Запретить строительство, посадить виновных и пожаловаться ФСБ

Такие жесткие меры по сохранению тюменских памятников деревянного зодчества предложили эксперты регионального отделения Общероссийского народного фронта.

В региональном штабе ОНФ обсудили сложившуюся ситуацию с частыми пожарами памятников деревянного зодчества

Открывая заседание, руководитель рабочей группы ОНФ «Общество и власть: прямой диалог» Татьяна ЛЕОНГАРД напомнила, что в последнее время участились пожары таких зданий по всей России, и тюменские активисты подняли эту проблему на федеральном уровне. Что это: злой умысел или трагическая случайность? Примечательно, что в стране ни по одному из многих фактов уничтожения бесценного наследия не возбуждены уголовные дела.

По словам кандидата искусствоведения, эксперта по объектам историко-культурного значения Елены АФАНАСЬЕВОЙ-КОЗЛОВОЙ, что первая волна массового разрушения памятников архитектуры началась в 90-е годы, когда были фактически сожжены улицы Советская и Челюскинцев. «За последнее двадцатилетие в Тобольске сгорело порядка 150 только реестровых объектов архитектурного наследия, — привела она цифры. — Мы потеряли невосполнимый пласт исторического и культурного наследия». Она добавила, что сгоревший этим летом дом купца Жернакова являлся одним из ключевых памятников архитектуры Тюмени, но не утверждает, что это был именно вандализм.

Елена Афанасьева-Козлова и Владимир Силантьев

Эксперт ОНФ, корреспондент PARK72.RU Ростислав ЖУРАВЛЕВ напомнил, что одной из функций ФСБ России является сохранение исторического наследия, потому что это вопрос национальной безопасности. Его поддержала Татьяна Леонгард, предложив адресовать ведомству запрос по сложившейся ситуации, расследованию и наказанию виновных.

Святослав Пинигин предлагает перенести памятники архитектуры из исторического центра в районы с более дешевой землей

Выгода от уничтожения старой разрушающейся постройки очевидна: владельцу остается дорогостоящая земля в престижном городском центре. Эксперты ОНФ предлагали различные варианты лишения владельцев памятников мотива освободиться от здания.
— Исторический дом — будем смотреть правде в глаза — никому не нужен, кроме тех, кто увлечен архитектурой, — считает эксперт ОНФ, предприниматель Святослав ПИНИГИН. — Может быть, целесообразно создать исторический парк и перенести на его территорию памятники архитектуры из центра? Тогда можно будет не высматривать эти деревяшки среди офисных и торговых площадей, а погрузиться в атмосферу.
— Иностранцы не могут оторвать глаз от наших деревянных исторических зданий, которые вы называете развалившимися и никому не нужными, — возмутилась сопредседатель регионального отделения ОНФ в Тюменской области, ректор Тюменского областного государственного института развития регионального образования (ТОГИРРО) Ольга РОЙТБЛАТ. — Они считают их бесценным достоянием, к которому мы относимся варварски. Татьяна Леонгард подчеркнула, что, например, немецким туристам неинтересна тюменская каменная архитектура — они ценят только наше деревянное зодчество, которого в мире осталось немного.

Елена Афанасьева-Козлова напомнила, что перенос исторических зданий запрещен законом. «Тогда они будут гореть», — заключил Святослав Пинигин.

Ольга Ройтблат считает, что на сегодняшний день в Тюмени нет архитекторов, которые могли бы разработать концепцию исторического центра

Татьяна Леонгард предложила законодательно запретить строительство зданий на месте сгоревших памятников архитектуры, приведя в пример успешное применение такой практики в Томской области. «Желание жечь отпало само собой, — пояснила она. — Нужно закрепить результат на федеральном уровне. Нам предложили обсудить эти вопросы в ноябре с Минкультуры на «круглом столе».

Участникам дискуссии идея понравилась. Архитектор, директор ООО «СибСпецСтройРеставрация» Владимир СИЛАНТЬЕВ согласился с тем, что запрет застройки участков может стать эффективной профилактикой поджогов — но что делать с этой землей дальше? Не оставлять же обугленный остов.
— Надо либо реставрировать здание, либо, может, посадить дерево, а затем на его месте восстановить памятник, — предложил он. — Мораторий на застройку 50 — 100 лет и тайм-аут в виде рощи.
— Пока нет нормальной концепции развития исторического центра и сохранения исторической среды, а не только отдельно стоящих зданий, не может быть речи о какой-то застройке, — поддержала его Ольга Ройтблат.
— Посадить деревья на месте сгоревшего памятника — это хорошо, — согласился почетный гражданин города Тюмени, руководитель реставрационной мастерской «МНИХ» Вадим ШИТОВ. — Но лучше посадить людей, ответственных за пожар. Судить должностных лиц, ответственных за сохранение памятников. Они должны нести уголовную ответственность и выплачивать средства на восстановление. Пока не будем судить, памятники будут гореть.

Евгений Захаров, Евгений Филисюк и Екатерина Журавлева

Вадим Шитов — известнейший тюменский реставратор, его золотыми руками восстановлено немало ценных объектов, которые могли быть безвозвратно утрачены. Мастер считает, что множество разрушающихся деревянных памятников еще можно спасти, если привлечь к работе специалистов. Он пояснил, что все деревянные дома разрушаются и ремонтируются с заменой элементов, и предложил сохранять оригинальные части постройки, чтобы затем по ним воссоздать точную копию, неотличимую от оригинала. «В Тюмени много моих работ, которые называют памятниками старины и удивляются их отличной сохранности, — рассказал Шитов, — но это не памятник, а новодел».

Руководитель рабочей группы ОНФ «Честная и эффективная экономика» Евгений ЗАХАРОВ привлек внимание к тому, что ряд памятников является многоквартирными домами, в которых живут люди.
— Они это делают не от хорошей жизни, и с удовольствием бы переехали, — говорит эксперт. — Неважно, что это потребует дополнительных вложений — памятник должен быть сохранен.
— Крестьяне на протяжении тысяч лет сами строили жилье и полностью себя обеспечивали, даже ткали сами, — возразил ему, обратившись к истории, эксперт ОНФ Евгений ФИЛИСЮК. — А я должен кому-то квартиру? Деревень куча — пусть едут и работают сами на себя.

«Нужно сажать не деревья, а товарищей», — считает Вадим Шитов

Драматизм ситуации заключается в том, что за счет средств фонда капитального ремонта можно проводить только ремонт здания — и ничего более. А ремонт памятников архитектуры запрещен законом — их возможно только реставрировать.

Еще одним интересным предложением стала идея обременить застройщиков, благоустраивающих набережную Туры, восстановить объекты старинной архитектуры. «Это не так дорого, по сравнению с общим бюджетом дорогостоящего капитального объекта, — считают эксперты. — Тратим же мы миллионы рублей на салюты к Дню города».

Елена Афанасьева-Козлова пояснила, что благоустраиваемый левый берег Туры — это довольно большой участок, граничащий с улицей Береговой, насыщенной памятниками и следовыми объектами. «На это тратятся огромные деньги, миллиарды, — заявила она. — Там вырубается вся зелень, и останется лысый берег с дорожками и скалодромами». Она добавила, что крупноформатных деревьев не будет, только низкорослые кустарники, поэтому исторические здания войдут в архитектурный ансамбль набережной, и их необходимо привести в достойный вид.

Программа реставрации памятников архитектуры принята в Тюменской области на срок до 2025 года, но по факту она не работает, а объектов в аварийном состоянии — множество. «На создание мультимедийного парка потрачено два миллиона долларов, — негодуют архитекторы. — На картинки деньги находятся, а на настоящие памятники истории — нет».

По словам Владимира Силантьева, в этом году в рамках областной программы не был реставрирован ни один объект. «Бюджет средства не выделяет, выживаем за счет частников, — пояснил он. — С прошлого года финансирование урезано до минимума, и выделяется только на восстановительные работы, а не на разработку проектной документации». Участники экспертного заседания пришли к решению разработать многоканальную систему привлечения бюджетных и внебюджетных средств, на примере огромного мирового опыта. В резолюцию заседания также включено решение разработать программу реставрации многоквартирных жилых домов, являющимися памятниками архитектуры.

Было решено провести мониторинг и 3D-сканирование ценных объектов архитектуры по примеру с «оцифровкой» зеленых насаждений в центре Тюмени, которую провели экологи.

Приглашенные специалисты городской администрации от участия в заседании отказались, сославшись на нерабочее время: что мероприятие началось в пятницу в 17:00. Эксперты ОНФ приняли решение держать вопрос на контроле и добиться присутствия представителей власти в следующем обсуждении.

Оксана ИСАЕВА,
фото автора

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: