Владимир Афанасьев: «Куда мне ехать, в Америку что ли?!»

В табуне казака Афанасьева пополнение. Два жеребенка. Оба появились в августе. Младшему – чуть больше недели. Малыши чувствуют себя прекрасно.

Владимир Дмитриевич каждое утро с рассветом отправляется к конюшне, чтобы вывести лошадей пастись на берег озера Круглого.

Лошадями он занимается более 30 лет. Всех питомцев, которые сейчас есть в конно-любительском кооперативе «Русская тройка», он помнит жеребятами – все родились в его конюшне.

В этом году Владимиру Дмитриевичу исполнилось 69 лет и остается только позавидовать его энергичности и силе воли.

Когда корреспондент PARK72.RU попросил Владимира Дмитриевича показать ему лошадей, он согласился и пригласил с утра на озеро Круглое.

«Приходите, как соберетесь, в любой день. Каждое утро пасу лошадей на берегу озера. Примерно с 4 до 9 утра. Там меня и найдете», — сказал казак.

Он не берет с собой мобильный телефон, поэтому связаться с ним, когда он на пастбище, практически невозможно.

В первый день мы проплутали, не нашли дорогу, которая ведет к озеру. Созвонились, когда казак уже вернулся с пастбища и отправлялся в город по делам, поэтому у него не было времени на встречи и общение.

Решили повторить попытку на следующий день и нагрянули без предупреждения. Примерно в 8 часов утра.

Найти «лесную дорогу», которая ведет к Круглому, помогла местная жительница, прогуливавшаяся с овчаркой. По этой дороге мы добрались сначала до запертой «лесной» конюшни, затем – мимо зоны отдыха — до берега.

Конюшня

Напомним, это уже другая конюшня, которую казак смастерил с помощью неравнодушных граждан неподалеку от прежней, разрушенной по решению суда приставами. Тот участок, с которого прогнала казака фирма-застройщик, до сих пор не осваивается. Его планировали застроить высотками.

На берегу озера – вдалеке — мы увидели лошадей. Статных и красивых. Направились к ним, но казака нигде не было. Подходить к животным вплотную без хозяина мы не решились.

Встретили рыбаков, которые забросили снасти неподалеку и ждали улова. Поклевок не было, поэтому они согласились поговорить. Женщина-рыбачка и рыбак оказались посторонними друг другу людьми, просто оказавшимися вместе у водоема. Рассказали, что видели мужчину, который прошел мимо более двух часов назад с лошадями и пока не возвращался. Около них паслась лишь часть табуна.

Решили поснимать пока тех лошадей, которые оказались поблизости.

Лошади вели себя мирно. Щипали траву, украшая собой этот мир и безмятежно поглядывая вокруг.

Как они были прекрасны!

Рядом с кобылой резвился жеребенок, который то пытался щипать траву, то ластился к маме, чтобы попить ее молока, то беззаботно и с очевидным удовольствием валялся на траве, наслаждаясь солнечными лучами.

…Как жаль, что мы, городские жители, в большинстве своем, вынуждены проводить дни и ночи в каменных джунглях. Погрязаем в гонке за заработками, круговерти сиюминутных забот и изучении интернет-просторов, забывая, элементарно, вдохнуть свежий воздух всей грудью, посмотреть в бесконечную синь неба и полюбоваться природой. Не видим ни прекрасных пейзажей, ни мерцающей солнечными лучами озерной глади, ни златогривых коней — жизнь во всех ее природных красках проходит мимо…

Пока философствовали, вдалеке показалась фигура в бушлате защитного цвета в сопровождении двух собак. Перед ним шествовали две лошади с рыжим жеребенком. Мы сразу узнали Владимира Дмитриевича и поспешили к нему. Казак был приветлив и с удовольствием познакомил нас со своими питомцами.

«Лошади уже возвращаются в конюшню, нагулялись», — констатировал он.

Разговор о красоте природы Владимир Афанасьев поддержал, напомнив о грустной истории с разгромом конюшни в феврале 2016 года.

«Хорошо здесь, у озера. И лошадям хорошо. Привыкли. Вот и я говорю, прогнали нас с нашей земли. А куда нам с лошадями деваться? В Америку что ли ехать? Все депутаты тюменские меня поддерживают, все говорят, что это произвол, но сделать никто ничего не может… Вот и продолжаем обитать здесь на птичьих правах, хотя землю нам еще в советские годы выделили законно. Буду бороться, пока есть силы», — сказал он.

Табун двигался в сторону конюшни – размеренным и неторопливым шагом. Казак не подгонял лошадок, не направлял, не торопил. Казалось, что это они задают тон, а он – просто сопровождает их.

О своих подопечных он рассказывает с теплом. Знает норов и чувствует каждого. Лошади его не боятся, а напротив – охотно приближаются, ждут, когда казак погладит их.

Спросили об Авроре, состояние которой встревожило общественность после опубликованных в соцсетях фотографий ее травмированной ноги и поцарапанной морды.

«Аврора уже чувствует себя лучше. Вчера брали ее с собой на пастбище, она бежала впереди всех. Остальные даже отстали от нее, — рассказывает Владимир Афанасьев. – Сегодня оставил ее на конюшне, чтобы окрепла. Но дай ей волю – будет бежать вприпрыжку».

Казак продолжает бороться за землю, где находилась конюшня конно-любительского кооператива «Русская тройка» на протяжении почти 30 лет. Сейчас он готовится к очередному судебному заседанию и шумиха, которую подняли в интернете волонтеры, как кажется казаку, на пустом месте, расстраивает его.

Аврора (и на двух снимках ниже)

«Сами отпустили жеребца Орлика с привязи, а он злится на Аврору, нападает на нее при любой возможности… Ревнует… Видел, как она с Шумахером флиртовала… Это другой конь, от которого у нас все лошади темного окраса… Да и сама Аврора – слабая лошадка, постоянно то одну ногу повредит, то другую… Это же понимать нужно… Лекарства ставим ей. Она поправится. Я в этом разбираюсь, — говорит казак. – На больную ногу она уже наступает. Ходит. На пастбище начали выводить».

Орлик (и на снимке ниже)

Обвинения, поступившие в адрес казака, кажутся несостоятельными. Чтобы понять, что он заботится о питомцах, как не всякий смог бы, нужно хотя бы раз проведать лошадей. На них он тратит всю свою пенсию, все свое свободное время и силы. Благодарен тем, кто помогает. Впалых боков у лошадей нет. Напротив, выглядят они прилично – приятно посмотреть.

Владимир Дмитриевич говорит, что все время, сколько существует кооператив «Русская тройка», всегда находились «доброжелатели». То лошадям отраву подсыплют, то кобылу украдут, то наговорят гадостей и жалоб понапишут в надежде, что у него лошадей заберут да им подарят. «Зачем тогда пускаете посторонних к лошадям. Тех же волонтеров, раз с их подачи в соцсетях потом нелицеприятные вещи про вас пишут?» — задаем естественный вопрос.

«Я же не изверг какой. Как не пустить? У них семьи неблагополучные, к лошадям дети тянутся. Может заботу так свою проявляют, хотя не понимают ничего ни в жизни, ни в лошадях. Пока не понимают, но всему свое время – повзрослеют… А те, кто гадости пишет, я их фамилий-то даже не знаю и лично с ними не знаком. Всегда есть такие люди, которые любят скандалы… У меня уже столько проверок было, телевизионщики приезжают, журналисты… Все это время отнимает. Мне к судам готовиться нужно, за скотиной ухаживать, а они – требуют, чтобы я оправдывался. В чем мне оправдываться-то? Плохо бы смотрел за лошадями, жестокость бы к ним проявлял, – они никогда ко мне и не подошли по доброй воле. Лошади ведь все понимают, это сильные и умные животные. Да и жеребята не родились бы, если бы плохо было лошадям. Я для них все делаю, что полагается, чтобы они были сытыми, напоенными, ухоженными и довольными. Вместо того, чтобы выдумывать, что попало, эти «эксперты» пришли бы ко мне, сказали, что не нравится, что их беспокоит, я бы им все объяснил, рассказал, показал», — говорит Владимир Дмитриевич.

Пока шли, лошади уже добрались до конюшни и ждали у ворот. Владимир Дмитриевич распахнул их и лошади вернулись «домой».

«Вы обождите, я им еще корма раздам», — сказал он и пошел заниматься обыденными делами – рассыпать по кормушкам овес и разливать воду.

Потом он по нашей просьбе вывел к воротам Аврору – она выглядела довольно бодро и, действительно, хоть и прихрамывала, но уже наступала на больную ногу.

«К зиме-то готовитесь?» — спросили мы…

«Готовлюсь. Тяжко если будет, возможно, придется какую-нибудь лошадь продать, чтобы было на что другим корма закупить, — с грустью сказал казак. – Посмотрим, как сложится. Металл был еще от старой конюшни… Его, возможно, сдам».

«А депутаты помогают? Помнится, много кто обещал и юридически помочь землю отстоять, и с обустройством помочь», — продолжаем диалог.

«Помогают все, как могут… Обычно на словах, морально, так сказать, поддерживают… Недавно помощь пришла, откуда и не ждал вовсе, реальная и настоящая, человеческая,– прокуроры сена привезли. Очень им благодарен, выручили, помогли лошадок подкормить… Корма они никогда лишними не бывают», — сказал казак.

Покупка корма – главная статья расходов при содержании лошадей. На покупку овса и сена пенсионер тратит значительную часть своей пенсии.

Пора было расставаться. Попрощались.

Владимир Дмитриевич остался у своей конюшни заниматься текущими делами. А мы уехали, продолжая восхищаться красотой природы и лошадей и удивляться силе характера казака Афанасьева, который несмотря на нападки продолжает заниматься любимым делом.

Он держит лошадей не ради прибыли, а для души. А это в наше время, когда все привыкли рассуждать о бизнесе и прибыли, — большая редкость.

PARK72.RU

0