Открытое письмо членам Союза писателей России, ЛИТО «Арион», жителям Тюмени и Тюменской области

Невероятная ситуация сложилась в тюменском литературном сообществе.

Ольга Адольфовна Ожгибесова

В 2019 году я закончила работу над черновым вариантом исторического детектива «Приказано похоронить с почестями». В основу повести положены два реальных факта: несостоявшееся покушение советского разведчика Николая Кузнецова на гауляйтера Украины Коха в 1944 году и поиски могилы Н. Кузнецова в 1959 году. На этом «историческая правда» заканчивается.

Почему именно эти факты? Потому что я не согласна с официальной версией гибели разведчика. Мне она не кажется единственно верной. Более того – при детальном анализе выглядит весьма сомнительной. Но документально ничего неизвестно, поэтому все герои повести – вымышленные, сюжет повести – художественный вымысел, обстоятельства, в которых действуют герои, – также художественный вымысел,  на который писатель, безусловно, имеет полное право.

Полковник ФСБ в отставке В.Вирченко пишет в своей книге «Агент» – 600-страничном издании, в котором собрана масса документов, связанных с жизнью и смертью Николая Кузнецова: «Пытаясь разобраться в истории с гибелью Кузнецова, пришлось столкнуться с множеством версий. При отсутствии достоверных документов, фактов – это неизбежно. Есть … вопросы и непонятные моменты. Предоставляю право искать (ответы) самому читателю».

Но есть и другой «настоящий полковник», который думает совсем по-другому…

Черновую рукопись я направила секретарю Тюменского регионального отделения Союза писателей России Леониду Кирилловичу Иванову для чтения и, возможно, получения замечаний и рекомендаций, чтобы  внести в текст соответствующие исправления.

По непонятной для меня причине, без моего на то разрешения, нарушая мои исключительные авторские права,  Л.К. Иванов передал рукопись бывшему полковнику КГБ Н.В.Зензину.

В нарушение ст.1255 ГК РФ , согласно которой автор имеет исключительные права на свое произведение, в т.ч. право на неприкосновенность и право на обнародование произведения, ст.1259 ГК РФ, согласно которой авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, ст.1266 ГК РФ, согласно которой не допускается без согласия автора снабжение произведения при его использовании комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения), Н.В. Зензин не только сам прочитал чужую рукопись без разрешения автора, но и начал распространять ее среди своих знакомых, сопровождая оскорбительными и клеветническими комментариями и провоцируя других людей на ответные оскорбления и клевету.

Более того, Н.В.Зензин написал и опубликовал книгу-опровержение на мою рабочую рукопись (!), раскрывая ее содержание, используя целые куски из чужого, нигде ранее не опубликованного текста, сопровождая все это оскорбительными комментариями и клеветническими измышлениями.

Камнем преткновения оказался те самые  факты, связанные с   разведчиком Н.Кузнецовым, которые я использовала в качестве триггера в своей рукописи: несостоявшееся покушение и поиски могилы. На этом основании Н.В.Зензин заявляет, что повесть написана о Николае Кузнецове. В то же время он постоянно уличает меня в незнании истории, в несоответствии реальных исторических фактов тем, которые описаны в рукописи, не понимая, что этим  как раз и подтверждает: я не шла за историческими фактами, не искажала их, я придумывала другие факты и события.  Это не мешает Н.В.Зензину обвинять меня в искажении истории и очернении памяти разведчика. Хотя я не понимаю: сомневаться в обстоятельствах его гибели – значит очернить память?!

Далее – цитаты из опубликованной (!!!) книги (!!!) Н.В. Зензина «Покушение на разведчика»:

  • …впервые в жизни прочитал, что разведчик Кузнецов предатель.
  • … автор выполняла заказ людей, которые не любят Россию, относятся к ней враждебно.
  • Сочинитель этого опуса решила пойти … путем лжи, клеветы и явного искажения правды о войне и ее героях.
  • Оболганы святые для нас люди. Автор поставила своей целью унизить и оболгать их.
  • …этих людей она оклеветала, а вместе с ними и нашу славную историю Великой Отечественной войны.
  • В Тюмени некто Ольга Адольфовна в своей книге «Приказано похоронить с почестями» путём явной лжи и махинаций с фактами называет его трусом и предателем.
  • Это она … впервые осмелилась назвать трусом и предателем одного из лучших разведчиков Великой Отечественной – Героя Советского Союза Николая Ивановича Кузнецова.
  • Вполне можно было ожидать от Ольги Адольфовны появления её довольно агрессивной, во многом действительно «не совсем советской» повести. Партизаны, чекисты, Герои войны оболганы… И даже погоды хорошей нет.
  • Она искажает сложившуюся картину былого, связанного не только с деятельностью героического военного разведчика, но и с деятельностью офицеров известной группы – честь и достоинство их оказались опороченными, а образ советских людей, живших в 60-е годы, неприлично шаржирован.
  • … она решила, по примеру некоторых «либералов», поплясать на костях и задеть за живое, переиначив историю побед и успехов народных героев.

Читаю и прихожу в ужас: это все я?! Абсурд ситуации заключается в том, что я даже не имею возможности оправдаться, потому что не могу сказать: прочитайте мою книгу – в ней нет ничего подобного! Книги нет! Есть только рукопись.

Но дальше еще хлеще. Н.В. Зензин и его «единомышленники» опускаются до откровенных оскорблений:  «Так и хочется посоветовать автору взять литературный псевдоним – «Бесова» или «Мракобесова». Другого эпитета, кроме как «мракобесие», этот пасквиль не заслуживает»».

– … а стоило ли ожидать чего-либо иного от человека по имени Ольга Адольфовна… (!!!)

– Автору повести «Приказано похоронить с почестями» следовало … задуматься над вопросом: стоило ли и стоит ли ей жить с народом, который она так ненавидит, а главное – имеет ли она моральное право на такую интерпретацию событий, подчёркивая их историческую достоверность? Кто вы и с кем вы, Ольга Адольфовна?

В своем человеконенавистническом азарте Н.В.Зензин не останавливается даже перед публикацией оскорблений, прозвучавших в адрес моего деда, расстрелянного по ложному доносу в 1937 году и реабилитированном в 1985 году: «Надо еще посмотреть, за что он был расстрелян». Моего отца, родившегося в 1932 году и виноватого лишь в том, что ему дали модное в то время иностранное имя,  называют «папа Адольф»,  еще раз подчеркивая тем самым, что ничего другого, кроме посягательства на святое, люди с таким именем придумать не могут. Оскорбляя махом всех, то носит имя Адольф и  имеет соответствующее отчество. Где предел хамству и цинизму?!

Книга Н.В.Зензина напечатана тиражом 500 (!!!) экз., он активно распространяет ее в соцсетях. Не постеснялся даже разместить ссылку на нее на моей странице в ФБ.

Кстати, недовольство бывшего полковника вызвало и то, что я даю негативную оценку некоторым сотрудникам советских органов госбезопасности. Но разве сам Н.В.Зензин, на пустом месте создавший из писателя врага народа, организовавший, как в старые добрые времена, общественное осуждение зарвавшегося писаки, – не подтверждение того, что в этой организации работали далеко не ангелы? Или тысячи расстрелянных людей, сотни тысяч загубленных судеб – тому не подтверждение?

Между тем, осенью 2020 года я представила обновленный вариант рукописи на международный литературный конкурс «Уральский книгоход», где команду экспертов возглавила член Совета при Президенте России по русскому языку Ольга Ребковец. И ни она, ни члены компетентного жюри – писатели и филологи – не обнаружили в повести всего того, что инкриминирует мне Н.В.Зензин и его «команда». Повесть заняла 1-е место.

То ечть, Президент О.Ребковец доверяет, а Н.В.Зензин – нет? Так и хочется спросить: может, вы не доверяете Президенту, господин Зензин?!

Не находят никакого криминала в рукописи и мои коллеги – тюменские писатели, которых я попросила дать отзыв на нее.

Член Союза писателей России А.П.Захаров: «… Если что-то не сходится с анкетными данными и характеристикой Н.Кузнецова, то это потому, что она писала не о нем, а о вымышленном герое… Ее герой остался живым, никого не предавая… И не надо искать у автора злобный умысел опорочить его светлую память. А также опускать до оскорблений личности Ожгибесовой…».

Член Союза писателей России Ольга Гультяева: «Ни в предисловии, ни в самой рукописи нет ни одного упоминания фамилии разведчика Николая Кузнецова, как нет и заявления о том, что данная рукопись является документальной биографией этого разведчика.

Рукопись, на мой взгляд, не содержит умышленных искажений исторических фактов, а главный герой повести – высококлассный разведчик – ни разу по тексту не подвержен унижению либо оскорблению. Напротив, он показан профессионалом, выполняющим свой долг, с одной стороны, и живым человеком с другой. …

Налицо нарушение исключительных авторских прав О.А. Ожгибесовой, у которой и книга еще не вышла, а её уже цитируют в постороннем издании».

По сути дела,  против меня фабрикуют политическое дело –  сродни тем, которые фабриковались в 60-70е годы против советских писателей. Ощущаю себя одновременно Пастернаком, Бродским и Солженицыным. А в 37-м году меня бы уже расстреляли – после пыток в подвалах НКВД.

А что же руководитель тюменской писательской организации Л.К.Иванов, который, по сути, и заварил всю эту кашу, передав рукопись постороннему лицу, которому она никак не предназначалась? А ничего. Он убежден в том, что я сама виновата, потому что не надо было высказывать  свое мнение об обстоятельствах гибели Н.Кузнецова. Мол, поэтому Н.В.Зензин и возбудился. То есть, не носите короткие юбки, потому что вас могут изнасиловать, а если изнасилуют, то вы сами виноваты, потому что не надо носить короткие юбки. Преступник просто возбудился… Железная логика!

А Гражданский кодекс вы, Леонид Кириллович, не изучали? Вы не знакомы с авторским правом?

Добавлю, что Л.К Иванов знал о том, что Н.В.Зензин пишет абсурдную книгу — опровержение на мою рукопись. Знал, но не счел нужным даже предупредить меня!!! Я узнала об этом, когда книга уже вышла – от совершенно постороннего человека.

Более того, когда на первом после пандемии заседании ЛИТО я попыталась рассказать о сложившейся ситуации, Л.К.Иванов начал откровенно затыкать мне рот, мотивируя это тем, что в зале нет оппонента, который может мне ответить. С каких пор человек, публично, в интернете и в печатном издании оскорбивший другого человека, называется оппонентом?! Он уже все сказал! И почему оскорбленный им человек не может об этом рассказать?!

Все, что мне было нужно от Л.К. Иванова, – признание того, что он нарушил мои исключительные авторские права, чем спровоцировал эту ситуацию, и, разумеется, извинений. Ни того, ни другого я не дождалась. А я уважала и всегда поддерживала вас, Леонид Кириллович. Тем тяжелее разочаровываться.

Как журналист и писатель я имею безупречную репутацию, и не для того ее зарабатывала, чтобы бывший полковник КГБ, до сих пор живущий в реалиях эпохи товарища Брежнева, разрушил ее – с помощью секретаря писательской организации.

Рассматриваю эту вакханалию как неприкрытое наступление на свободу творчества, свободу мнения и откровенное пренебрежение базовыми законами РФ. Господа Зензин и Иванов, встретимся в суде.

Ольга ОЖГИБЕСОВА,

член Союза журналистов России, член Союза писателей России,

СПРАВОЧНО

Ожгибесова Ольга Адольфовна — автор 13-ти книг стихов и прозы, Публицист года, Лауреат конкурса «Золотое перо России» СЖ РФ,  Публицист года – 2003, лауреат Всероссийской премии «Произвол в законе», Гран-при межрегионального фестиваля «Православие и СМИ»,  лауреат регионального конкурса «Книга года» в номинации «Лучшая художественная книга», дипломант Международного литературного конкурса им. О. Бешенковской (Германия),  дипломант премии П.П.Ершова, лауреат премии им. И.Ермакова, премии им. Муравленко «За вклад в литературу», Гран-при межрегионального фестиваля «Православие и СМИ», лауреат премии полпреда УрФО  в номинации «Проза», победитель международного литературного конкурса «Уральский книгоход», лауреат и дипломант ряда городских, областных и российских фестивалей и конкурсов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2+