Война не окончена, пока не похоронен последний солдат…

В нашей стране война не закончится никогда. Потому что тысячи безымянных и никому неизвестных могил советских солдат по сию пору раскиданы от Москвы до самого Берлина. Говорят, при взятии столицы Третьего рейха был такой приказ: хоронить погибших там, где их убили. Так что лежат наши солдатики под немецкими автобанами…

Об этом и многом другом рассказывает на встречах с тюменцами главный редактор газеты «Тюменский курьер», журналист-исследователь Рафаэль Гольдберг. На протяжении многих лет он работает в военных архивах, собирая информацию о тюменцах — участниках войны. И вот сейчас, в преддверие очередной годовщины Великой победы, делится бесценным опытом с теми, кто хочет найти хоть какие-то сведения о погибших и ушедших уже после войны отцах и дедах, узнать об их боевом пути, о наградах и последних сражениях.

Рафаэль Гольдберг

Цикл лекций «В лабиринтах военных архивов» проходит в областной научной библиотеке. Если первая была рассчитана, в основном, на молодежь – участников поисковых отрядов, то в минувший вторник в зале собралась довольно «возрастная» аудитория. Многие принесли с собой фотографии и документы – им хотелось прямо сейчас узнать хоть что-то о своих погибших солдатах.

Скажем «спасибо» Сердюкову

– Самый ругаемый министр обороны – Анатолий Сердюков, – говорит Рафаэль Гольдберг. – Но именно он 5 июня 2007 года подписал приказ о рассекречивании военных архивов. И стало возможным искать имена родных и близких, изучать боевой путь воинских частей. За то, что открылась большая часть военных архивов, мы должны быть ему благодарны.

Гольдберг начал свой рассказ с истории о том, как на берегу Дона был найден солдатский медальон, в котором сохранилась фамилия солдата: Куваев.

– Я начал искать в Тюмени, так как эта фамилия здесь известна. Поиск был трудный: родственники умирали, переезжали, названия улиц менялись, но нашёл… Медальон принадлежал Григорию Куваеву – жителю Тюмени. Сохранилась даже его фотография. Благодаря архивам удалось узнать, что он воевал в рядах печально известной 229-й дивизии, которая формировалась в Ишиме и почти полностью погибла под Сталинградом. Дивизия воевала всего 17 дней. … Мы до сих пор точно не знаем, сколько человек было в ней. Списки были уничтожены во время окружения… Удалось восстановить всего 40% списочного состава – 3484 фамилии. И знаете, как? Благодаря полевой почте. Есть такой сайт: «Справочник полевых почтовых станций». Вот кому писали родные, тех мы знаем, а остальных…

Поразительная память у Р.Гольдберга! – профессиональная, журналистская. На ходу, почти не обращаясь к так называемой записной книжке, которая представляет собой толстый талмуд, он вспоминает имена и фамилии, даты рождения, номера частей и дивизий. И, разумеется, обстоятельства, при которых погиб солдат… Или получил награду.

Список потерь. Секретно

В книге Р.Гольдберга «Страну заслонили собой», которую он представил еще во время первой лекции, – имена 346-ти тюменцев. За каждым именем, за каждой фотографией – история нашей страны.

– Вот молодой лейтенант. Фотографию принес его внук. Говорил, что дед рассказывал, как воевал. На погонах – офицерские звезды и танки… И медали на гимнастерке. Медали его, а вот погоны… На самом деле, он – не танкист и не лейтенант, а командир отделения собачьих упряжек, которые вывозили раненых бойцов с поля боя. И награды свои получил за спасенные жизни. В архивах все это есть. Но не хотел, чтобы родные думали, что он собакам «хвосты крутил», вот и придумал себе героическую биографию. Не надо его за это осуждать.

Акция «На парад с портретом деда», которая вот уже несколько лет проводится в областной библиотеке, тоже внесла свой вклад в работу Р.Гольдберга: родственники участников войны обращались к нему с просьбами найти дополнительные сведения о своих родных, о том, как они воевали, как погибли, где похоронены.

Вот, к примеру, еще один сюжет. Внук принес фотографию деда: Степан Андреевич Носков, 1895 г.р. Он был фотографом на Ленинградском фронте. Длиннофокусным объективом из окопов во время боя (!) снимал немецкие позиции, потом делал фотомонтаж, и по фотографиям определяли, где находятся огневые точки противника. Когда Рафаэль Соломонович нашел документы, оказалось, что впервые Степан Носков был зачислен фотографом в 51-ю стрелковую дивизию, которой командовал Блюхер (!) еще в 1919-м (!) году – в дивизию, которая освобождала Тюмень и юг Тюменской области от войск Колчака.

Чья это улица…

Истории, которые скрываются едва ли не за каждой фамилией, порой бывают просто поразительны.

– На прошлой неделе, – рассказывает Р.Гольдберг, – в музейном комплексе мне показали огромный альбом, который прислал в 1971 году бывший военный летчик Михаил Ефросимович Сидоров: в нем он описал свой боевой путь и подписал словами «Моим землякам».
– Он же исетский, – говорю. Там встречаются такие имена. Старообрядческие. И, действительно, этот Сидоров – из дер.Петухово Исетского района, 1921 г.р. В 1941-м году окончил летное училище в Чкаловске (Оренбурге). Летал штурманом на ночном бомбардировщике ПО-2. На «кукурузнике»… Совершил 657 боевых вылетов. Награжден многими орденами и медалями. Потом был летчиком — испытателем на казанском авиазаводе, окончил истфак МГУ, даже преподавал. И прожил 90 лет. Книжку написал про войну и не одну. Один только эпизод: бои за Киев. Ночь. Облачность 250 м. Ничего не видно. Самолет спустился ниже, и бомбили на высоте 200 м. Практически над самой землей. И четыре таких вылета за ночь. А мы улицы в городе называем, как попало. Вот чьими именами надо улицы называть. Есть прекрасные имена.

Пока слушала лекцию, вспомнила: несколько лет назад писала книгу про поселок Голышманово. Конечно, затронула тему войны. И нашла небольшую историю про 17-летнюю девочку Варю Пронькину из села Михайловское Голышмановского района. Весной 1942-го года в школу, где она училась, пришел секретарь райкома комсомола. Между прочим, Константин Лагунов, будущий писатель. Рассказывал, какое тяжелое положение на фронте. После уроков всем классом школьники отправились в военкомат. А 24-го мая девочек призвали в армию. Отправили в Омск – на курсы санитарок, потом – в составе 308-й стрелковой дивизии – на фронт. 10 сентября дивизия вступила в бой. Кстати, сменив на боевых позициях ту самую 229-ю ишимскую дивизию. Точнее, то, что от нее осталось.

А 13 сентября Варя Пронькина погибла. Ей было 17 лет. В тот день были убиты десять (!) девочек — сандружинниц – это я уже узнала из сводки боевых потерь… И о том, как они погибли, тоже… Их «бросили» в степь – ни деревца, ни холмика, и земля – как камень. Некуда укрыться. И огненный шквал с земли и с неба. Печальная история…

Список боевых апотерь 308-й с.д. Варвара Пронькина — внизу страницы

Ищут везде и не могут найти…

Спасибо не только бывшему министру обороны, но и тем, кто создавал в интернете эти сайты и многие другие и наполнял их соответствующим контентом.

Конечно, чудес не бывает, и найти получается не всех. Но все-таки есть хоть какая-то надежда. Главное – знать имя-фамилию, год рождения и место призыва. Ну, хотя бы приблизительно. Но даже если точно знаешь имя…

Вот, к примеру, Адамович Дисан Константинович. Фамилия – если не распространенная, то уж, во всяком случае, не редкая. А вот имя… С таким не пропадешь и ни с кем не перепутаешь. Но внучка солдата, которая пришла на встречу с Р.Гольдбергом, не могла найти никаких данных о его наградах. Пошли на эксперимент прямо во время лекции: в строку поиска на сайте «Память народа» ввели имя Дисан: ноль результата. Поменяли на Дисант – аналогично. «Давайте попробуем написать ДЕсант», – предложил Гольдберг. И через минуту мы уже знали, что Дисан Адамович, призванный из Ишима и по воле писаря превратившийся в Десанта, был награжден орденом Отечественной войны.

– Надо искать варианты, как писарь мог изменить фамилию при написании, – объясняет Гольдберг. У писарей фантазия иногда зашкаливала. Еще больше проблем с национальными фамилиями. Например, с татарскими. Связист Аширбеков был представлен к званию героя. Но получить не успел: попал под бомбовый налет и погиб. А в наградном листе написано Ащербаков. С большим трудом удалось восстановить истину.

А последствия таких ошибок иногда были весьма печальны. Детям погибших платили пенсию – на основании полученной «похоронки». А теперь представьте, что писарь сделал ошибку в извещении – просто написал не ту букву. И дочь так и не смогла доказать, что погиб именно ее отец…

Акция «На парад – с портретом деда» уже в разгаре. Поток детей, внуков и правнуков солдат — победителей не иссякает. Областная библиотека принимает заявки от всех желающих влиться в состав Бессмертного полка. А неутомимый поисковик Рафаэль Гольдберг готов оказать посильную помощь в поиске информации о тюменцах – участниках войны. Следующая лекция состоится 24 апреля в 15.00 в конференц-зале областной научной библиотеки.

Ольга ОЖГИБЕСОВА

0

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: