«Когда оказываешься в сложной ситуации, друзья куда-то исчезают и помогают незнакомые люди»

В Тюмени продолжается волна выселений граждан из «спорных квартир» по инициативе городской администрации. Тюменка Елена Проскурякова, которую с 9-летним сыном Богданом выселили на улицу из общежития на Олимпийской (как выяснилось – не вполне законно), говорит, что к ней уже начали обращаться за помощью и советом соседи, оказавшиеся в аналогичной ситуации. Она также рассказала, кто помог ей, когда судебные приставы выселили ее с ребенком из единственного жилья. Помогли малознакомые люди, а не лучшие друзья и родственники.

Волнтеры благотворительного фонда «СПАРТА» Василий Шикаре и Владимир Шекалев в гостях у Богдана и Елены Проскуряковых

«Когда это произошло, мне стали часто звонить люди, оказавшиеся в подобной ситуации, спрашивали, куда обращаться, как быть, — говорит Елена Проскурякова. – Иду на Олимпийскую, где раньше жили и куда планируем переселиться в ближайшее время снова, ко мне соседи подходят, которым тоже прислали бумаги на выселение, и которые оказались в безвыходной ситуации. Потому что в общежитии на Олимпийской в 80-90-е годы люди нередко менялись комнатами, занимали освободившиеся квадратные метры с общего согласия, или, к примеру, мама чья-то не успевала оформить бумаги, умирала, дети оставались без документов, но продолжали жить по месту прописки. В итоге — у многих с документами не все в порядке, и администрация начала массово выселять людей, которые жили там десятилетиями и были прописаны. Мне кажется, сейчас в Тюмени снова появится много бездомных и бомжей, потому что не у всех есть, куда идти и чем платить за съемный угол. Я советую людям обращаться к юристам, не опускать руки, бороться, но понимаю, что в моем случае, например, никто и внимания бы не обратил на выселение, если бы у меня не было несовершеннолетнего ребенка».

Стоит отметить, что информацию по общему количеству дел о выселении, инициированных департаментом имущественных отношений администрации города и рассмотренных в судах, в Тюменском областном суде, к примеру, не предоставляют.

Направленный по этому поводу запрос в судебный департамент также не принес никаких результатов – нашей редакции так и не озвучили цифры. Между тем, вывод о том, что выселение граждан из жилых помещений в Тюмени проводится в массовом порядке, можно сделать, изучив статистику, озвученную в прокуратуре региона.

По официальным данным, в Тюменской области в 2016 году в судах было рассмотрено 845 дел о выселении, что на 48% больше, чем годом ранее. Вы только вдумайтесь в эту цифру! Почти 1000 семей остались или могли остаться без жилья. Сколько в общем объеме дел о выселении занимают те, что были заведены по искам, инициированным городской администрацией, не уточняется. Но, надо полагать, что их доля – значительна. И что особенно печально – практика показывает, что чиновники нацелены не на то, чтобы легализовать жильцов, а на то, чтобы «выпнуть» их из спорных квартир. Причем, не разбираясь, — в том числе и семьи с несовершеннолетними детьми, и даже инвалидов!

«Это страшно. Ведь людей выселяют на улицу, а многим некуда идти. Вот нам с Богадном некуда было идти, мы несколько дней жили в подъезде, пока знакомые не помогли снять жилье, — рассказала Елена во время встречи с представителями благотворительного фонда «Спарта». – Даже сестра сродная – единственный родной человек — мне посоветовала на время устроить ребенка в приют, а самой устроиться на хорошую работу, обзавестись жильем. Никому я не нужна… И так у многих. Но я сразу сказала, что никогда ребенка в приют не отдам, без вариантов. Приезжал ко мне психолог из центра защиты семьи, предлагал помощь… Но я сильная – много что пришлось пережить в жизни, с 10 лет работаю… Что мне теперь, сесть, сложить руки и раскиснуть, ребенка ведь нужно кормить и одевать… Приходится брать себя в руки».

Елена признается, что сложная жизненная ситуация, в которой она оказалась, заставила ее по-новому взглянуть на окружающих. Друзья отворачивались и помощь приходила порой от совершенно незнакомых людей. Впрочем, было много тех, кто обещал помощь, но так и не нашел на это время.

«Друзья ничем помочь не смогли… Я сразу переехать не могла, ждала зарплату… Даже в подъезде нам 5 дней жить пришлось. Неожиданно было очень, что откликнулась моя бывшая однокурсница Наталья Шамагулова. Она сразу приехала, помогла переехать, продукты купила на первое время и плитку – здесь плиты не было… Спасибо ей большое, — рассказывает Елена. — Шума было много в интернете. В общем-то, многие спрашивали, какая помочь нужна, обещали продуктами помочь, но в итоге дошла до меня всего одна женщина. Ее дочь живет в Китае – она где-то в сети прочитала информацию обо мне и передала мне 3 тысячи рублей через свою маму. Меня это, конечно, растрогало. Хорошая очень женщина, мы с ней чай попили, поговорили. Мне, в общем-то, ничего не нужно. Тяжело помощь принимать – не научилась… В интернете много было обсуждений – люди заявляли, что я плохая мать, раз я почту не проверяю и не получила вовремя повестку и не явилась на суд… А я действительно не знала даже, за что меня выселяют, решение суда не получала, о том, что суд был, не знала… Конечно, обидно было читать. Я плакала, даже был момент, когда я хотела перестать бороться… Думаю, устроюсь на две работы, буду снимать жилье, обойдемся… Спасибо депутату Игорю Ракше, который поддержал меня, и волонтерам благотворительного фонда «Спарта» Илье Корепанову и Дмитрию Алексееву».

Рассуждая о планах на будущее, Елена говорит, что у нее есть всего одна мечта – иметь свой дом. И к ее исполнению она будет стремиться при любых обстоятельствах. Заниматься бумажными вопросами, написанием писем и обращений Проскуряковой непросто – чтобы продолжать борьбу, ей приходится отпрашиваться с работы, а чтобы это было не у ущерб рабочему процессу (она – единственный кухонный работник в столовой детского сада), она приходит на работу к 5 часам утра, а потом – задерживается…

«Раньше я не понимала ценность этого, только когда выселили, начала задумываться, — говорит Елена. – Идешь с работы, смотришь вокруг, на окна, которые горят. Люди идут домой, люди дома. А у нас нет дома. Это страшно. Стала обращать внимание на то, как много бездомных у нас в подземных переходах. Думаю: не дай бог… Даже стала больше денег им стараться подавать. Потому что некуда им идти. Самое страшное, что любой человек может оказаться в такой ситуации».

Старший сын Елены в ближайшее время должен вернутся из мест лишения свободы. Он также был прописан в общежитии на Олимпийской и предыдущим решением суда был выселен вместе с матерью и братом.

Младший сын Елены — 9-летний Богдан, которого выселили из комнаты, где он жил с рождения, продолжает ходить в школу, где учился и прежде.

«Я желаю, чтобы у всех было все хорошо, чтобы были все здоровы, и желаю счастья», — говорит он. Мальчик хорошо учится, верит в справедливость. Пока верит. Удастся ли сохранить его веру в торжество доброты? Хочется на это надеяться.

Напомним, благодаря волонтерам БФ «Спарта», Елене Проскуряковой удалось добиться отмены предыдущего решения суда, признать выселение незаконным на том основании, что дело рассматривалось без ее участия. Следующее заседание суда состоится 30 января. Правозащитники надеются, что суд встанет на сторону семьи Проскуряковых.

PARK72.RU

0