Фельдшер «ковидной» бригады скорой помощи Александр Коровин рассказал о своей работе в завершающемся трудном году

Работать на инфекционной бригаде я начал 5 апреля 2020 года. Когда заведующая обозначила, что на нашей подстанции № 2 формируются инфекционные бригады (в марте уже одну подстанцию перепрофилировали), у меня не было сомнений, мне не было страшно – выбор был очевидным.

Независимо от повода вызова – ДТП, боль в сердце или задыхается — мы всегда в защитных костюмах. Обработка машины и оборудования – не исключение, а правило. Дезинфицирующие средства на основе четвертично аммониевых соединений используются с начала пандемии. Это средство убивает вирус, его не нужно, как хлорсодержащие препараты, смывать, оно не вызывает коррозию металла и не имеет запаха, экспозиция – всего 5 минут, и можно отправляться на следующий вызов.

С конца сентября количество вызовов возросло. Бывало, нас безосновательно вызывали на незначительно поднявшуюся температуру, першение в горле, заложенность носа, потому что пациенты обеспокоены, встревожены. И когда поликлиники со 2 октября перешли на круглосуточный режим работы, мы это заметили, и мы благодарны им за неоценимую помощь.

При любых обстоятельствах сохраняю присутствие духа. Мне нравится просто работать, помогать людям. И когда вытаскиваешь пациента из критического состояния, когда понимаешь, что справился, спас, смог, то в этот момент испытываешь такой эмоциональный подъем, такой заряд, что готов свернуть горы.

Недавно стали свидетелями ДТП – при нас мотоциклиста сбили. Это уже наша зона ответственности, даже если мы направлялись на срочный вызов. По тактике мы сообщаем в оперативный отдел, и там быстро находят другую бригаду, по расположению ближайшую к тому первому вызову. Далее мы проводим осмотр пострадавших, оказываем помощь, эвакуируем в стационар, если требуется.

Люди по-доброму к нам относятся, даже если они ожидали длительное время – все равно вежливо, спокойно, с пониманием встречают нас, они знают, что нагрузка большая – им это уже диспетчер сообщил, когда они перезванивали. И вообще, за 10 лет работы только один раз на вызове была неприятная обстановка – человек бросился на меня с кулаками.

С нарушением сердечного ритма нам нужно было транспортировать пациента из поликлиники в Областную клиническую больницу № 1. У пациента был другой план: он собирался сесть в свою машину и под нашим чутким сопровождением добраться до дома, затем пересесть в нашу машину и поехать в больницу. Я предупредил, что дорогой с ним может случиться всякое – сердце у него билось больше 200 раз в минуту. Он ругаться с нами начал, а мы ему объяснять, что машина его на парковке дождется, что за ней он обязательно вернется, когда его подлечат в больнице и выпишут. Через пару минут он внезапно потерял сознание, у него остановилось сердце. Мы увидели на мониторе кардиографа крупноволновую желудочковую фибрилляцию и начали с коллегой реанимационные мероприятия. Спасли, спустя 5 минут сердце вновь забилось.

Благодарный пациент узнал меня по походке, и даже сиз ему был не помехой. Доставили пациента в инфекционную больницу, идем обратно к машине, и тут кто-то с окошка кричит нам: «Доктор, доктор, вы меня помните? С Обороны забирали меня полторы недели назад. Я себя хорошо чувствую, на поправку иду. Спасибо вам за помощь!

PARK72.RU,

Фото Ирины БЕРДЮГИНОЙ

1+