Котовасия: в Тюмени приют для кошек и котокафе оказались в центре скандала

Котокафе с приютом для кошек «Мурка и Васька» в помещении по адресу Рябиновая, 2 не проработало и месяца после официального открытия. Квартировали хвостатые здесь с апреля, когда владельцы заведения приступили к ремонту, до начала июля, когда разразился скандал с жалобами в прокуратуру и полицию… Арендодатель попросил съехать — за несвоевременную оплату арендных платежей, счетов за «коммуналку» и ненадлежащее поддержание порядка. Кошек здесь уже нет, а специфический запах и следы от въевшихся кошачьих экскрементов пытаются вывести до сих пор. Волонтеры, помогавшие поддерживать чистоту в помещении на Рябиновой, пожаловались в прокуратуру на действия владелицы «Мурки и Васьки», тюменки Ирины Карповой. По их мнению, она не должным образом заботится о своих питомцах: «Персонал мог отсутствовать два дня, после чего в приют заходить можно было разве что в масках, кормила плохим кормом, отчего у кошек были постоянные проблемы с пищеварением». После обращения в инстанции, как в детективе, на телефоны волонтеров начали приходить СМС с угрозами… Кроме того, бывшие работники заведения нелестно отзываются о «начальнице», которая не оформила их, как полагается, и, по их словам, не заплатила обещанных денег. Сейчас котокафе с приютом перебазировалось на новое место дислокации – в помещение на улице Пролетарской. Руководитель «Мурки и Васьки» Ирина Карпова продолжает собирать средства на лечение и содержание кошек через соцсети. Она также считает себя пострадавшей — заявляет, что никому ничего не должна, а все недовольные – клевещут.

Открытие котокафе прошло ярко и весело

Мы обратили внимание на ситуацию после того, как в редакцию PARK72.RU обратились тюменцы, которые считают себя пострадавшими от действий руководителя котокафе «Мурка и Васька» Ирины Карповой. Бывший администратор, ветеринар, пиар-менеджер утверждают, что получили лишь часть обещанных денег, а приют находился в антисанитарном состоянии. Сама Ирина Карпова, комментируя ситуацию корреспонденту нашего издания, заявила, что уже более 10 лет занимается оказанием помощи кошкам, а люди, которые сейчас ее обвиняют, плохо справлялись с поручениями.

В интернете развернулась настоящая информационная война. И похоже, что конфликт без вмешательства полиции не будет исчерпан. Приведем аргументы каждой из сторон.

Анна Завьялова

«В дом кошек «Мурка и Васька» (руководитель Ирина Карпова) я была принята на должность администратора с 24.04.17, с зарплатой – 15 тысяч рублей. Он находился по адресу улица Рябиновая, 2. Ирина Викторовна пообещала заключить со мной договор после открытия заведения. Часть зарплаты – 6000 рублей — мне выдали с недельной задержкой, — рассказывает Анна Завьялова. – Остаток не выдают. Когда я попыталась разобраться в ситуации, со мной прекратили общение. На протяжении месяца моей работы все было замечательно, никаких нареканий не было. Я делала все, что мне поручала руководитель в поставленные ею сроки. Вела группу в ВК, шила подушки для кошек и на лавочки в кафе, приезжала на уборку помещения и участвовала на показе детской моды в поддержку приюта. Проблемы начались, когда я попросила зарплату. Я сделала замечание Ирине Викторовне по поводу того, что несоблюдение устных договоренностей сильно усложняет мне жизнь в материальном смысле, и что о задержке зарплаты работника надо предупреждать заранее, чтобы он мог сориентироваться и поискать средства на существование. После чего мы договорились, что я завершаю незаконченные дела, получаю остаток зарплаты, и мы расходимся миром. К сожалению, миром разойтись не удалось… Потому как дела я все закончила, а остатка зарплаты так и не дождалась, и судя по всему уже и не дождусь. Сшитые по ее заказу лежанки она у меня так и не забрала, еще и говорит, что предъявит мне счет за использованный материал и поролон. Мне они не нужны, я их шила для котокафе. Не понимаю, почему работник должен работать бесплатно. Если компания не справляется с финансовой стороной, она не должна нанимать сотрудника. Обращалась в трудовую инспекцию, но там мне сказали, что помочь мне не смогут, поскольку у меня на руках нет трудового договора. Но у меня есть свидетели, люди, которые могут подтвердить, что я работала в котокафе, сохранилась и переписка с Ириной Карповой».

Лежанки и подушки для котокафе, которые сшила Анна и которые у нее так и не забрали

Не повезло с оплатой и несовершеннолетнему тюменцу, который надеялся в котокафе подзаработать на отдых в летнем лагере. За месяц работы ему заплатили всего 1000 рублей.

Елисей Майсюк

«4 июня я устроился администратором группы котокафе «Мурка и Васька» к Ирине Карповой с заработной платой от 7 до 15 тысяч рублей. Как она сказала, у меня должность пиар-менеджера или же директора по связям с общественностью. Через полмесяца мне выпал шанс поехать в палаточный лагерь, и я решил попросить у неё аванс. Она сказала, что может его выдать, и попросила подготовить отчёт. Я его подготовил, — рассказал Елисей Майсюк. — Сделано было немало. Создал группы в соцсетях «Facebook, Google, сходил в медиахолдинг «Семёрка», чтоб поговорить по поводу пиара на радио (попросили, чтобы пришел директор организации «Мурка и Васька», и ждут до сих пор). За 15 рабочих дней мною было выложено 11 постов (из них 2 было удалено по причине блокирования аккаунта в инстаграме), в двух аккаунтах инстаграм в общей сложности более 25 фото. С фотографом договорился об обработке фотографий с открытия, после чего эти фото были выложены в социальных сетях. В facebook было выложено и оформлено 2 мероприятия, а также добавлены мной лично 71 участник, из которых 64 – тюменские фотографы и журналисты, с которыми в принципе можно было договорится о пиаре, что в дальнейшем могло привести к увеличению количества клиентов. Создал художественное описание 1 кошки. Помогал шкурить и красить поддоны для мебели. Провел переговоры с несколькими журналистами о возможных публикациях. Прорекламировал котокафе в беседе с волонтерами ООМС ТО «Радость», где состоит 87 человек от 12 до 20 лет. Пытался выложить рекламу на сайте «Детки» — забанили. Зато договорился с другом в департаменте образования г. Тюмени о возможности разложить листовки по почтовым ящикам с корреспонденцией для директоров детсадов и школ, чтобы они рассмотрели возможность проведения мероприятий на базе котокафе. Были отредактированы несколько постов с грамматическими ошибками. Потом Ирина Викторовна позвонила мне и пыталась убедить, что я совершенно ничего не делаю и платить мне особо не за что. Я попросил заплатить хотя бы за уже выполненную работу. Она согласилась, но заплатила лишь через 11 дней после своего согласия, 4 июля, и то лишь 1000 рублей. Естественно, что ни в какой лагерь поехать я не смог».

Елена Майсюк

Мама Елисея, председатель общественной организации многодетных семей «Радость» Елена Майсюк говорит, что тоже обсуждала вопросы сотрудничества с Ириной Карповой и даже начала готовить по ее просьбе цикл мероприятий на базе котокафе, обсуждать возможные варианты сотрудничества с экспертами, специалистами и мастерами для проведения лекций, мастер-классов, семинаров.

«В общем-то, мне она тоже обещала заплатить за эту работу. О том, что Елисей – несовершеннолетний, она просто не могла не знать. Елисей много времени посвятил работе на котокафе, я добилась предварительных договоренностей по поводу проведения нескольких мероприятий на выгодных для кафе условиях, — говорит Елена Майсюк. – Именно по этой причине, когда появилась возможность отправить сына в палаточный лагерь, о чем он давно мечтал, я подумала, что с учетом проведенной мной и им работы, все равно хотя бы требуемые 5-6 тысяч рублей было заработано. Но Ирина Карпова, которая сначала казалась надежным человеком, отвечающим за свои слова, поступила недостойно. Естественно, мы сотрудничество прекратили».

Татьяна Яковлева

Ветеринар Татьяна Яковлева тоже не довольна работой в «Мурке и Ваське», а также обстановкой в котокафе и приюте в то время, когда он располагался на улице Рябиновой.

«Зарплату получила в полном объеме только за первый месяц. Потом устала ждать денег, устала от обстановки и решила отказаться от такой «работы». Пока мыла горшки, что не входит в обязанности ветеринара, была хорошей, когда потребовала, чтобы для этой работы был нанят другой человек, сразу стала плохой, — говорит Татьяна Яковлева. — По пальцам можно пересчитать дни, когда организатор приюта и котокафе кормила кошек и мыла у них лотки лично. А корм, который закупался для кошек, вообще оставляет желать лучшего, – кормили самым дешевым, который даже мыши не едят. При том, что у некоторых кошек в силу особенностей их заболеваний должна быть особая диета. Помогали волонтеры, которые периодически приносили хороший корм, купленный за свой счет. Замечания по поводу того, что кошек нужно кормить иначе, я делала руководству не раз, но меня не желали слушать. В результате – питомцы постоянно страдали расстройством пищеварения… Запах стоял соответствующий. Причем и в котокафе, и в приюте… Котокафе было на первом этаже, приют – в полуподвальном помещении. По замыслу, кошек периодически планировалось из котокафе спускать в приют и наоборот. Всего там содержалось больше 40 кошек. В подвале очень мало света, сырость всегда стояла, вонь… Людей, желающих общаться с котиками, было крайне мало. Котокафе почти все время было закрыто… Я хранила купленный на свои деньги наркоз для кошек в холодильнике. Когда выяснилось, что в помещении отключили электричество за неуплату, меня сделали виноватой в том, что лекарственные средства испортились. При этом меня даже не предупредили о том, что свет отключат, хотя, как оказалось, арендодатель неоднократно предупреждала собственницу приюта о том, что если счета не будут оплачены, электричество отключат. Не позаботились организаторы и о том, чтобы потолок был безопасным. Одна из кошек, забравшись в дыру в подвесном потолке, упала и получила черепно-мозговую травму. Здоровых кошек постоянно смешивали с больными, что не способствовало их оздоровлению. Больных кошек, требующих лечения, было много, средств на лечение – постоянная нехватка. Кроме того, уже после того, как я ушла, выяснилось, что моими документами (дипломом о высшем образовании, ИНН, копией паспорта) воспользовались без моего ведома, включив меня в состав учредителей некоммерческой организации. Я потребовала, чтобы меня исключили из учредителей, но пока этого не произошло».

Есть претензии и у предпринимательницы, которая согласилась – под обещание дальнейшей оплаты – предоставить котокафе соки, воду и другие продукты, которые требовались для проведения торжественного открытия котокафе на Рябиновой. Это мероприятие состоялось 11 июня.

«Я – индивидуальный предприниматель. Когда меня попросили авансом предоставить продукты, необходимые для открытия, как мне сказали, детского кафе с кошками, я и не думала, что будут проблемы с оплатой. Дала продуктов на 4,5 тыс. рублей примерно, — рассказывает Наталья (фамилию просила не обнародовать). – В общем-то, я всегда готова пойти навстречу, поддержать добрые начинания. Отсрочка платежа – это тоже неплохая услуга, но владелица кошачьего приюта почему-то просто решили не платить. Я понимаю, что у них – благотворительная организация. Зато у меня – не благотворительная. И раз уж мы договорились о том, что товар будет оплачен, то почему потом обещание заплатить вдруг забывают? Я не планировала быть спонсором. Сама идея мне симпатична, но я сомневаюсь, что котокафе открывали, чтобы работать всерьез. У меня есть дети, и я отправляла их пару раз сходить в котокафе поиграть с кошками, но заведение было все время закрыто».

В шоке от сотрудничества с «Муркой и Васькой» и арендодатель. Взыскивать задолженность по аренде, оплате коммунальных счетов и средства, которые потребовались на восстановление помещения, с Ирины Карповой намерены в судебном порядке. Проблемы с оплатой, по словам арендатора, начались в июне, поэтому в начале июля – после предварительной отправки трех уведомлений владелице приюта и в полицию – доступ организатора котокафе в помещение был ограничен. Это произошло 4 июля. Ирине Карповой предложили забрать имущество в присутствии участкового. В соцсетях Карпова ситуацию с ограничением ей доступа в помещение преподнесла как рейдерский захват кошачьей богадельни, а волонтеров, которые с мая бесплатно помогали ей делать ремонт и поддерживали чистоту в вольере, назвала лжеволонтерами.

Галина Зройчикова

«Когда мы договаривались об аренде, я отказала другим компаниям, претендовавшим занять это помещение. Мне понравилась сама идея котокафе, где планировали проводить развивающие занятия с детьми. У нас на Лесобазе крайне мало заведений, где можно организовать детский досуг, поэтому я согласилась, не думая, что будут такие проблемы. Кроме того, о том, что помимо котокафе здесь организуют приют для кошек, я узнала уже после того, как договор был заключен, — рассказывает Галина Зройчикова, представитель арендодателя. – Мы говорили, что первый месяц будет ремонт в счет оплаты. При этом предусматривалось объективное улучшение состояния помещения. Но его загадили экскрементами. А Карпова лишь отмахивалась, заявляя, что «деньги не пахнут». Кроме того, была испорчена стена, где совершенно варварски, без оформления проема, была установлена дверь. Я требовала оплатить долги и устранить антисанитарию. Задолженность на тот момент составляла 206 тысяч рублей. О том, что помещение будет закрыто, я уведомляла и собственницу, и полицию, трижды. Но она не спешила, говорила, что ей некуда увозить кошек. Я закрыла помещение в присутствии участкового 4 июля. За кошками она приехала лишь через 2 дня, не поинтересовавшись даже, убрано ли у кошек и есть ли у ни еда. Все подтверждающие видеозаписи в данный момент находятся на проверке в прокуратуре. В помещениях, в которых должен убираться специальный работник, на протяжении 2х месяцев, фактически, убирались Татьяна Яковлева (ветеринар) и волонтеры – семья с маленькими детками. У нас установлены камеры \видеонаблюдения и можно посмотреть, кто и когда приезжал, а также – какой была обстановка в приюте. На момент закрытия в помещениях не было ни корма у животных, ни наполнителя, помещение было в ужасном состоянии и невыносимая вонь. Это все может подтвердить сотрудник охраны, с которым мы закрывали помещение. В день закрытия Карпова, а именно она – владелица и приюта, и животных, не появилась, хотя бы просто, чтобы убрать фекалии из лотков и накормить кошек. Мне пришлось звонить тем, кого знаю из волонтеров. Они привезли корм и наполнитель для кошек, купленные на свои деньги. Я поражаюсь безответственности Карповой и удивляюсь, что есть такие люди, как волонтеры, которые бесплатно присматривали за кошками, убирали лотки, кормили животных. И после этого Карпова называет их лжеволонтерами и говорит, что не просила помогать. Отплатила неблагодарностью. В течение нескольких дней после того, как был ограничен доступ в помещение, Карпова забрала животных. Причем увозила она их партиями, в три захода, в багажнике легкового автомобиля. Долги она так и не заплатила, помещение в порядок не привела. Мы готовим иск в суд».

Фотографии помещения до вселения приюта и после его выселения позволяют понять, чем так не доволен арендодатель.

Фото помещения до вселения котокафе. Ниже — фото после выселения «Мурки и Васьки»

Между тем, как рассказывают бывшие работники, волонтеры много помогали. Ремонтировали вольеры, клеили обои во время ремонта, покупали клей и другие расходные материалы за свой счет, проращивали овес для кошек. Откликнулись на просьбу помочь животным даже после того, как у приюта возникли проблемы с арендодателем… Они переживают, что и на новом месте питомцы «Мурки и Васьки» будут содержаться в условиях, далеких от идеала, поэтому направили обращения в прокуратуру, полицию и управление Роспотребнадзора с требованием провести проверку.

Волонтер Наталья Кравцова

Кроме того, на прошлой неделе волонтерам начали приходить угрозы с неизвестных телефонных номеров. Они обратились в полицию, но там заявили, что смс с угрозами не являются основанием для возбуждения уголовного дела.

«Приют «Мурка и Васька» был зарегистрирован как некоммерческая организация в конце июня, но деятельность осуществлял и раньше. Я являюсь волонтером в этом приюте с 16 мая 2017 года. Договор о волонтерстве со мной не подписывали, ссылаясь на то, что организация еще официально не оформлена в налоговой. Какое-то время в приюте проживал и присматривал за кошками знакомый Карповой, освободившийся из мест лишения свободы мужчина, а мы занимались решением организационных вопросов и приобретением нужных вещей для приюта и ремонтом. При нем в приюте всегда было чисто, убрано, а животные – накормлены, — рассказывает волонтер Наталья Кравцова. – Примерно за неделю до официального открытия он куда-то исчез. После открытия в июне котокафе и приюта все обязанности по уходу за животными легли на меня и ветеринара Татьяну Яковлеву. Она находилась в приюте с утра и до обеда, я с мужем и детьми бывала там вечерами. Нареканий со стороны Ирины Викторовны на нашу помощь не было. Мы всегда стараемся участвовать в благотворительной деятельности, поэтому когда узнали об открытии приюта для кошек, конечно, откликнулись. Помимо ухода за животными и их кормления, мы периодически покупали чистящие средства, перчатки, игрушки, корма для животных, а во время ремонта – герметики, красили столы и стулья, стены, собирали мебель, приклеивали декоративные элементы и т.п. Со 2 июня я неоднократно становилась свидетелем того, что если мы с Татьяной Яковлевой не могли приехать в выходные, то лотки так и оставались неубранными, а животные – некормлеными – Ирина Карпова, которая проживает неподалеку, не приезжала. В результате после выходных дней мы обнаруживали в приюте совершенно ужасную обстановку – зайти в помещение без маски было просто невозможно. Из-за запаха мочи и экскрементов буквально резало глаза. Кошки кричали, как дикие, потому что были голодны. На наши просьбы нанять работника для уборки помещений, Карпова заявляла, что у приюта нет денег на это, а у нее – нет времени, поскольку она занята оформлением документации для получения грантов. Мы, конечно, были возмущены таким отношением, поинтересовались, почему при наличии перечислений от благотворителей она не обеспечивает животных хорошим кормом и уходом. Она заявила, что в нашей помощи больше не нуждается, поэтому с 1 июля мы перестали приезжать. Кстати, во время размещения приюта, пол на Рябиновой был застелен кусками линолеума, скрепленными обычным скотчем, который постоянно рвался, поэтому кошачья моча и фекалии постоянно попадали под линолеум. Тот вымок и не просыхал, поэтому запах стоял соответствующий. Проточную вентиляцию собственница приюта монтировать не захотела, поэтому нам пришлось принести собственный вентилятор – он «гонял» застоявшийся воздух, создавая хоть какую-то иллюзию свежести… Кошек, которые нуждаются в лечении, много, но даже те, на лечение которых собираются средства, не всегда получают необходимую помощь. Одно котенка с пупочной грыжей вопреки советов ветеринара возили на флешмоб на Цветном бульваре…6 июля нам позвонила арендодатель, Галина Ивановна, и попросила приехать прибраться. Мы приехали и увидели картину, какую обычно видели после выходных – полные лотки, орущие кошки… Вскоре приехала Карпова с дочерью, начали скандалить с нами, угрожать в том числе и моим детям… Кошек из приюта она вывозила в три приема — загружала животных в багажник, что, конечно, недопустимо. Мы уже обратились в прокуратуру и Роспотребнадзор с требованием обратить внимание на отношение к кошкам в этом приюте. Кроме того, Ирина Карпова выложили в интернет отредактированное видео, на котором представила только ту часть конфликтных ситуаций, которые интересны ей. Но у нас есть свидетели, которые видели, что она угрожала и мне лично, и моим детям, замахивалась на меня. Спустя несколько дней на мой телефон и телефон моего мужа начали приходить сообщения с угрозами и трбованиями прекратить писать про приют в интернете. Видимо, Ирина Карпова думает, что это мы всех недовольных каким-то образом организуем и подталкиваем к протесту, но это не так. На прошлой неделе однажды вечером к подъезду нашего дома подъехала Ирина Карпова с какими-то мужчинами. Было видно, что она им нас показывает. Что это были за люди, не знаю. Мы, конечно, испугались. В первую очередь – за детей. Закрылись в автомобиле. Позвонили в полицию, нам сказали, что отправят к нам наряд, но в итоге его не отправили, а предложили приехать в отделение. Мы поехали, потратили несколько часов, но нам сказали, что смс с угрозами и попытки припугнуть с помощью неизвестных людей не являются основанием для возбуждения уголовного дела, но заявление все-таки приняли».

За комментарием по поводу происходящего мы обратились и к руководителю приюта для кошек и котокафе Ирине Карповой.

Она заявила, что все обвинения в ее адрес со стороны бывшего арендодателя, бывших волонтеров и сотрудников безосновательны. По ее словам, договор аренды был составлен на 2 месяца и первый из них – в счет ремонта. Говорит, что если у работников есть претензии, то пусть обращаются в трудовую инспекцию или прокуратуру, где их попросят предъявить трудовые договоры. А трудовых договоров с ними никто не заключал. В том, что работники не были оформлены надлежащим образом, она не видит нарушений, поскольку, по ее словам, организация не была зарегистрирована, и они выполняли ее поручения как физического лица. Бардак был, по словам Ирины Карповой, только тогда, когда она лично не могла приехать в приют, а работники не исполняли свои обязанности. О том, что один из нанявшихся к ней был несовершеннолетним, говорит, что не знала.

Ирина Карпова

«Любая работа должна оплачиваться — это мое глубокое убеждение. Несовершеннолетний выложил в соцсети всего 4 поста, мы заплатили ему 1000 рублей. Если бы я знала, что ему нет 18 лет, то и сотрудничать бы с ним не стала, но на его странице в интернете у него указан возраст 19 лет. Ветеринару вообще грех на нас жаловаться. Работала по три часа в день. За 20 тысяч рублей. При этом допустила, что медикаменты испортились, стерилизовала не ту кошку… Она стерилизовала кошку, которая была хозяйской и находилась у нас на передержке… Хорошо, что владельцы попались понимающие, и кошка не была породистой, — заявляет Ирина. – Я всем, кто у меня работал, заплатила, и считаю, что ровно столько, сколько они заработали. Работали бы лучше – получили бы больше. Я действовала как физическое лицо. Занимаюсь благотворительной деятельностью… Некоммерческая организация на тот момент еще не была зарегистрирована, и я не имела возможности оформить кого бы то ни было по трудовому договору… Ветеринар Татьяна настаивала на официальном трудоустройстве, а поскольку на тот момент мы только оформляли документы, я включила ее в состав учредителей. Сейчас нужно будет это исправлять. Мы действительно в перспективе надеялись на получение грантов. Это нормально, когда государство поддерживает социально значимые проекты. Арендодателю я заплатила больше 100 тысяч рублей за аренду и у меня на руках есть расписки. Если они считают, что я еще что-то должна, то пускай подают в суд и будем разбираться в судебном порядке. Они препятствовали деятельности котокафе, несколько дней не пускали к кошкам, а потом удивляются, что в приюте антисанитария. Недовольные организовали группу в интернете и порочат мою честь и достоинство. Пишут, что я собиралась избавиться от кошек, вывезти в лес. Это оскорбление очередное. Я по этому поводу буду обращаться в полицию. Кроме того, из приюта у меня пропал кот Васька. Полагаю, что к его исчезновению причастны волонтеры. Я уже обратилась в полицию с соответствующим заявлением. В группе ВКонтакте я выкладывала видео, на котором видно, как меня хватает один из лжеволонтеров, не пуская в помещение приюта, где находится мое имущество… Клок волос выдрал, синяки остались на теле… Разговоры с матерками. Это – нормально? Те, кто жалуются, — не единственные работники. Есть люди, которые сотрудничает с нами и которых все устраивает. И волонтеры другие – тоже есть. Мы благодарны тем, кто помог нам с оборудованием приюта на новой территории. У нас серьезные планы по развитию котокафе с приютом для кошек. Это уникальный для Тюмени формат, и мы надеемся, что он будет востребован. Для меня забота о кошках – вторая работа. В приют и котокафе я вкладываю не только средства, которые нам жертвуют благотворители и опекуны, но и деньги, которые зарабатываю на своей основной работе… В остальном могу сказать, что жизнь расставит все по своим местам».

На страницах приюта «Мурка и Васька» в соцсетях на днях появились фотографии с нового места жительства (см.выше). Теперь он находится в помещении по адресу: улица Пролетарская, 116/5 (район Дом Обороны). Сообщается, что вольеры готовы, а на обед у пушистых питомцев злаковая каша с курицей. Будем надеяться, что организаторы котокафе сделали выводы из произошедшего и впредь у кошек не будет проблем с питанием и грязными лотками, а у персонала – с защитой своих трудовых прав.

Мы поинтересовались у волонтеров судьбой кота Василия, о пропаже которого заявила владелица приюта. Выяснилось, что он действительно сейчас живет у них.

«Кота Василия Ирина Викторовна мне примерно три недели назад лично отдавала при свидетелях, после того как согласилась с тем, что не будет им заниматься, поскольку кот племенной ценности не имеет, — пояснила волонтер Наталья Кравцова. – Сейчас кот находится у меня, с ним все хорошо. Участковый с Лесобазы с меня по нему даже объяснительную не стал брать. По поводу видео, которое Ирина Карпова опубликовала в соцсетях, то оно обрезано и не передает сути ситуации. Ее муж отодвинул в сторону, после того, как она пыталась пнуть его. У меня тоже есть несколько видеозаписей, на одной из которых Ирина Викторовна при участковом пытается разбить мою камеру».

Арендодатель не стала отрицать, что Ирина Карпова вносила платежи в счет аренды помещения.

«Вносила, но не в полном объеме. У меня на руках расписки о внесении ею 115 тысяч рублей. Это меньше той суммы, которая прописана в договоре в качестве месячного платежа за два помещения, — поясняет Галина Ивановна. — Долг с учетом неоплаченных счетов за коммунальные услуги и электросабжение превышает 230 тысяч рублей. Кроме того, я буду оспаривать условие «бесплатной» аренды первого месяца, потому что вместо улучшения состояния помещения, что предполагалось, обстановке был нанесен ущерб».

Как видите, у всех своя правда. Обидно, что все это происходит в сфере благотворительности.

Остается надеяться, что полиция, прокуратура и суд определят правомерность действий каждой из сторон конфликта.

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Тюменцам — посоветуем приступать к работе лишь после официального заключения трудового договора с работодателем.

PARK72.RU

0