконниках стоят цветы, а на шторы прикреплены искусственные букеты. Наверно, чтобы радовать глаз заключенных – зарешеченные окна камер выходят прямо на них.

Одна из камер

Камеры разделены для курящих и некурящих подследственных. Соседок подбирают тщательно: вспыльчивых и агрессивных (обычно тех, кто обвиняется в убийстве) селят отдельно. А та, что не была судима, вряд ли окажется в камере с «бывалыми» уголовницами.

— Все, кто попадает в СИЗО, беседуют с психологом, который и советуют поселить в ту или иную камеру, — поясняет начальник следственного изолятора. – Как и в любом женском коллективе бывают разногласия. Иногда просят переселить в другую камеру. Но по одному никто, конечно, не сидит.

В камере, рассчитанной на шесть человек, стоят три двухъярусные железные кровати. Есть стол, за которым можно выпить чай, играть в настольные игры или читать книгу. Предпочитают женские сентиментальные романы. Это все доступные развлечения для заключенных под стражу.

Полка в комнате наполнена средствами гигиены

Правда, чтобы попить горячий чай, нужно просить конвоира принести кипяток – в камере не положено иметь подобный бытовой прибор. Пожароопасно. Да и неизвестно, что из него смогут изготовить местные умелицы. Кстати, в СИЗО запрещены даже зажигалки – курящие пользуются спичками.

А вот тем, кто сидит с ребенком «везет» больше – их камеры обязательно должны быть оснащены телевизором, холодильником и душевой кабиной. В камерах обычных заключенных есть только раковина и унитаз, которые размещены в изолированном месте. Возможность помыться в общем душе выпадает девушкам раз в неделю.

Младенец в СИЗО

Вместе с мамами в режимное учреждение попадают и совсем малыши. Специально для заключенных женщин с детьми до 3 лет в СИЗО оборудовано три камеры. Одна из них сейчас занята – в ней ожидает суда многодетная мать. Рядом с нарами стоит детская кроватка с ее сыном, который родился семь дней назад.

— Попала в СИЗО уже будучи беременной, родила в больнице и была возвращена обратно в изолятор, — поясняет Иван Зарубин. – Она и новорожденный находятся под наблюдением врачей.

Питание рожениц и кормящих отличается от рациона обычных заключенных. Детям покупают молоко и фрукты, обеспечивают витаминами. За младенцем, невольно оказавшимся за решеткой, пристально наблюдают врачи. Руководство снабжает прогулочной коляской, чтобы маленький «заключенный» смог выйти на улицу и гулять неограниченное время.

Именно для развлечения детей в камере установлены телевизоры – чтобы можно было смотреть мультфильмы.

Камера для подследственных с детьми

От родных поддержки больше

Заключенным положено два свидания с родными в месяц. Это – лучшая моральная поддержка. Со всеми девушками в СИЗО-4 работает штатный психолог, но заменить встречу с близкими это не может. А вот писать и получать письма можно без ограничения.

Правда, не все обвиняемые пользуются возможностью встречи с родными. Некоторые умудряются втайне от своей семьи отбыть порой немалый срок нахождения под следствием.

Катя

История Кати

Единственная из всех осужденных, решившаяся рассказать свою историю, — 22-летняя Катя из Надыма. Попала в колонию 6 месяцев назад – посадили по 228 статье УК РФ (Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств). Сейчас работает в хозотряде – в компании двенадцати осужденных разносит завтраки и обеды подследственным. В коридоре СИЗО в сопровождении начальника и сотрудника учреждения Катя, смущенно улыбаясь, рассказывает почему здесь оказалась. В соседней комнате к рассказу девушки прислушиваются соседки, изредка перешептываясь и хихикая. Они от беседы отказались – многие скрывают, что отбывают наказание.

— Приехала из ЯНАО учиться на дизайнера. Решила помочь родителям. Увидела на заборе объявление «требуется курьер». Начала работать. Но оказалось, что не помогла родителям, а наоборот, — вспоминает Катя.

Говорит, не знала, что разносит наркотики. Но верится в это с трудом.

— Остались только мама с папой. Друзей больше нет, — пожимает плечами девушка. – Когда попадаешь сюда — все друзья куда-то пропадают.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-9-%d0%ba%d0%b0%d1%82%d1%8f-2

Катя признается: в хозотряде СИЗО ей легко. Лучше, чем она ожидала. Работа по хозяйственному обслуживанию несложная – женская. Да и «девочки все хорошие, помогают друг другу». Правда, Катя не уточняет, что до колонии «хорошие девочки» преступили закон.

На свободу Катя выйдет только через 6 лет. Если повезет – освободят досрочно. У девушки много планов: она мечтает закончить учебу, работать в сфере рекламы. И обещает, что больше не будет читать объявления на заборе.

Елена БЕЗГОДОВА

фото автора

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%d1%81%d0%b0%d0%bc%d0%be%d0%b5-%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b2%d0%be%d0%b5-%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%b0-%d0%be%d0%b1%d0%bb%d0%be%d0%b6%d0%ba%d0%b0

%d0%b7%d0%b0%d1%80%d0%b5%d1%88%d0%b5%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%be%d0%ba%d0%bd%d0%be-%d0%b2-%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b4%d0%be%d1%80-%d0%b5%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5

dsc_0137

%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%be%d1%81%d1%83%d0%b6%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d1%85-%d0%b8%d0%b7-%d1%85%d0%be%d0%b7%d0%be%d1%82%d1%80%d1%8f%d0%b4%d0%b0-%d1%81

0